Ангелы жизни

Достаточно часто люди, получившие ту или иную травму, подолгу откладывают визит к врачу: поболит, мол, и перестанет, само пройдёт… Больные находятся дома, никуда не обращаются, занимаются самолечением. Зачастую, например, используют различные мази, которые идут во вред, а не на пользу здоровью. Порой такая небрежность по отношению к собственному организму приводит к опасным последствиям.

…Несколько месяцев назад энергичный офицер-отставник, хорошо знакомый и мне, получил бытовую микротравму руки. Казалось бы, повреждение несерьезное — с каждым иногда случаются мелкие неприятности. Однако за те четыре дня, когда он не обращался за квалифицированной медицинской помощью, течение раневого процесса осложнилось присоединением раневой инфекции.

Как стало известно позднее, у пострадавшего развились анаэробная флегмона левой верхней конечности (флегмона — состояние, при котором подкожная жировая клетчатка подвержена острому воспалительному процессу, имеющему разлитой характер), анаэробный сепсис. Такая разновидность воспаления наиболее опасна — оно быстро переходит с мягких тканей на кости, распространяется на хрящи и сухожилия. Запущенные формы без своевременного лечения могут привести даже к ампутации конечностей…

— Больной поступил к нам в тяжелом состоянии по неотложной помощи, — рассказал начальник 2‑го хирургического отделения (гнойной хирургии) 432‑го Главного военного клинического медицинского центра полковник медицинской службы Игорь Елин. — В тот же день он был подготовлен к операции, прооперирован и помещен в отделение реанимации. В дальнейшем в процессе лечения выполнялись необходимые хирургические обработки.

Всего профессионалы в белых халатах провели тогда десять (!) хирургических операций — рука была сохранена! Движения в ней, ее чувствительность, по словам медиков, со временем также придут в норму.

— Все завершилось пластическим закрытием дефектов ткани с практически полным сохранением функций кисти и всей конечности, — отметил Игорь Анатольевич. — Общий срок стационарного лечения составил 31 день. На данный момент пациент уже прошел реабилитационное лечение.

* * *

Сотрудники 2‑го хирургического отделения (гнойной хирургии) неоднократно принимали участие в миротворческих миссиях, имеют опыт лечения огнестрельных, ожоговых, минно-взрывных травм.

— К примеру, недавно мы выписали молодого человека, который в ноябре прошлого года в результате взрыва домашнего котла получил тяжелую комбинированную взрывную травму, которая осложнилась анаэробной флегмоной и септическим шоком, — рассказал полковник медицинской службы Игорь Елин. — Лечим мы не только мягкие ткани, но и кости, внутренние органы. Имеем право лечить осложненную хирургической инфекцией патологию вне зависимости от ее локализации.

После окончания университета врачи имеют только приблизительное представление о гнойной хирургической патологии, базовых знаний тут недостаточно. Подготовка по диагностике и терапии гнойных заболеваний самая важная в повседневной работе.

Методы лечения этой профильной патологии постоянно совершенствуются. Например, военные хирурги активно практикуют вакуумно-ассистированное лечение. Специальный аппарат локально создает вакуум в ране и способствует быстрому ее заживлению, в том числе после пластических и реконструктивных операций. В отделении используются также тромбоцитарные факторы роста тканей, которые на различных уровнях стимулируют заживление и эпителизацию ран.

Несмотря на то что хирурги спасают человеческие жизни ежедневно, есть вещи, к которым, по словам медиков, привыкнуть невозможно.

— Самый сложный момент для меня — видеть, когда больной буквально гниет изнутри… — отметил Игорь Анатольевич Елин. — Ради спасения пациентов нам иногда приходится ампутировать конечности, удалять органы. К сожалению, в запущенных ситуациях это единственный шанс сохранить человеку жизнь.

Старший ординатор отделения подполковник медицинской службы Вячеслав Подольский дважды участвовал в миротворческих миссиях в Ливане под эгидой Организации Объединенных Наций. Среди его наград — ливанский серебряный орден «За заслуги» и четыре медали ООН.

— Я горжусь тем, что служу в уникальном отделении — здесь мы, без преувеличения, лечим от головы до пят! Если какая-то травма осложняется хирургической инфекцией, пациент попадает к нам, — рассказал Вячеслав Григорьевич. — Лечение в нашем отделении иногда проходят и гражданские лица. Их направляют сюда из различных медицинских учреждений, когда травмы по своему клиническому течению схожи с боевой патологией.

Условно говоря, травматологи занимаются патологией костей и суставов, абдоминальные хирурги — брюшной полостью, торакальные — грудной клеткой, а вот врачи 2‑го хирургического отделения нашего ГВКМЦ как специалисты по гнойной хирургии имеют дело с осложненной патологией всех этих локализаций.

Не так давно медики столкнулись с одним действительно жутким случаем. Пациент в возрасте, так сказать, за 50 активно занимался бодибилдингом. И все бы ничего, если бы тот увлеченный атлет не принимал стероидные анаболические вещества для быстрого роста мышечной массы. На фоне использования анаболиков у него развилась обширная флегмона конечности и туловища. Человек практически начал гнить заживо…

К счастью, тот пациент остался жив. После девяти проведенных операций он два месяца лежал в хирургическом отделении. Усилиями врачей функции заинтересованной конечности были восстановлены на 70 %. О карьере бодибилдера, конечно, человеку нужно будет забыть, однако благодаря хирургам он вполне сможет заняться более «легким» хобби.

* * *

Военный пенсионер Михаил Клепцов бесконечно благодарен своему лечащему врачу полковнику медицинской службы в отставке Николаю Сичинава и начальнику отделения полковнику медицинской службы Игорю Елину:

— Год назад эти врачи провели сложнейшую операцию и буквально вытащили меня с того света. Они настоящие профессионалы своего дела, порядочные и ответственные люди. Через вашу газету хочу пожелать им здоровья и успехов в их благородном труде.

Вторил военному пенсионеру и другой пациент — действующий военнослужащий рядовой Никита Макаренко, который проходит срочную военную службу в центре технического обеспечения 72‑го гвардейского Объединенного учебного центра:

— Меня доставили в 2‑е хирургическое отделение в двенадцать часов ночи. Военных хирургов экстренно вызвали на службу. Они успешно провели операцию, и сейчас я уже иду на поправку. Чувствую себя хорошо — здесь не оставляют пациентов без внимания.

Специфика работы хирургического отделения нелегким грузом ложится также на плечи среднего медицинского персонала…

— Эти сотрудники прошли специальную подготовку по работе с контингентом больных именно нашего отделения, — рассказал полковник медицинской службы Игорь Елин. — Все они без исключения достойно справляются со своими обязанностями. Особо хотел бы отметить наших трудолюбивых женщин: старшую медицинскую сестру Наталью Игнатьеву, медицинскую сестру процедурного кабинета Лилию Гурскую, операционную медицинскую сестру Марианну Мурзинову, медицинскую сестру перевязочного кабинета Надежду Халипову.

* * *

Полковник медицинской службы в отставке Николай Сичинава трудится в 2‑м хирургическом отделении (гнойной хирургии) с 1994 года. В активе Николая Ивляновича — опыт организации хирургической работы в условиях локальных военных конфликтов и антропогенных катастроф.

— Современная модель боевой хирургической патологии — взрывные травмы, термические поражения, — отметил в беседе врач. — Специалисты нашего отделения имеют всесторонний опыт работы в этой области. Многие из них прошли стажировки в госпиталях Германии в рамках программы «Партнерство ради мира». Я, к примеру, проходил практику в одном из берлинских госпиталей, в клиническом комплексе «Шарите». Хирурги, на мой взгляд, должны постоянно практиковаться. В нашей работе потолка нет — расти профессионально, постоянно развиваться можно бесконечно.

В середине 1990‑х годов Николай Ивлянович неоднократно выступал с лекциями в военно-медицинских учреждениях США, где делился с местными врачами опытом лечения пациентов с боевой хирургической патологией.

А 11 апреля 2011 года полковник медицинской службы в отставке Николай Сичинава был в числе врачей-хирургов, которые первыми пришли на помощь пострадавшим во время террористического акта в Минском метро.

— В тот вечер я после работы ехал домой в автомобиле, — вспоминает Николай Ивлянович. — Когда услышал по радио о произошедшем теракте, развернулся и поехал обратно, в наш госпиталь. Доложил о своем прибытии оперативному дежурному, начальнику госпиталя, получил указания от ведущего хирурга.

Военные хирурги оказывали пострадавшим, у большинства из которых были взрывные и осколочные ранения мягких тканей нижних конечностей с повреждением артерий, специализированную хирургическую помощь. Проводили хирургические обработки ран с наложением первичного сосудистого шва с целью сохранения конечности.

В тот день около 25 человек получили специализированную и квалифицированную хирургическую помощь. Операции проводились с применением разных видов анестезии.

* * *

По-прежнему в строю и заслуженный врач Республики Беларусь полковник медицинской службы в отставке Николай Абрамов, который являлся начальником 2‑го хирургического отделения (гнойной хирургии) с 1986 по 1999 год.

Николай Алексеевич в свое время был награжден орденом Красной Звезды. Помнит он тот период, когда на лечение в госпиталь поступали раненые воины-интернационалисты, прибывавшие из Афганистана. Более 250 (!) человек выжили тогда благодаря специалистам хирургического отделения.

В октябре 2014 года в одном из эфиров известного российского ток-шоу «Пусть говорят» героем передачи стал белорус Алексей Талай. В 16 лет он лишился рук и ног, но вопреки всем трудностям стал успешным предпринимателем, заботливым мужем и отцом троих детей. В студии находился тогда и врач-хирург, спасший молодому человеку жизнь, полковник медицинской службы в отставке Николай Абрамов.

— Парень получил тогда минно-взрывное повреждение — отрыв верхних и нижних конечностей. Я поехал в Оршу посмотреть на него, оценить состояние. Мы его многократно оперировали, и в итоге жизнь молодого человека была спасена… Потом Алексей отправился в Германию, где ему сделали протезы, — рассказал хирург.

Нужно добавить, что Николай Алексеевич ехал на известную передачу без особого желания — скромный врач не хотел афишировать себя и свой поступок.

— Наша работа заключается не в произношении успокоительных фраз, а в спасении жизни пациентам, — уверен полковник медицинской службы в отставке Николай Абрамов. — Многие из тех, кто находился у нас на лечении, сейчас живут в разных странах бывшего СССР. К слову, они не забывают о нас — звонят, приезжают. 23 февраля этого года мне поступили звонки от благодарных пациентов из Саратова, Тольятти, Читы, Мурманска…

Труд хирургов поистине колоссален. Для этих профессионалов неприемлемы страх, внутренняя дрожь, плохое настроение. По признаниям людей, побывавших под скальпелем на операционном столе, врачи-хирурги в их ослепительно белых халатах в лучах операционных ламп похожи на ангелов — ангелов жизни.

Старший лейтенант

Сергей Деминский,

«Ваяр»,

deminski@mod.mil.by,

фото автора

1 060 views

Обсуждение закрыто.