ЧЕРНАЯ МЕСТЬ ЖАЛКИХ ПИГМЕЕВ

Средства массовой информации обрушили на головы слушателей, зрителей и читателей сообщение об уже становящейся привычной очередной выходке «цивилизованных» европейцев. Власти польского города Пененжно решили демонтировать памятник дважды Герою Советского Союза генералу армии Ивану Даниловичу Черняховскому, установленный на месте его гибели.

У человека непредвзятого не может не вызвать возмущение этот недружественный и непочтительный жест по отношению к полководцу, положившему свою жизнь на алтарь победы над фашизмом.

Поражает цинизм мотивировки этого кощунственного акта: мол, Черняховский приказал разоружить 6.000 жолнежей (солдат) Армии Крайовой (АК). И кроме того, памятник — символ коммунизма. Касательно второго довода, то следовало бы его сторонникам напомнить, что символом коммунизма считалась вековечная мечта человечества о справедливости, которую столь беспардонно они попирают. Генерал Черняховский был убежденным коммунистом, последовательным борцом за дело партии, как и все советские коммунисты, сложившие свои головы за освобождение Польши и всей Европы от гитлеровских головорезов. Поэтому потомки бандитов из Армии Крайовой, исповедовавших дикий национализм и антикоммунизм, пошли по стопам своих преступных предков. Кстати, это происходит ровно через 60 лет после подавления последних очагов бандитизма аковцев на территории Белоруссии.

* * *

Относительно разоружения 6.000 аковцев необходимо дать подробное пояснение. Начнем с того, что после изгнания фашистов с советской территории в западных областях Украины, Белоруссии и Литвы остались многочисленные вооруженные отряды Армии Крайовой. Советское командование вынуждено было разоружить их, чтобы обеспечить безопасность своих тылов и местного населения. Разоруженным аковцам было предложено вступить в Войско Польское или в Красную Армию. Некоторая часть так и поступила. Но большинство ушли в леса воевать против советской власти или просочились через линию фронта на территорию Польши.

Откуда же взялось такое недоверие к польским воякам, действовавшим в западных областях СССР, что их пришлось разоружать? Обратимся к истории. Армия Крайова официально была образована 14 февраля 1942 года на базе действовавшего в подполье «Союза вооруженной борьбы», созданного в январе 1940 года. АК находилась под руководством лондонского эмигрантского правительства. Люди, засевшие в нем, придерживались антикоммунистической и антисоветской политики профашистского режима Пилсудского. Командный состав составляли, как правило, пилсудчики. Большинство из них прошли подготовку в Великобритании и были сброшены на парашютах. Их именовали «тихотемные». В рядах АК были в значительной мере военнослужащие польской армии и почти поголовно поляки по национальности, что в значительной мере сказалось на ее националистической идеологии.

Задачи АК сформулировал ее руководитель — главный комендант генерал Стефан Ровецкий, руководствовавшийся следующим посылом: «Для нас было бы лучше всего, если бы немцы остановили Россию, уничтожили ее вооруженные силы и обеспечили бы тем самым решение в будущем вопроса о нашей восточной границе». Лидеры эмигрантских властей лелеяли надежду на подготовку всеобщего вооруженного восстания, для которого надо накапливать и сохранить силы польского подпольного сопротивления. Генерал Ровецкий предписывал АК в случае поражения Германии вот такую тактику: «Быть готовыми исполнять специальный приказ по проведению массовых диверсий и организации массового партизанского движения в тылу у Советов».

Руководство Армии Крайовой считало своей главной целью не борьбу с фашистскими захватчиками, а накапливание сил для восстановления с помощью западных держав буржуазно-помещичьего строя в Польше после освобождения ее от немецкой оккупации. Оно стремилось придать освободительной борьбе польского народа буржуазно-националистический и антисоветский характер, противодействовало боевому сотрудничеству польских и советских партизан.

Армия Крайова вела себя исключительно пассивно по отношению к фашистским оккупантам, ее отряды стремились уклониться от боестолкновений. Под давлением рядовых членов АК, на настроения которых влияла героическая борьба Красной Армии против гитлеровцев, ее командование было вынуждено провести в 1942–1943 годах ряд вооруженных акций против фашистских оккупантов и с весны 1943 года приступить к организации партизанских отрядов, прежде всего в восточных районах.

К лету 1944 года АК достигла максимальной численности: по ее собственным данным, насчитывала до 380 тысяч подпольщиков всех возрастов (включая женщин), принявших военную присягу, в том числе около 10 .756 офицеров, 7.506 юнкеров (подхорунжих), 87.8886 сержантов (унтер-офицеров). В этой подпольной армии насчитывалось 6.287 полных конспиративных взводов (около 50 человек в каждом) и 2.633 неполных взвода (около 25 человек в каждом). Она все время исходила из концепции «двух врагов» — Германии и Советского Союза, которая сводилась к тому, чтобы, как любило говорить командование АК, «стоять с оружием у ноги». Эта тактика была очень похожа на тактику наших союзников, саботировавших открытие второго фронта. Когда в начале 1943 года Красная Армия добивала и брала в плен последние части армии Паулюса, идеологи АК отнюдь не радовались нашей победе. Они оплакивали судьбу и страдания оккупантов. И это говорилось тогда, когда на полную мощность работали крематории Освенцима и Треблинки, когда польское население из Люблинского воеводства и Замойщины выселялось из своих домов в стужу, замерзало в товарных вагонах.

Польский историк Побут-Малиновский писал, что требования некоторых участников АК идти на помощь выселяемым встретило непонимание руководства. Генерал Ровецкий охладил пыл сочувствующих народной беде: «Если мы послушаем тех, которые сейчас так шумят и обвиняют нас в бездействии, то, когда немцы начнут нас бить, те же самые лица первыми начнут пищать, чтобы мы прекратили».

Сегодняшние польские аковцы кричат о том, что советские войска не пришли на помощь Варшавскому восстанию. Но как Армия Крайова отозвалась на восстание весной 1943 года в Варшавском гетто? Генерал Тадеуш Бур-Комаровский в своих воспоминаниях «Подпольная армия» пишет, что когда генерал Ровецкий собрал свой штаб для рассмотрения этого вопроса и робко предложил по возможности помочь восставшим, то от офицеров услышал, что если Америка и Великобритания не в состоянии остановить преступление немцев, то «как же мы сможем их остановить?». На этом, по сути, и закончилась помощь. Вот так они и воевали всю войну.

На первых порах в Белоруссии действовала структура АК, именуемая «Вахляж». В докладе в Лондон Ровецкий писал «В принципе «Вахляж» против немцев, однако может быть использован против России».

Действия «Вахляжа» на Полесском, Белорусском и Виленском участках было неэффективным. Как резонно подчеркнул Евгений Семашко в своей книге «Армия Крайова на Беларуси», «по сравнению с тем, как громили фашистов советские партизаны, — то это муха против слона». Учитывая, что польское подполье на всех участках фактически было разгромлено, в конце 1942 — начале 1943 годов «Вахляж» был ликвидирован.

Его место на территории Белоруссии в соответствии с реорганизацией структуры АК заняли округа: Белостокский, Полесский, Новогрудский, Виленский. Понимая, что неизбежно вступление советских войск в западные области СССР и Польшу, главное командование в Лондоне приняло решение о проведении операции «Буря». Это была целая систем военных и политических действий в прифронтовой полосе с целью изгнания немцев и захвата власти на местах накануне прихода «красных». В приказе главного командования подчеркивалось, что по мере продвижения советских войск по польской территории та часть «Бури», которая предусматривает активную помощь Красной Армии, должна быть сведена к минимуму и даже свернута. В то же время планировалось сохранить подпольную сеть и вооруженные формирования в советском тылу.

Руководство Армии Крайовой с целью застолбить для лондонского эмигрантского правительства Варшаву 1 августа 1944 года затеяло авантюру с Варшавским восстанием. Командование Красной Армии и Войска Польского и даже Армии Людовой, действовавшей в столице, не было предупреждено. Неподготовленное выступление закончилось трагически, жертвами авантюры стали 200.000 варшавян. 2 октября Армия Крайова во главе с генералом Бур-Комаровским капитулировала.

Составной частью «Бури» была операция «Острая брама». Она, как и в Варшаве, предусматривала захват Вильно силами АК до подхода советских войск и образование там властных структур, подчиненных лондонскому эмигрантскому правительству. Поляки участвовали в сражении за Вильно, но решающую роль в нем сыграла Красная Армия. Потому и органы власти были созданы соответствующие, что вызвало негодование аковцев.

Для успешного выполнения операции в западных областях осуществлялась, начиная с конца 1943 года, концентрация вооруженных сил АК, создавались новые отряды, густая сеть баз, зон безраздельного контроля поляков в немецком тылу. В создавшихся условиях белорусские партизанские отряды рассматривались как потенциальный противник. Своим присутствием они подрывали мобилизационный ресурс польских вооруженных отрядов. Кроме того, партизаны постоянно беспокоили немцев, проводивших в ответ карательные акции, от которых несли значительные потери и поляки.

Все это способствовало неприкрытой борьбе Армии Крайовой с советскими партизанами в Белоруссии, первые столкновения имели место весной 1943 года в западных районах Барановичской области. В ноябре того же года в ответ на нападение подразделения столбцовского соединения АК и убийство 10 советских партизан в Ивенце аковцы были разоружены, а 18 офицеров из его командования интернированы. Противостояние становилось все более ожесточенным. Например, отряды новогрудского соединения в осеннее-зимний период провели 81 операцию против советских партизан.

Большие потери от действий аковцев несли наши партизаны, партийно-советский актив, воины Красной Армии, НКВД и милиции. Только легионеры столбцовского соединения АК, по воспоминаниям его бывшего командира Адольфа Пильха, с декабря 1943‑го по июнь 1944 года убили 6.000 «большевиков». Историк Юрий Туронок резонно отмечал, что большинство жертв аковцев составляли мирные граждане, в том числе женщины и дети. Только в Лидском округе с февраля по апрель 1944 года от рук аковцев погибли несколько тысяч человек. Убийства сопровождались издевательствами, погромами и грабежами. Аковцы наказывали белорусское население не только за связь с партизанами, за симпатии к Красной Армии и советской власти, но иногда из националистических и религиозных побуждений — потому, что эти люди не католики и по национальности белорусы. Истребляли православных священников и членов их семей.

Особая страница деятельности АК в Белоруссии — сотрудничество ее формирований с фашистскими оккупационными властями. Немцы использовали их для борьбы с советскими партизанами, для чего даже заключали с аковцами взаимовыгодные соглашения. Переговоры проводились порой на довольно высоком уровне. В феврале 1944 года в Лиду из Минска прилетал немецкий полковник для подписания соглашения с АК о совместных действиях против советских партизан. Известно, что заключил соглашения с фашистами ряд командиров АК. Один из руководителей Виленского округа полковник Крыжановский заключил с немцами сделку, по которой передал им в подчинение 3‑ю польскую партизанскую бригаду. В качестве платы за борьбу с партизанами немцы поставляли аковцам вооружение, боеприпасы, амуницию и продовольствие.

Нередки случаи прямого взаимодействия отрядов АК с немцами и полицейскими формированиями в ходе карательных операций против советских партизан и местного населения. 1 мая 1944 года объединенная банда аковцев и полицаев числом 400 человек напала на партизанский отряд «Победа», ворвалась в село Дзьвиничи Заславского района, сожгла его, а жителей, не успевших уйти с партизанами, расстреляла.

В связи с освобождением Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков незаконное хозяйничанье и бандитизм аковцев на советской территории стали нетерпимыми, потому их и разоружили. Под влиянием обстоятельств 19 января 1945 года генерал Леопольд Окулицкий издал приказ о роспуске Армии Крайовой, но в тексте приказа содержалась установка уходить в подполье, сохранить штабы и оружие.

В Польше банды аковцев терроризировали сторонников народной власти до 1947 года, когда, наконец, удалось ликвидировать последние очаги сопротивления, а на территории западных областей СССР — только к 1954 году. Послевоенный период в деятельности отрядов, сохранившихся от АК на территории Белоруссии, изобилует многочисленными фактами кровавых расправ над партийными, советскими работниками, сотрудниками милиции, военнослужащими, коммунистами и комсомольцами. Поэтому, когда 60 лет назад силовые структуры покончили с аковской гидрой бандитизма, белорусские граждане вздохнули с облегчением.

* * *

Как видим, АК не была безобидной национал-патриотической структурой, за которую кое-кто хотел бы ее выдать. Ее деятельность на территории Белоруссии иначе как преступной не назовешь. Этого, видимо, никогда не поймут те, кто пытается сравнять с землей память о героических победителях коричневой чумы. Акцию современных последователей аковцев следует расценивать как черную месть жалких пигмеев легендарному полководцу, великой стране и ее армии, которые спасли Польшу от уничтожения, за несбывшиеся надежды вождей Армии Крайовой.

Полковник в отставке АНДРЕЙ КОВАЛЬ, член Военно-научного общества при Центральном Доме офицеров

 

715 views

Комментарии запрещены.