Легко ли стать офицером…

Недавно в нашем агентстве в рамках проекта «БВГ-гостиная» состоялся круглый стол, посвященный отечественной системе военного образования.

Вместе с представителями управления военного образования, руководством Военной академии Республики Беларусь, Минского суворовского военного училища, начальниками военных факультетов учреждений высшего образования мы обсудили вопросы подготовки будущих офицерских кадров, профессорско-преподавательского состава военных учебных заведений, оптимизации системы военного образования…

Что делать, если молодые офицеры не желают заключать второй контракт? На что следует обратить особое внимание при подборе абитуриентов в Военную академию и на военные факультеты учреждений высшего образования, дабы они стали настоящими офицерами? А может, нынешняя молодежь попросту не готова к армейским трудностям? Достаточно ли четырех лет для подготовки военного медика или летчика?..

Ответить на эти и многие другие вопросы мы попытались во время нашей дискуссии.

Кто виноват?

В этом году почти у 500 офицеров, несколько лет назад окончивших Военную академию Республики Беларусь, военные факультеты, действующие в белорусских вузах, и военно-учебные заведения Российской Федерации, завершается первый контракт с Министерством обороны. Некоторые из них планируют уволиться в запас. По отдельным специальностям эта цифра достигает 25 процентов.

Такая статистика, пусть пока и предварительная, не может не огорчать. Причины нежелания продлевать контракт офицерами остаются прежними: невысокое денежное довольствие, отсутствие собственного жилья, трудности с получением служебного, загрузка в служебной деятельности…

А может, в этом во многом виновны и военные учебные заведения или следует внести изменения в методику отбора кандидатов для поступления? С этих вопросов и началась наша беседа.

Основная работа с абитуриентами начинается с момента подачи ими документов в военный комиссариат для поступления в тот или иной военный вуз. Согласитесь, каждого поступающего в учреждение высшего образования молодого человека можно оценить по трем критериям: его знаниям, состоянию здоровья и, естественно, мотивации, то есть желанию учиться и впоследствии выполнять возложенные на него обязанности.

Выходит, портрет идеального курсанта прост: умный, физически подготовленный юноша с чувством патриотизма, понимающий ответственность своего жизненного выбора. Но такова ли нынешняя молодежь? Чем мотивированы молодые люди в наше время? Как привлечь их внимание и добиться того, чтобы в Военной академии и на военных факультетах обучались достойные, именно те, кто в будущем станет с честью носить офицерские погоны?

К сведению, отечественная система военного образования представлена сегодня Военной академией Республики Беларусь, семью военными факультетами, действующими в учреждениях высшего образования… Если говорить о конкурсах и проходных баллах, то в Военной академии традиционно престижными остаются факультеты связи и автоматизированных систем управления, внутренних войск, военной разведки.

На военных факультетах в учреждениях высшего образования самый высокий проходной балл на военном факультете в Белорусском государственном университете — на специальность военного юриста (в 2011 году он составил 273). По специальности «промышленное и гражданское строительство» на военно-техническом факультете в Белорусском национальном техническом университете проходной балл составил 230. Много желающих стать военными медиками (средний проходной балл на военно-медицинском факультете в Белорусском государственном медицинском университете — 264), специалистами по физической подготовке военнослужащих (235).

Как показывает практика, тот, кто осознанно выбирает будущую профессию и готовится к ней со школьной скамьи, при необходимости пользуется услугами репетиторов, изучает предметы, выходя за рамки школьной программы, обязательно добивается желаемого результата и становится курсантом. И неважно, с медалью он окончил школу или гимназию или нет. Не всегда ребята, успешно усваивавшие школьную программу, на столь же высоком уровне постигают специальные дисциплины в стенах военного вуза. Необходимо иметь прочные знания по профильным предметам. Если, к примеру, речь идет о факультете связи и АСУ — то это физика и математика, о специальности журналиста — то, разумеется, русский язык.

Немаловажна и физическая подготовка будущего офицера. Проверка уровня физической подготовленности для абитуриента-2012 включает в себя выполнение следующих упражнений: бег на 100 метров (максимально возможное для сдачи время — 14,8 сек.), бег на 1,5 километра (максимум — 6 мин. 6 сек.), подтягивание на перекладине (не менее 9 раз). По данным нормативам оценивают абитуриентов из числа гражданской молодежи. Вполне очевидно: если парень в школе со спортом дружил, то проверку уровня физической подготовленности он сдаст легко. Тем более что с этого года физическая подготовленность кандидатов будет оцениваться в форме «зачет» или «незачет».

Напомним, что абитуриенты, поступающие на факультет военной разведки Военной академии, будут сдавать, кроме того, норматив по плаванию.

Если со знаниями, силой, быстротой и выносливостью абитуриентов все сравнительно четко и понятно (они либо есть, либо их нет), то с мотивацией, с осознанием выбора будущей профессии у вчерашних школьников дело обстоит гораздо сложнее.

— Молодежь у нас ни хорошая, ни плохая. Она другая, — именно так сказал во время горячего обсуждения начальник Военной академии генерал-майор Сергей Бобриков.

И вправду, если задуматься — на дворе ХХI век, другие ценности, другие возможности, да и страна другая, если сравнивать нынешних подростков с ребятами, жившими во времена Советского Союза. Основной лозунг многих — «Бери от жизни все!».

Вот и получается, что нынешние мальчишки не довольствуются тем, что есть (как делали предыдущие поколения), а всегда требуют большего, лучшего, при этом зачастую прилагая меньше усилий.

В формировании патриотизма у современной молодежи, трепетного отношения к словам «долг», «честь», «Родина», по мнению офицеров, должны принимать участие семья, учителя, так называемое довузовское окружение человека, общество в целом. Потому что нельзя курсанта в одночасье или даже за время учебы сделать настоящим гражданином государства, верным другом, ответственным и рассудительным человеком, если до этого ему не прививались эти ценности.

Грустно осознавать, но молодежь сейчас менее самостоятельная. В большинстве случаев именно родители, а не сам парень, мечтают, чтобы он учился в военном вузе, в перспективе надел погоны офицера. В результате он осуществляет «свою мечту», а спустя некоторое время понимает, что это — не его. Ему тяжело, он чувствует себя не в своей тарелке, мучает себя и других. И какого же лейтенанта мы получаем после выпуска?

О несамостоятельности и неумении отдельных молодых офицеров определиться в жизни свидетельствует яркий факт: в беседе со старшими командирами некоторые офицеры, собирающиеся уходить из армии, банально «переводили стрелки» на друзей, родителей, жен. Мол, это именно они посоветовали не продлевать контракт. А уж случай, когда одного из офицеров мама лично за руку повела на прием к министру обороны — «восстановиться в армии», просто смешон. Хочется спросить у таких лейтенантов‑капитанов: «А где же ваше личное мнение? Где ваша взрослость, о которой вы в одночасье забываете?».

Участники круглого стола не отрицали — надо глубже изучать мотивацию абитуриентов при поступлении в военное учебное заведение. А то, как признался один из начальников военных факультетов, дело иной раз доходит до абсурда. Когда курсанта, желающего отчислиться из вуза уже на начальных курсах, спросили: «Как же так? Ты же сам шел сюда, целенаправленно?!», он ответил: «А мы с папой смотрели сериал «Солдаты» и думали, что в армии так же весело и интересно».

К поступающим нужен индивидуальный подход.

Кадет или нет: тяни билет!

Отдельно во время круглого стола шел разговор о выпускниках Минского суворовского военного училища. Проанализировав информацию за прошлые годы, специалисты управления военного образования Вооруженных Сил пришли к выводу, что сейчас только половина выпускников училища поступает в военные учебные заведения.

— Раньше, когда срок обучения в Минском СВУ составлял два года, процент поступающих был намного выше, ведь ученик выпускного класса более осознанно подходит к своему жизненному выбору, нежели пятиклассник, — подчеркнул заместитель начальника управления военного образования полковник Владимир Вдовицкий.

Сегодня система образования страны представлена лицеями, гимназиями, различными профессионально-техническими учреждениями. И уровень подготовки у обучающихся здесь ребят достаточно высок.

Заместитель начальника Минского суворовского военного училища по учебной работе Татьяна Кулеш пояснила, что, по-видимому, суворовцы боятся высокого конкурса в Военную академию и на военные факультеты, поэтому поступают в гражданские вузы:

— Если бы нашим ребятам были предоставлены льготы при поступлении в академию и на военные факультеты, они бы с радостью становились офицерами.

Напомним, что на сегодняшний день льготы для суворовцев существуют лишь на общевойсковом факультете Военной академии. Но тут опять же возникает вопрос: делать льготы всем суворовцам или только самым лучшим, с баллом аттестата 8–10? Или только медалистам, процент которых немал (в прошлом году среди выпускников Минского СВУ таких было 11)?

Хотя, если разобраться, выпускнику суворовского военного училища при неудачной попытке поступления в Военную академию или на военный факультет ничего не мешает подать документы для поступления в гражданский вуз. Так, может, не конкурса боятся кадеты? Но чего тогда?..

Выпускники суворовского училища традиционно были на голову выше остальных курсантов. Однако во время круглого стола не все начальники военных факультетов положительно отзывались о воспитанниках Минского СВУ, мол, некоторые учатся неважно, а кто-то вообще был отчислен…

Получается, важны не льготы, а все та же мотивация, четкое осознание своего выбора. Человек должен ставить перед собой цель и твердо следовать к ней!

Пять или четыре?

В прошлом году Президент Республики Беларусь поставил задачу оптимизировать сроки обучения в учреждениях высшего образования. Не так давно Министерство образования объявило о готовности некоторых вузов перейти с пятигодичного срока обучения на четырехгодичный.

Коснется ли оптимизация образовательного процесса военных учебных заведений? К примеру, каким через несколько лет мы увидим выпускника военно-медицинского факультета в Белорусском государственном медицинском университете? Ведь сегодня здесь готовят специалистов в течение шести лет, молодые медики проходят также интернатуру. Но смогут ли они освоить учебную программу и получить необходимые практические навыки за четыре года? Признаться, не хотелось бы стать пациентом столь скороспелого офицера медицинской службы.

Много вопросов (и не только у нас, но и у наших читателей) возникает и в отношении других специалистов.

Участники круглого стола раскрыли карты.

Начальник военно-медицин­ского факультета в Белорусском государственном медицинском университете полковник медицинской службы Светослав Шнитко успокоил: сокращение сроков обучения не коснется подготовки военных медиков по специальности «лечебное дело». Даже в грозные годы Великой Отечественной войны медиков вызывали с передовой для того, чтобы повышать их квалификацию. Сегодня уж точно нет необходимости в экономии на медицинском образовании.

Не будут сокращены сроки обучения летчиков, курсантов, овладевающих инженерно-техническими специальностями…

Но это не значит, что Министерство обороны останется в стороне от оптимизации сроков подготовки военных кадров. Тем более что в учебные программы действительно заложены предметы, от которых можно отказаться частично или полностью.

— Мы внимательно проанализировали ситуацию, — сообщил полковник Владимир Вдовицкий, — некоторые учебные занятия попросту дублируют школьную программу, от чего-то мы с радостью отказались бы и раньше, но Министерство образования было против. К счастью, сегодня есть взаимопонимание. В вопросах сокращения сроков обучения мы подойдем избирательно к каждой специальности.

Вероятнее всего, будет сокращен блок социально-гуманитарных дисциплин. Кто-то откажется от написания дипломных работ, как это уже сделали военные финансисты на военно-техническом факультете в Белорусском национальном техническом университете, тем самым сократив срок своего обучения на полгода. В Военной академии на один год планируется сократить обучение специалистов, которые по окончании учебы не получают квалификации «инженер».

Но, как заверил начальник главного военного учебного заведения страны генерал-майор Сергей Бобриков, сделано это будет не в ущерб качеству:

— Существующие учебные планы и программы перегружены. Необходимо пересмотреть их, что, соответственно, удешевит и систему образования. Вспомните, как нас учили — мел, доска, бумага, диафильмы, указка… Но ведь сейчас есть компьютерные классы, тренажеры, учебно-методические комплексы, передовые методики, позволяющие довольно интенсивно организовывать образовательный процесс. Это существенное подспорье в обучении!

Кстати, если в гражданских вузах могут забыть о физической подготовке, то людям военным отказаться от нее по меньшей мере неразумно. Делать это никто не собирается.

Больше внимания будет уделяться военным дисциплинам, практической составляющей в подготовке будущих офицеров — именно на совершенствовании отдельных аспектов этих вопросов акцентируют внимание войсковые командиры в отзывах на лейтенантов.

Не стоит забывать, что, в отличие от студентов вузов, летний отдых которых составляет два месяца, курсанты отдыхают только один месяц. А значит, летний период по-прежнему будет активно использоваться для проведения стажировок и войсковых практик.

Впрочем, слушая разумные мысли наших гостей, невольно вспоминались цифры, озвученные в начале нашей беседы, — не все офицеры в этом году планируют продлевать свой первый контракт. Некоторые из них признались, что не нашли себя в войсках. Возможно, в этом виновны и их командиры, которые не смогли достучаться до сердец своих подчиненных? Хотя многие и не пытались этого делать — таков их стиль управления…

Так что, оптимизируя систему военного образования, хотелось бы все-таки наряду с подготовкой высококлассных специалистов не забывать и об основах педагогического мастерства командиров, которые тоже необходимо закладывать в будущих офицерах. Дабы потом не потерять что-то очень важное. Такое пожелание к участникам круглого стола высказал начальник нашего агентства полковник Андрей Шубадеров.

Практик или теоретик?

Действительно, кто сегодня предпочтительнее в роли педагога? Человек, прошедший многие командирские должности в войсках и пришедший в военное учебное заведение передавать свой опыт будущим офицерам, или, допустим, не вкусивший войсковой службы выпускник Военной академии, за плечами у которого магистратура и адъюнктура?..

Однозначно ответить на этот вопрос сложно.

Как выяснилось, нет здесь единого мнения и у руководителей Военной академии и военных факультетов. При подборе профессорско-преподавательского состава каждый из них исходит из своих возможностей.

Начальник военно-технического факультета в Белорусском национальном техническом университете полковник Николай Селивончик не скрывал, что охотно берет на факультет офицеров‑практиков из  войск. Начинающие преподаватели проходят подготовку на различных курсах. К примеру, в настоящее время 22 представителя военно-технического факультета в БНТУ обучаются на базе Республиканского института высшей школы.

Заместитель начальника военного факультета по учебной и научной работе в Минском государственном высшем авиационном колледже подполковник Юрий Андрианов не скрывал, что завидует коллегам, которые могут брать на факультет офицеров из войск:

— У нас укомплектованность профессорско-преподавательским составом составляет 83 процента. На факультет приезжали десять офицеров, желающих проходить у нас службу и поделиться опытом. Восемь из них мы отобрали. Но получили пока одного. Хотелось бы, чтобы и в отношении остальных их командиры и начальники приняли положительные решения. Будущего офицера должен учить грамотный, знающий свое дело педагог. Тогда мы на выходе получим то, что требуют от нас «заказчики».

Действительно, летчикам сегодня грех жаловаться на отсутствие керосина — летают с утра до вечера, а также ночью. Постоянно обслуживают самолеты и техники — одна смена сменяет другую. Люди нужны, и понять командиров авиабаз можно. Но что делать факультету? Тем более что служить в Минск сегодня едет не каждый офицер — слишком остра жилищная проблема…

Возможно, поэтому отдается предпочтение молодым преподавателям, которые, будучи курсантами, решили посвятить себя научной и педагогической деятельности? На некоторых военных факультетах такие составляют более восьмидесяти процентов от общего числа.

Трудно не согласиться с генерал-майором Сергеем Бобриковым, отметившим, что у человека, помимо желания, должна быть склонность к преподавательской деятельности. И подготовка хорошего педагога — длительный процесс: магистратура, адъюнктура…

Можно, конечно, взять офицера-практика из войск, но прошедшего обучение на командно-штабном факультете или факультете Генерального штаба Вооруженных Сил — для него это будет хорошим подспорьем в дальнейшей работе.

В свою очередь, полковник медицинской службы Светослав Шнитко обратил внимание и на такой немаловажный момент, как преемственность. На военно-медицинском факультете в БГМУ трудится немало педагогов, которые после увольнения в запас передают свой опыт молодежи. Возможно поэтому, на данном факультете наибольший процент педагогов, имеющих ученые степени и звания.

Равняться на лучшее?

На прямой вопрос, что мешает готовить высококлассных специалистов, наши гости единодушно ответили: «Ничего».

Если где и существуют проблемы с материально-технической базой, то они вполне решаемы — было бы желание у руководства академии и военного факультета. И с этим участники круглого стола были согласны. Ведь денежные средства, получаемые от образовательной деятельности, остаются в вузе. Развивайте науку, привлекайте иностранных специалистов, зарабатывайте деньги!

Конечно, если бы еще новые образцы вооружения и военной техники поступали в первую очередь в учреждения военного образования. Как это было раньше, во времена Советского Союза. Или как это сделали в свое время командование ВВС и войск ПВО и главное управление идеологической работы Министерства обороны, отправив соответственно образцы комплексов средств автоматизации и первый подвижный информационный центр в Военную академию Республики Беларусь.

Активно используют военные учебные заведения и такую хорошую возможность для обмена опытом, как ежегодные смотры-конкурсы на лучший военный факультет, проводимые управлением военного образования Вооруженных Сил. Уже несколько лет смотры-конкурсы проводятся и среди учреждений высшего образования государственных органов системы национальной безопасности Республики Беларусь.

Разумеется, не могли мы обойти вниманием и вопросы, предложенные для «БВГ-гостиной» вами, уважаемые читатели.

Один из них, вызвавший жаркую дискуссию на форуме Министерства обороны, касался краткосрочных курсов по подготовке младших офицеров.

Можно ли за три месяца подготовить полноценного офицера? Не девальвирует ли такой подход офицерское звание?

Участники круглого стола не отрицали, что за три месяца невозможно дать человеку тот объем знаний, который получает лейтенант за время обучения, допустим, в Военной академии. Но ведь на курсы направляют военнослужащих, имеющих соответствующий уровень общего образования, прослуживших на офицерской должности не менее года, являющихся специалистами своего дела, прошедших хорошую подготовку в войсках, и самое главное — это люди мотивированные! Как правило, их не приходится уговаривать продлевать контракт, как многих армейских профессионалов, проучившихся по пять лет в Военной академии или на военных факультетах.

А значит, пока последние будут покидать армейский строй, от этого далеко не основного источника комплектования Вооруженных Сил офицерами в стране не откажутся.

Целый блок вопросов был задан некоторыми слушателями командно-штабного факультета. Один из недостатков обучения, по их мнению, — оторванность теории от практики.

И еще: офицеры, обучающиеся на КШФ, сетуют на вынужденный отрыв от семьи на два года — предоставить семьям слушателей жилье Военная академия пока не в силах.

Отвечая на эти вопросы, начальник Военной академии отметил, что принцип обучения на командно-штабном факультете построен таким образом, что слушатели повышают свои знания не только на полигонах, но и в самих группах, общаясь друг с другом. С созданием в Военной академии факультета ракетных войск и артиллерии слушатели КШФ будут привлекаться к занятиям с курсантами, а с появлением в академии современного лазерного артиллерийского полигона — получать практику не хуже, чем в поле. Но это не значит, что офицеры не будут совершенствовать свои навыки в полевых условиях.

А что касается обеспечения слушателей КШФ жильем, то оно обучаемым предоставляется. Правда, пока без возможности проживания семьям. Даже во времена Советского Союза получить номер в семейном общежитии считалось большой удачей.

Безусловно, размеры Беларуси несравнимы с масштабами СССР — в выходные всегда можно наведаться к своим домочадцам. Но хочется надеяться, что мы перестанем сравнивать с худшим и будем всегда равняться только на лучшее. И в военном образовании тоже.

Подполковник Александр Макаров, makarov@vayar.sml.by

Капитан Андрей Бокза,  bokza@vayar.sml.by­

Предлагаем обсудить данный материал на форуме официального сайта Министерства обороны Республики Беларусь http://forummod.bn.by в разделе «Обсуждение статей в «Белорусской военной газете. Во славу Родины».

1 552 views

Обсуждение закрыто.