ОТДЫХ В ТАЙГЕ

Мы в уссурийской тайге. Живем в зимовье. До ближайшего населенного пункта — не меньше тридцати километров.

Утром охотник-промысловик, которого я звал просто Дед, говорит:

— Сегодня отдыхаем — выходной.

— И что мы будем делать — спать? — спрашиваю я.

Дед веселым голосом говорит:

— Сходим на охоту, помоемся в баньке, выпьем кваску, а вот тогда уже спать. Утверждаешь?

— Какая разница? Вчера были на охоте — убили кабана, а сегодня снова пойдем искать дичь? Что это за выходной?

Дед:

— Вчера была промысловая охота, мы добыли мясо государству, а сегодня пойдем охотиться на расслабоне. Знаю одно место — коз там не счесть. Если повезет, будет козлятина, а то все свинья да свинья…

И вот мы в тайге в режиме отдыха. Середина ноября. Снег выпал, но потеплело, и на южных склонах сопок он потихоньку растаял. Северная же сторона сопок осталась покрыта тоненьким белым слоем. Безусловно, все животные будут на южной, теплой стороне.

Подошли мы к небольшой, с пологим склоном, сопке, покрытой мощными редкими кедрами, а в подлеске — негустым дубняком. Желудей много. Значит, звери здесь есть. Дед знает, где охотиться.

Промысловик пошел по верхней части склона, я — по нижней. Между нами бегала собачка по кличке Крым. Умный, хороший охотник и исключительно преданный Деду. Увидев меня впервые, пес с грозным лаем ринулся загрызать. Но хозяин отозвал его, что-то шепнул на ухо — и Крым успокоился. Он просто перестал меня замечать.

Сегодня Крым — главный наш помощник на охоте, пес должен нагнать на нас дичь.

Шли мы больше часа. Собачка бегает между нами, ищет зверя, но пока безрезультатно.

Внезапно на середине склона Крым как-то странно тявкнул. Это был не лай, а какой-то странный звук. И сильно заколыхались кусты.

Я — туда: ружье наготове, иду быстро, стараясь не шуметь. Подошел и с ужасом вижу: лежит наша собачка мертвая…

Подошел Дед. Все внимательно осмотрел и печально определил: поскольку труп собаки лежит без головы и шеи, значит, зверь схватил Крыма сверху туловища. Сдавил так, что голова вошла внутрь груди. Дед сказал:

— Это мог сделать только тигр. Не хотел бы быть на месте Крыма… Он спас кого-то из нас от смерти.

Труп собаки привязали к палке и понесли к зимовью — хоронить.

Прошли ту злосчастную сопку, идем вдоль шумного горного ручья. Смотрю, справа от нас на расстоянии 100–200 метров стоит, как на картинке, козел, освещенный ярким солнцем.

Дед стреляет из карабина с упора — козел стоит. Стреляет второй раз — стоит. Еще раз — стоит…

Дед:

— Что за чертовщина? Может быть, это не козел вовсе? Обычно любой зверь после первого выстрела либо падает, либо убегает. Пошли посмотрим.

Подошли к козлу: дед сзади, я спереди. Козел — стоит. Толкнул его ногой — упал…

— Да, такое бывает, но очень редко, — сказал старый охотник.

Собаку мы похоронили в очень красивом месте. Невесело закончился наш выход на охоту…

В зимовье, после того как несколькими стопками мы помянули Крыма, Дед долго рассказывал увлекательные охотничьи были. Вот одна из них.

— Однажды пошел я на охоту. Вышел из леса — какой-то шум. Осмотрелся. Вижу, как большая хищная птица несет в когтях красивого здоровенного фазана. Хищнику тяжело, он с трудом набирает высоту. А фазан — красавец!.. Ружье само поймало на мушку разбойника. Выстрел: сложив крылья, хищник камнем летит вниз. Опустив ружье, жду, пока фазан грохнется о землю, и радуюсь: сегодня получу трофей, в который не стрелял.

Пернатый разбойник упал на землю, а фазан перед самой землей вдруг расправил крылья, спланировал — и мгновенно скрылся в кустах. Мне ничего не оставалось больше, кроме как снова искать добычу, которая уже почти лежала в кармане.

Перезарядив ружье, осторожно пошел по кустам. Мелкий кустарник был мне в основном до пояса. Прошел метров сто — нет «моего» фазана.

Вдруг вижу: справа из леса почти на меня бежит козел. Присел, стреляю. Дичь падает.

Не спеша приближаюсь к добыче, на ходу закуриваю. Ружье раскрыто, в стволах торчат стреляные гильзы… Оставалось дойти до козла примерно метров десять, как вдруг взлетает «мой» фазан. Летит, повернув голову назад, улыбается, а тремя когтями на каждой своей лапе показывает мне, гаденыш, по фиге!..

Подхожу к лежачему козлу и думаю: «Если и этот убежит — вот будет смеху»… Толкнул его ногой. Козел мгновенно вскочил и смылся, помахав белым «галстуком» (в подхвостье). Хорошо еще, что у него копыта — нечем фиги охотнику показывать…

* * *

Такие вот для читателя военной газеты истории. Охотничьи… Был бы рад услышать и ваши. Поделитесь!

Майор в отставке  АНДРЕЙ ТКАЧЕНКО

 

Комментарии запрещены.