«Авиационный вирус» и его счастливые обладатели

Что ни говори, а в авиацию люди во многом идут в поисках романтики. Ведь с самого детства мы восхищаемся полётами боевых крылатых машин в небе. Конечно, не всем дано управлять самолётом или вертолётом, но вот иметь непосредственную причастность к ним можно, и став, например, инженером по планеру и двигателю, оборудованию, вооружению…

В этот замечательный праздник — День Военно-воздушных сил хочу рассказать о людях, без труда и самоотдачи которых боевые «птицы» просто не летают.

На аэродроме в/ч 06752 кипит работа. Инженерно-технический состав готовит самолеты и вертолеты к полетам. Вдобавок жарко и в прямом смысле этого слова — солнце не щадит технарей, на термометре уже 31 градус тепла.

В этом плане специалистам, работающим с военно-транспортным самолетом Ил‑76МД, легче — есть где спрятаться. Словно мураши, суетятся они в тени этого крылатого гиганта — старательно готовят самолет к очередному покорению «пятого океана».

1.

Начальник технического расчета подготовки самолетов и двигателей Ил‑76МД старший лейтенант Максим Горбачевский, выкроив для меня пару свободных минут, начинает свой рассказ…

Отец Максима служил в 116‑й гвардейской бомбардировочно-разведывательной авиационной базе на инженерно-технических должностях. Поэтому парень недолго размышлял над тем, какую профессию выбрать. Решил поступить на авиационный факультет Военной академии Республики Беларусь. И специальность выбрал одну из самых непростых: техническая эксплуатация пилотируемых летательных аппаратов и их силовых установок.

— Инженер технического расчета по самолету и двигателю отвечает, можно сказать, за весь самолет, за его подготовку к эксплуатации в целом — и это меня сразу привлекло, — поясняет свой выбор Максим Горбачевский. — Учиться было интересно, не без трудностей, конечно, но я с ними справился — и рад тому, что служу и обслуживаю самый большой в белорусской военной авиации самолет — Ил‑76МД.

В эскадрилье, где состоят на вооружении военно-транспортные самолеты-гиганты, Максим служит уже три года. Таково было распределение после окончания учебы в академии, только начинал он в должности авиационного техника. Затем стал старшим авиатехником, а сейчас возглавляет расчет.

— Ответственность, конечно, возросла в разы, — поясняет старший лейтенант. — Сейчас я отвечаю за полную, качественную подготовку самолетов к полетам всеми специалистами, выполняющими работы в соответствии с регламентом технического обслуживания.

…В день, предшествующий полетам, технари выполняют предполетную подготовку самолета, включающую в себя осмотр его агрегатов и узлов, проверку их работоспособности, заправку топливом и спецжидкостями. Вскрывают капоты двигателей и проверяют трубопроводы на герметичность, а лопатки первой и второй ступеней компрессора низкого давления — на наличие повреждений. И так далее…

Чтобы пояснить читателям, насколько сложным, но надежным является авиационный двигатель, прошу Максима сравнить его с автомобильным. Он в ответ — смеется…

— Их и сравнивать нельзя, — с улыбкой говорит мой собеседник. — У них совсем разные принципы работы и, конечно, конструкция. Надежность авиационных двигателей — гораздо выше. Ведь мотор автомашины может заглохнуть — и она просто остановится на дороге, а самолет или вертолет в воздухе не припаркуешь…

Ил‑76МД оснащен четырьмя двигателями Д‑30КП второй серии. Тяга одного — 12.000 кгс, вес — свыше 2.300 килограммов. Кроме того, в ведении двигателистов и вспомогательный газотурбинный двигатель весом почти 250 килограммов, он обеспечивает запуск Д‑30 КП и весь самолет электропитанием.

Специалисты признаются: поэтому проверка работоспособности и подготовка «сердец» самолета к полетам — довольно сложная и ответственная работа, порядок которой описан в соответствующей документации. И нарушить ее очередность, что-то недоделать они просто не имеют права — ни морального, ни юридического: ведь на кону безопасность полетов, а значит, и человеческие жизни.

Именно поэтому специалистами авиаТЭЧ выполняются, кроме всех видов подготовок на самолете, регламентные работы в зависимости от часов налета, которые включают в себя более углубленную проверку технического состояния самолета, а также приведение технических характеристик в соответствие с требованиями эксплуатационной документации. Много работ выполняется при помощи специального инструмента. Например, лопатки ступеней турбины осматриваются эндоскопом. Есть и ультразвуковые приборы контроля, другие специальные стенды…

2.

Старший лейтенант Дмитрий Бураков, как и Максим Горбачевский, гордится своей причастностью к Военно-воздушным силам, непосредственно к военно-транспортному самолету Ил‑76МД. Он старший авиационный техник этого воздушного корабля. Его любовь к авиации также зародилась в детстве, которое прошло в Витебске.

— Недалеко от нашего дома базировался авиационный полк транспортной авиации, и мальчишкой я с восхищением наблюдал за полетами самолетов, — объяснил Дмитрий, когда он подхватил «авиационный вирус». — К окончанию школы уже не сомневался в выборе профессии. Несмотря на то что в моей семье профессиональных военнослужащих не было, в 2009 году я поступил в Военную академию Республики Беларусь — на авиационный факультет.

Специальность Дмитрий Бураков выбрал одну из самых сложных. Сегодня офицеру кажется, что те пять лет учебы пролетели незаметно. Ну а сейчас служба в авиационной базе, работа со сложной техникой уже увлекли молодого специалиста, как говорится, с головой.

— Ответственность высокая, — поясняет специфику выполняемых работ Дмитрий. — Мы обеспечиваем все виды подготовок на самолете: предварительную, предполетную, послеполетную, к повторному вылету. Проводятся парковые дни на авиационной технике. Как говорится, чтобы техника работала, ей нужно заниматься, а так как у нас — авиационная техника, мы обязаны следить за ней по всем правилам и поддерживать ее в исправном состоянии. Я еще во время учебы мечтал обслуживать Ил‑76. Рад, что сегодня работаю с этой замечательной машиной, да еще и в замечательном коллективе!

3.

Старший лейтенант Павел Вензелев (он помощник начальника технического расчета Ил‑76МД) проводит осмотр одного из двигателей. Я, стараясь не мешать специалисту, в ходе его работы узнаю биографические подробности, при которых Павел подхватил «авиационный вирус». Оказывается, «заболевание» это передается по наследству.

— Я родился в Борисоглебске Воронежской области, там мой отец служил в российской военной авиации, — рассказал старший лейтенант. — В 2000 году он вышел на пенсию, и мы перебрались жить в Беларусь, поближе к его родителям. Отец не настаивал, чтобы я непременно связал свою жизнь с авиацией, но я выбрал именно эту дорогу.

В 2013 году Павел окончил Минский государственный высший авиационный колледж (с 2015 года, напомним, он реорганизован в Белорусскую государственную академию авиации), стал гражданским специалистом по технической эксплуатации воздушных судов и их двигателей. Однако, как говорится, взвесив все за и против, он выбрал социальную защищенность и перспективы карьерного роста военнослужащих. И в том же году стал полноправным «штыком» коллектива авиационной базы.

…В тот день в осмотре двигателя помощнику начальника технического расчета помогал лейтенант Евгений Бобырь — старший авиационный техник самолета Ил‑76МД. Завершив свою работу, он сразу отправился заправлять «Илюшу» топливом — под крылом самолета легко поместился топливозаправщик, спрятавшись от палящего солнца.

Евгений, как и Павел Вензелев, — выпускник авиационного колледжа. А помог ему в выборе профессии дедушка — военный авиатор.

* * *

Больше отрывать парней от работы я не имел права, но сделать их общий снимок на фоне небесного трудяги Ил‑76МД был обязан. Заодно поздравил офицеров ВВС с наступающим профессиональным праздником. А они, поблагодарив, с гордостью заверили: «Мы — часть военной авиации, от нас зависит, полетит в срок самолет или останется на земле. Но главное, всегда виден результат нашей работы: воздушное судно, ревя двигателями, покоряет «пятый океан» — и, выполнив свою задачу, успешно возвращается назад».

Подполковник Игорь Жук, «Ваяр», фото автора

905 views

Обсуждение закрыто.