ВОЙНА, СТАВШАЯ БИЗНЕСОМ

Когда в новостных лентах заходит речь о горячих точках планеты, нередко можно встретить упоминания об американских частных военных компаниях (сокращенно — ЧВК). При этом уже само по себе сочетание, казалось бы, несовместимых понятий «частная» и «военная» у многих вызывает недоумение. И возникает вопрос: кто и зачем такие компании создает?

Частная военная компания «Черная вода» представляет собой до зубов вооруженную частную армию

Частная военная компания «Черная вода» представляет собой до зубов вооруженную частную армию

Деньги не пахнут

Если штаб-квартиры этих фирм расположены в Соединенных Штатах и возглавляют их граждане США, то юридические адреса ЧВК чаще всего не указывают на американское происхождение этих коммерческих структур. Они могут быть зарегистрированы в одной из офшорных юрисдикций, например, в Барбадосе, Катаре, Сент-Китсе и Невисе или на Каймановых островах. Учредители частных военных компаний стремятся не афишировать ни свою связь с  Соединенными Штатами, ни основной вид своей деятельности. При создании  этих компаний их отцы-основатели явно действовали по тому же принципу, которому следовала российская «братва» в лихие девяностые. Принцип этот очень точно и образно  изобразил известный российский кинорежиссер Алексей Балабанов в диалоге двух героев: «А у меня к тебе предложение, брат, фирму открыть «Братья Багровы». А, звучит? Нет, ты скажи, нравится?» – «Чего делать будем?» –

«Бизнес. Все, в общем».

Бизнес частных военных компаний обычно не замыкается на каком-либо одном виде деятельности. Более того, ни одна из этих структур не именует себя частной военной компанией. Точно так же, как ни одно незаконное вооруженное формирование или организованная преступная группа не считает себя таковой. Частные военные компании – это общее название, своего рода ярлык, которым с подачи средств массовой информации обозначило их общественное мнение.

Персонал ЧВК обычно выступает под личиной сторожей, охранников, детективов или телохранителей. Их деятельность может включать в себя и посредничество в торговле оружием, и консультирование правительств различных стран по реформированию армий. Компания «Виннел», например, за полтора миллиарда долларов помогла Саудовской Аравии создать национальную гвардию. Иные обучение своих заказчиков вооруженной борьбе поставили на широкую ногу. Одна из компаний выкопала пруды, изготовила целые флотилии радиоуправляемых корабликов и наглядно обучает тактике морского боя. Направить на учебу курсантов может каждый, кто заплатит. А заплатить могут и правительство какого-нибудь прибрежного государства, и пираты.

Могут ЧВК и учения организовать, и разработать оборонную доктрину какой-нибудь «банановой» или «виноградной республики». Они подряжаются охранять посольства, аэропорты, предоставляют услуги военных переводчиков, собирают по заказу разведывательную информацию, занимаются разминированием минных полей и обезвреживанием неразорвавшихся боеприпасов. Если поступит заказ что-либо искусно заминировать – тоже возьмутся. Минированием успешно занимаются компании «Рондо», «Маг», «Бактек» и целый ряд других.  Фирма «Аирсканс» готова по заказу, применив беспилотные летательные аппараты, провести авиаразведку. А «Глобал марине сикюрити системс» – вооруженное сопровождение морских судов, чтобы защитить их от пиратов.

А спрос на услуги ЧВК порой ажиотажный. Охранять газопровод? Всегда пожалуйста! Ну а если тайно взорвать чей-то газопровод или мост? Да легко! За достойную плату любой каприз заказчика будет исполнен в лучшем виде.

Деньги не пахнут.

Решить «ситуационные проблемы»?

Пока на Планете то тут, то там вспыхивают малые войны, бизнес частных военных компаний будет процветать. Был бы спрос – а за предложением дело не станет.

Частные военные компании все чаще берутся «решить оперативные и ситуационные проблемы». Это в их бизнесе принят эвфемизм такой, так они заменяют неуместные слова и выражения нейтральными. Получив заказ, для решения «ситуационных проблем» сотрудники компании спешно переоблачаются в камуфляж, надевают бронежилеты, каски, обвешиваются стрелковым оружием и отправляются на вертолетах туда, где предстоит «разрулить ситуацию».

Изначально непосредственными заказчиками частных военных компаний, действовавших под видом простых охранников, выступали корпорации, чья коммерческая деятельность связана с присутствием в точках нестабильности. Но по мере того как Вашингтон провоцировал и развязывал тут и там малые войны, у правительственных чиновников рос интерес к использованию в конфликтах ЧВК. Потому государственный департамент, Центральное разведывательное управление и Пентагон взяли их под плотный контроль. Причем контроль этот незаметно превратился в тесную кооперацию. Только в Ираке и Афганистане, в войнах, развязанных Соединенными Штатами, на стороне США действовали более 20 тысяч наемников американских ЧВК.

Заказчиками услуг в последнее время все чаще становятся марионеточные режимы государств, где при помощи и поддержке США произошли государственные перевороты. У новых властей возникает острая потребность бороться с вооруженной оппозицией.

Разведывательное управление министерства обороны США еще в июне 1997 года на закрытом совещании, посвященном вопросу «приватизации функций по обеспечению национальной безопасности», сделало вывод: в ближайшие десятилетия частные военные компании станут основным инструментом реализации политики Вашингтона за рубежом. Именно это мы сейчас и наблюдаем.

Если учредителями частных военных компаний выступают олигархи, финансово-промышленные группы, то в качестве непосредственных  руководителей, менеджеров становятся бывшие высокопоставленные чиновники силовых структур. Они же занимают и ключевые посты. Например, Кофер Блэк, бывший координатор государственного департамента Соединенных Штатов по борьбе с терроризмом, позже ставший директором контртеррористического центра ЦРУ. Или Гарри Джексон, бывший офицер «Морских котиков». Или Роберт Ричер, бывший вице-президент службы разведки США.

Разумеется, ни в милитаризации бизнеса, ни в коммерциализации сферы безопасности нет ничего предосудительного, но… До того момента, пока такое сотрудничество не вышло за моральную грань: международное право рассматривает деятельность частных военных компаний, которые подряжаются вести боевые действия, наемничеством.

География по-американски

География деятельности американских ЧВК обширна. Они участвовали в боевых действиях в Колумбии, позже около сотни частных военных компаний распространили свою деятельность  на привлекательный рынок для предложения своих услуг – на Восточное полушарие, где нередко вспыхивают войны.

Прежде всего привлекла Африка. Там заокеанские военных дел мастера широко разворачивают свою деятельность в Конго, Сомали, Сьерра-Леоне, Либерии и Анголе. Формально охраняют военные базы и нефтепромыслы, обучают местных военнослужащих, предоставляют телохранителей для (очень важных) VIP-персон. Но это только формально. Фактически американские ЧВК превратились в небольшие частные армии. Они имеют на вооружении авиацию и бронетехнику, устраивают военные перевороты, осуществляют карательные операции и расправляются с инакомыслящими.

На соседнем континенте, в Азии, американские ЧВК засветились еще в 1991 году, где так называемые охранники приняли непосредственное участие в войнах на территориях многострадальных Ирака и Афганистана. По состоянию на начало декабря 2009 года в Афганистане действовали 104 тысячи сотрудников американских частных военных компаний.

Азией их аппетиты тоже не ограничились. В Европе американские ЧВК готовили хорватскую армию, 5-й корпус армии Боснии и Герцеговины против сербских военных формирований, проводили операцию «Сторм» по разгрому сербских ополченцев в Сербской Крайне, содействовали албанским боевикам в Македонии, засветились в Косово, Метохии, регионах Южной Сербии.

Государства бывшего Советского Союза, где время от времени вспыхивают военные конфликты, для американских частных военных компаний – лакомый кусочек, очень даже заманчивый рынок сбыта военных услуг. Перед началом войны в Южной Осетии обучением военнослужащих грузинской армии занимались 30 американских консультантов – бывших офицеров армии США и 15 военных инструкторов двух американских частных военных компаний: МПРИ (Инкорпорация военных профессиональных ресурсов) и «Эмерикан системс». Всего на территории Грузии действовали (а некоторые продолжают действовать) семь частных американских военных компаний. Они сотрудничают с министерством обороны и объединенным штабом, разрабатывают реформы вооруженных сил Грузии. А еще обучают местный персонал саперному, минно-врывному делу, проведению диверсионных операций, инженерной, топографической и другим видам разведки.

Во второй половине 1990-х годов дали о себе знать региональные отделения американских частных компаний и в Чечне. Они готовили профессиональных диверсантов-подрывников из числа чеченских боевиков. За два года такое обучение прошли 150 человек. ЧВК в Чечне занимались также разведкой, созданием сети местных информаторов, топогеодезическим обследованием театра военных действий. В ходе боевых действий персонал американских ЧВК входил в состав местных незаконных формирований в качестве диверсантов, саперов, инструкторов, разведчиков. Зафиксированы неоднократные случаи участия в боях на стороне чеченских сепаратистов людей негроидной расы.

Кто они, бойцы

американских ЧВК

Кто же воюет в этих самых американских ЧВК? Где находят специалистов? Известно, что предпочтение при трудоустройстве отдается ветеранам сил специального назначения. Американские СМИ утверждают, что эти компании располагают обширными базами данных на военных специалистов в США, хорошо осведомлены об опыте и навыках этих специалистов, об их семейном положении, дате окончания контракта.

Количество частных военных компаний в США и их сотрудников увеличивается. За первые девять месяцев президентства Обамы число вооруженных сотрудников компаний, ставших подрядчиками не каких-нибудь там «банановых республик», а министерства обороны США, выросло на 236 процентов – с 3.184 до 10.712. И это без учета тех, кто работает на госдепартамент или ЦРУ. «Блэкуотер» (Blackwater или «Черная вода»), например, представляет собой до зубов вооруженную и подготовленную частную армию численностью 21 тысяча человек. Ее тренировочные центры находятся в штатах Нью-Йорк и Иллинойс.

Несмотря на то что требования к сотрудникам весьма жесткие, частные военные компании не испытывают проблем с наймом. Они способны хорошо платить. Рядовой боец получает приблизительно в шесть раз больше, чем солдат-контрактник в армии США.

Зачем Пентагону

«солдаты удачи»

Казалось бы, зачем нанимать какие-то частные компании, услуги которых недешевы, если  для решения геополитических проблем можно использовать армию?  Причин тому несколько. Во-первых, использование ЧВК позволяет снизить внутриполитические риски от возможных потерь регулярной армии. Ведь потери среди личного состава частных компаний не вызывают у простых американцев того недовольства, которое может вызывать гибель солдат регулярных вооруженных сил – американская  общественность крайне болезненно воспринимает армейские потери. Более того, гибель каждого американского солдата дорого стоит не только в переносном, но и в прямом смысле. Она обходится Пентагону как минимум в полмиллиона долларов: это, помимо страховых выплат, особые льготы семье, которые включают финансирование медицинского обслуживания и образования. А один наемник ЧВК, несмотря на то что его жалованье в разы превосходит жалованье военнослужащего, стоит гораздо меньше. Государство не оплачивает его смерть или увечье – эти риски в виде страховых сумм изначально заложены в стоимость контракта с ЧВК. А ведь потери частных военных компаний порой сравнимы с армейскими.

Другая выгода заключается в статистике. Ведь потери личного состава ЧВК не учитываются в официальных отчетах правительства. В результате, сколько всего американцев погибло в Ираке или Афганистане – одному Богу известно. ЧВК позволяют существенно занизить в статистических данных численность американцев под ружьем, чтобы показаться в глазах мировой общественности гораздо более миролюбивой страной, чем некоторые думают. И еще: в оборонный бюджет США не входят траты корпораций или правительства какой-нибудь «виноградной республики», которая самостоятельно нанимает американских подрядчиков.

Вообще-то Соединенные Штаты – интересная страна! Там не только легально и открыто происходят шествия военных гомосексуалистов, но и… съезды наемников. Даже журнал, посвященный наемникам, издается –

«Солдат удачи». Появилась также ассоциация наемников.

В 2004 году руководитель временной (читайте: оккупационной) администрации в Ираке Пол Бремер подписал приказ № 17 (Coalition Provisional Authority Order 17), в соответствии с которым не только контрактники США, но и сотрудники военных компаний получали неприкосновенность – они не могли быть привлечены к ответственности за совершенные ими преступления на территории Ирака в соответствии с законодательством Ирака. Что это на деле означает? Если, к примеру, какой-нибудь боец нанятой Пентагоном частной конторы изнасилует иракскую женщину, ему за это ничего не будет. Его попросту отправят домой, в США, если, конечно, успеют. Впрочем, могут и не успеть, если местные жители подвесят его за ноги на мосту, как это произошло в Фалудже.

Есть еще одна причина интереса Пентагона к частным военным компаниям. Соединенные Штаты стараются скрывать откровенные нарушения законов и обычаев войны, например целенаправленное уничтожение мирного населения. Страна как-никак выступает за соблюдение прав человека. Подрядчики же в лице частных военных компаний не стесняют себя такими условностями. Не раз случалось: запятнавшая себя кровью мирных граждан ЧВК может сменить свое название и продолжить действовать в том же составе. Например, компания «Блэквотер ворлвайд» стала называться «Ксе». Найти фирму с прежним названием в офшорной зоне столь же сложно, как найти иголку в стогу сена. Кого привлечь к ответственности, если головорез действовал от имени и по поручению уже несуществующего юридического лица?

ВЛАДИМИР КОЖЕВНИКОВ,

kozhevnikov@vayar.sml.by,

фото из сети Интернет

 

354 views

Обсуждение закрыто.