СИРИЯ СПОСОБНА ВЗОРВАТЬ ЕВРОПУ

Западные СМИ не скрывают, что в гражданской войне, которая три года продолжается в Сирии, участвуют незаконные вооруженные формирования, состоящие из европейских боевиков.

Голодные искатели приключений

Контингент таких формирований разношерстный: тут и искатели приключений из маленьких городков Ирландии, и бывшие безработные из немецких городов на реке Фульда, и авантюристы из лондонского Ист-Энда, и люмпены из предместий Парижа.

Вербовщики из исламских организаций экстремистского толка набирают отряды боевиков, как правило, из так называемых исламо-европейцев. То есть из мусульманских семей. Это несложно, ведь в ряде стран Западной Европы мусульмане составляют уже до 10 процентов населения.

Пока французские парламентарии разрабатывают и обсуждают дополнения к уголовному кодексу, предусматривающие наказание за связь с террористическими организаторами этой страны, этнические арабы толпами устремляются в поисках удачи в Сирию — «бить неверных».

Надо признать, что, отправляясь воевать в Сирию, отнюдь не все наемники пекутся о поддержке «Аль-Каиды». Цель их проста и банальна: за деньгами. Ведь в наемники идут люди, отчаявшиеся найти работу. Ужасающая безработица в странах Евросоюза — социальная трагедия. В Германии сейчас насчитывается 3,15 миллиона безработных, во Франции — 2,85 миллиона, в Великобритании — более полутора, в Нидерландах — более полумиллиона. А в Ирландии правительство само подталкивает своих граждан идти наемниками в горячие точки: оно настоятельно просит покинуть страну тех, кто не может найти работу. Всего в странах Евросоюза насчитывается 26,3 миллиона безработных.

При этом складывается ситуация, когда тех, кто пытается найти работу, вербовщики находят сами и предлагают «денежную работенку». Ставка наемника в Сирии для европейцев доходит до 25 тысяч долларов в месяц. Прослужил год-другой — и ты уже небедный человек, можно возвращаться в родные пенаты.

Попасть в Сирию несложно. Обычно едут через Турцию, куда граждан многих европейских стран пускают без виз. А перейти турецко-сирийскую границу особой сложности не составляет.

«Аль-Каида» идет на север

Сегодня на стороне сирийских боевиков‑исламистов воюют более тысячи выходцев из стран Западной Европы. Главари незаконных вооруженных формирований не скрывают от наемников, что стремятся превратить Сирию в исламское государство и уже взяли под контроль поток оружия, боеприпасов, а также финансовых средств, поступающих за контрабандную продажу сирийской нефти. Исламистское воинство намерено превратить Сирию в свою вотчину: оплот террористов. Но им мешают в этом иноверцы — граждане Сирии, верные своему лидеру Башару Асаду.

Хотя иноверцами противников исламистов можно назвать сугубо условно. Большинство сирийцев тоже мусульмане: сунниты, алавиты и шииты. Примечательно то, что никакой межконфессиональной вражды до войны сирийцы не знали.

Сейчас боевики, которые сражаются с правительственными войсками, представлены ваххабитами — приверженцами религиозно-политического движения в исламе. Движение это крайне радикальное — от активности ваххабитов страдает вся Европа. Британцам, например, памятна серия терактов в Лондоне, организованная выходцами из Бангладеш и Пакистана.

В Нидерландах чреватая терактами межэтническая ненависть разгорелась после того, как в Амстердаме был убит кинорежиссер Тео ван Гог — 47‑летний праправнучатый племянник живописца Винсента ван Гога. Убийца-исламист нанес ему несколько огнестрельных и ножевых ранений, после чего ножом приколол к телу жертвы записку. В ней объяснялось, что режиссер поплатился за свой антиисламский, по мнению убийцы, фильм, посвященный памяти покойного друга режиссера, депутата Пима Фортайна, убитого исламским экстремистом. Фортайн возглавлял партию «Жизнеспособные Нидерланды» и неоднократно выступал с требованием прекратить принимать в Голландии беженцев из мусульманских стран.

О том, что собой представляют ваххабиты, можно проследить и на российских примерах. В Дагестане ваххабиты повели себя так, что Народное собрание Республики Дагестан было вынуждено принять закон «О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан». В Чечне указом главы республики ваххабизм был объявлен вне закона, несколько ваххабитских миссионеров‑иорданцев выдворены из страны. А в Татарстане кульминацией противостояния ваххабитов с традиционным исламом стало убийство имама Валиуллы Якупова и покушение на муфтия Татарстана Ильдуса Файзова за то, что оба религиозных деятеля пытались ограничить распространение чужеродной населению республики исламистской идеологии.

Понятно, что, воюя за такие идеалы, исламо-европейцы впитывают ваххабитское вероучение. С какими настроениями такие европейцы вернутся домой, нетрудно догадаться. Если заглянуть в новейшую историю, то не грех вспомнить, что в 80‑х годах прошлого века пресловутый Усама бен Ладен со своими боевиками помогал афганским моджахедам в борьбе с Ограниченным контингентом советских воинов‑интернационалистов. И тот, кого впоследствии весь мир станет называть террористом номер один, получая финансовую, военную и политическую помощь от Соединенных Штатов, сумел опутать регион сетью террористических ячеек и создать становой хребет чудовища, начавшего сражение с Западом.

Сопоставляя те события с сегодняшними, европейские политики были вынуждены всерьез задуматься над тем, что ожидает Европу после окончания сирийского противостояния. И пришли к пониманию: «Аль-Каида» идет на север.

Теперь даже те чиновники, которые хотели бы свержения Башара Асада, начали предпринимать попытки удержать эту наемную рать исламо-европейцев, рассуждают о необходимости введения новых законов. Они догадываются, что будет, когда вернутся домой головорезы, привычные к лужам крови, ожесточенные, освоившие ремесло международных террористов. А самое главное — воспринявшие экстремистскую идеологию сирийской террористической организации «Фронт  Аль-Нусра» — одной из самых коварных ветвей «Аль-Каиды».

Головная боль еврочиновников

Европейские наемники сильно тревожат генерального директора британского управления безопасности и контртеррористической деятельности Чарльза Фарра. Они действуют с интенсивностью, какой не было с 2006 года во время апогея военного конфликта в Ираке. Если за последние годы в пятерку стран, наиболее пострадавших от международного терроризма, вошли Соединенные Штаты, Россия, Индия, Израиль и Колумбия, то после сирийского конфликта полем боя в «священной войне» джихадистов может стать любое западноевропейские государство.

Министр внутренних дел Франции Мануэль Валльс назвал Сирию «бомбой с часовым механизмом, которая уже тикает». Во Франции с потенциальными боевиками пытаются проводить разъяснительную работу. Результат таких бесед невысок, все равно безработные правдами-неправдами покидают страну и устремляются в Сирию. Потому властям приходится ограничиваться сбором сведений о них как возможных террористах, составлять базы данных, которые позволят после возвращения боевиков на родину отслеживать их деятельность.

Бельгийские власти, чтобы предотвратить распространение расистских и экстремистских идей, создали специальный орган, общенациональную рабочую группу, которая борется с распространением представляющей угрозу для безопасности радикальной идеологией. А еще в Бельгии сейчас чуть ли не ежедневно проводят обыски у лиц, подозреваемых в вербовке наемников для войны в Сирии.

Сдержать поток наемников — задача архисложная. Для ее решения разведки европейских стран, Соединенных Штатов и Турции объединили усилия и сообща отслеживают перемещение тех, кто пытается миновать турецко-сирийскую границу. Разумеется, турки стараются выявить таких «туристов» (что удается не всегда), развернуть их в противоположную сторону, выдворить из страны. Значительная часть наемников просачивается в Сирию, где их с распростертыми руками ждут уже действующие головорезы и радикальные муллы, призывающие к священной войне с иноверцами.

Разведки целого ряда европейских стран пришли к выводу, что Сирия превращается в новый Афганистан. И она еще породит своего, нового террориста номер один, как это произошло после советско-афганской войны.

Признает это и Дамаск. В письме, направленном сирийским правительством в ООН и правительствам западных стран, говорится следующее: «Мы стали объектом террористического наступления, и чтобы его остановить, мы делаем все, о чем вы просили после 11 сентября. А Запад открывает дверь экстремистам и поставляет им оружие».

Некоторые европейские политики утверждают: именно потому, что страны НАТО не участвуют непосредственно в сирийском конфликте, в регионе пышным цветом расцветают радикальные исламистские взгляды, зарождается и растет новая гидра международного терроризма.

К призывам европейских политиков повлиять на ситуацию в Сирии охотно прислушиваются за океаном. Председатель объединенного комитета начальников штабов США генерал Мартин Демпси, выступая на днях в сенате, не исключил возможности военного вмешательства США в сирийскую междоусобицу и уже представил президенту новые варианты применения военной силы в Сирии. Оказывается, такой сценарий давным-давно готов и уже был рассмотрен в Белом доме. Более того, спецкомитеты по разведке обеих палат конгресса одобрили эти замыслы администрации. Вашингтон готов не только вооружать противников режима Асада, но и бросить против него американских военных. Не закончив счеты с афганской войной, в Вашингтоне подумывают увязнуть в новой.

 

 

ВЛАДИМИР КОЖЕВНИКОВ, kozhevnikov@vayar.sml.by

 

438 views

Комментарии запрещены.