Разминирование учебным не бывает

…А полное бесстрашие — не их девиз!

128_37

Есть профессии, которые по умолчанию принято считать профессиями конкретного времени. Наверное, сапер — одна из таковых. Направляясь в командировку в 7‑й инженерный полк, я даже не могла представить себе, насколько востребованы сегодня саперы, те, кто каждый раз, приступая к разминированию, играет в «русскую рулетку» с самой жизнью.

Командир кадр 2‑го инженерно-саперного батальона 7‑го инженерного полка майор Павел Рудьков совсем недавно был назначен на эту новую для него должность. Сейчас он отвечает за обслуживание и ремонт нескольких десятков единиц техники — а прежде майор Рудьков занимался разминированием и уничтожением боеприпасов.

— Стать сапером — детская мечта?

— Сапером — конечно, нет, — начал свой рассказ собеседник. — А вот служить в армии я хотел. Наверное, иначе и не могло сложиться, ведь в советском детстве большинство книжек, которые читал, и кинофильмов, которые смотрел, были о людях в военной форме. Дух патриотизма и правильное воспитание — любить свою Родину — у меня не отнять. В старших классах понял: точно буду военным. На семейном совете решили, что я должен поступить в Минское суворовское военное училище. Но, увы, поздно спохватились: я уже по возрасту не подходил. Друзья постарше поступали в Витебское кадетское училище (тогда это была школа-интернат для талантливых детей Витебской области. — Авт.). Тоже решил попробовать и поступил.

128_29

Кадет Павел Рудьков находился тогда за 180 километров от дома. Настоящее испытание для школьника. Впервые так далеко и надолго уехал от родных Павел. Но именно эти годы самостоятельной жизни научили подростка быть ответственным за свои слова и поступки.

Следующая его ступенька к карьерному росту — поступление в Военную академию Республики Беларусь. Решил стать специалистом по управлению инженерным подразделением. Ведь возиться с техникой Павел любил с детства.

— Учеба давалась без особых трудностей. Видимо, потому что занимался любимым делом, — вспоминает майор Рудьков. — Курсантские годы буду помить с особым теплом. А потом меня распределили в 7‑й инженерный полк. Анализируя годы службы, могу с уверенностью сказать: очень рад, что попал именно в эту воинскую часть. Хотя, не скрою, на момент выпуска из академии были мысли о том, как бы попасть служить поближе к дому — например, в Полоцк…

В 7‑м инженерном полку майор Павел Рудьков с 2007 года. Собеседник признался: долго притираться к коллегам не пришлось — сам он общительный и отзывчивый человек, с людьми сходится легко.

128_2

С особым трепетом (и понятным лишь самому майору Рудькову волнением…) рассказал он про первый свой выезд на разминирование.

— Я уже был капитаном, когда впервые отправился на разминирование, — поведал Павел. — Было, было страшно… Многие не признаются в этом: мол, страх — не мужское чувство. Не вижу ничего зазорного в таких эмоциях. Перед тем как приступить непосредственно к работе со снарядом, надо справиться со страхом. И сделать это, признаюсь, непросто. Одно дело учеба, теория, просмотр обучающих фильмов — и совершенно иное, когда ты один на один с невзорвавшимся снарядом. К слову, у нас и первый выезд на разминирование не бывает учебным, я сразу выполнил тогда поставленную задачу — уничтожил снаряд. Опытные ребята, у которых на тот момент за плечами были десятки и сотни таких выездов, подсказывали, направляли меня.

— Как же суметь преодолеть и побороть страх?

— Уверен, что этого делать не надо, — признался Павел. — В профессии сапера нельзя прекращать бояться. Иначе появляется своего рода чувство безнаказанности, ты забываешь о том, что ошибаться нельзя… Именно страх помогает сосредоточиться и выполнять все не спеша, понимая всю серьезность конкретно этого момента. Как бы это получше объяснить… Именно чувство страха держит сапера в нужных рамках и не позволяет допустить роковую ошибку.

128_16

Много времени саперы проводят, читая профильную литературу, по возможности смотрят обучающие фильмы. Важно правильно спрогнозировать и предположить, по какой причине не взорвался «твой» снаряд.

На счету у майора Павла Рудькова более 60 выездов в группе, сапером уничтожено более 1.070 взрывоопасных предметов. К числу самых «непредсказуемых» снарядов собеседник относит современные боеприпасы — те, которые по какой-то причине не взорвались на полигоне.

— А как родные отнеслись к выбранной вами профессии?

— Достаточно спокойно, — не задумываясь ответил собеседник. — А о том, чем конкретно буду заниматься, когда получу лейтенантские погоны, я слегка недоговаривал… Нас ведь в академии многому учили: и мосты строить, и окопы копать. Я никогда не был рисковым, но профессия сапера пришлась мне по вкусу, это — мое. Рад, что сделал правильный выбор.

Поведал Павел и о том, что в белорусской земле еще масса «сюрпризов» — невзорвавшихся снарядов времен Великой Отечественной войны. Чаще всего эти отголоски 1940‑х годов появляются на поверхности ранней весной, когда начинается посевная. Содействие в поиске и информировании с целью дальнейшего обезвреживания таких снарядов оказывает население.

К сожалению, не все люди знают, как правильно вести себя при такой взрывоопасной находке. Целенаправленную работу на сей счет проводят военкоматы, а также специалисты из групп разминирования (уже по прибытии на место вызова). Военнослужащие уделяют особое внимание подобным беседам с детьми: очень важно объяснить им, что снаряд — не игрушка, его нельзя трогать.

— Многие люди не понимают, насколько опасны невзорвавшиеся снаряды, — отметил собеседник. — И как важно сразу проинформировать компетентные органы о такой находке.

— Что заставляет вас оставаться верным профессии?

— Долг, — не раздумывая ни секунды, ответил майор Рудьков.

— А какая опасная находка запомнилась вам больше всего?

— Как-то мы были на выезде в Докшицком районе. Там обезвреживали три снаряда диаметром 280 миллиметров и длиной один метр каждый. Это очень редкая находка для Беларуси. До Великой Отечественной войны на том месте были склады, в 40‑е годы те снаряды, видимо, не до конца уничтожили.

…Сейчас в планах у майора Павла Рудькова поступление на командно-штабной факультет Военной академии Республики Беларусь. Офицер планирует повысить свою квалификацию и, конечно, добиться новых профессиональных высот.

Анна Малушенко, «Ваяр», фото автора

644 views

Обсуждение закрыто.