Тайна фотографии из прошлого века

«С «лейкой» и с блокнотом, а то и с пулемётом сквозь огонь и стужу мы прошли…»

Кажется, совсем недавно мы отметили очередную — на этот раз «некруглую» — годовщину нашей Великой Победы над фашистской Германией. Почти вслед за этой датой — 75‑летие начала Великой Отечественной войны. Эти два незабываемых ни на один день, ни на один час, неповторимых по своему значению и масштабу события в нашем сознании окрашены и радостью, и грустью, и горестью, и воспоминаниями со слезами на глазах… Но в каждом случае мы в полной мере воздаем долг памяти нашим дедам, отцам, старшим братьям и сестрам, павшим в боях за Родину, выражаем всеобщую признательность и благодарность ныне живущим ветеранам-фронтовикам, проявившим в боях с немецко-фашистскими захватчиками непреклонное мужество, железную стойкость и неукротимую волю к победе над ненавистным врагом.img_3071_

Вспомним всех поименно!

При этом в средствах массовой информации республики и ранее, и теперь публикуются, звучат рассказы, очерки, воспоминания, демонстрируются кинофильмы о подвигах известных и, к сожалению, без вести пропавших героев смертельных боев с проклятыми немецкими захватчиками, о воинах различных боевых специальностей: пехотинцах и танкистах, артиллеристах и связистах, моряках и летчиках, разведчиках и саперах, подпольщиках, партизанах и фронтовых медиках… «Никто не забыт, ничто не забыто!» — этот духоподъемный лозунг-девиз вновь, как и в прошлые послевоенные годы, всемерно претворяется в жизнь. И такая серьезная, трудная и кропотливая работа, конечно же (в чем я твердо убежден), будет продолжена и в последующие годы.

И все же, и все же… Мне кажется, что в этой многотрудной и многоплановой работе по чествованию наших героев‑победителей, увековечению памяти павших в той страшной круговерти смертельных боев и кровопролитных сражений с ненавистным врагом мы, если так можно выразиться, немного обидели, обошли должным вниманием тех полноправных участников боевых сражений 1941–1945 годов, кто, говоря стихами Константина Симонова, мог сказать о себе после войны:

От Москвы до Бреста

Нет такого места,

Где бы не скитались мы в пыли,

С «лейкой» и с блокнотом,

А то и с пулеметом

Сквозь огонь и стужу мы прошли…

Там, где мы бывали,

Нам танков не давали,

Репортер погибнет — не беда.

Но на «эмке» драной

И с одним наганом

Мы первыми въезжали в города…

И еще в своей знаменитой, лихой и незабываемой «Корреспондентской застольной» Константин Михайлович написал со свойственной ему боевой лихостью и зажигающим молодецким задором такой вот тоже весьма вдохновляющий припев: «Жив ты или помер — главное, чтоб в номер материал успел ты передать. И чтоб, между прочим, был фитиль всем прочим, а на остальное — наплевать!».

Симонов и сам был таким горячим, до отчаянности смелым фронтовым репортером, пробывшим всю войну в сражающихся частях в качестве специального корреспондента «Красной звезды». И, что называется, своими глазами видевшим многих своих коллег в работе, которые, если это требовалось для репортажа, очерка или корреспонденции в номер, ходили в атаки вместе с пехотой, забирались в башни танков, летали в штурмовиках и бомбардировщиках, спускались в морские глубины с экипажами подводных лодок, становились в партизанский строй; разыскивали подпольщиков и устанавливали с ними контакт. Военные репортеры пламенным словом, живыми фоторепортажами с поля боя и свежей боевой кинохроникой призывали воинов смелее и крепче, «с яростью благородной» бить, громить врага, ярко и впечатляюще описывали их подвиги в боях под Москвой, Сталинградом, на Курской дуге, в лесах и болотах Беларуси, на Днепре, Висле, Одере и Шпрее, вместе с передовыми боевыми частями и подразделениями врывались в освобождаемые города, села, поселки и деревни… Это была, не побоюсь сказать, целая армия фронтовых корреспондентов «Правды», «Известий» «Красной звезды», ТАСС, радио, Совинформбюро и других органов печати и информации.

В ту суровую военную пору в качестве корреспондентов центральных, фронтовых, армейских и дивизионных газет журналисты плечом к плечу выполняли свою боевую творческую работу, нередко рискуя собственными жизнями, — известные советские писатели, поэты, драматурги, кинооператоры… Такие как тот же Константин Симонов (чей прах развеян, согласно его завещанию, над героической белорусской землей, где он, кроме всего прочего, собрал «в сороковые роковые» боевой «материал» для известной трилогии «Живые и мертвые»), Александр Твардовский, Всеволод Вишневский, Александр Бек, Борис Горбатов, Александр Корнейчук, Цезарь Солодарь, Виктор Полторацкий…

На полях сражений в годы Великой Отечественной войны оборвалась жизнь работников центральной прессы А. Анохина, А. Гайдара, В. Иванова, М. Калашникова, П. Лидова, А. Огина, П. Олендера, С. Струнникова, М. Трошкина… Евгений Петров (тот самый, который вместе с Ильей Ильфом написал замечательные, злободневно-интересные и сегодня книжки «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок»), Иосиф Уткин, Джек Алтаузен буквально сгорели на полях войны; Муса Джалиль и Юлиус Фучик были обезглавлены фашистами в Берлине, прямо у рейхстага…

В своей уникальной «фотокниге» «Автографы Победы» Евгений Долматовский — известный советский публицист, лирик, поэт-песенник — пишет: «Писателей не принято считать десятками, тем более — сотнями, но на фронт ушло около тысячи советских писателей, из них вернулось меньше половины. Потери — побольше, чем бывало в стрелковом батальоне, после долгого и тяжкого сражения. И вот приходится, говоря о писателях, оперировать цифрами, хотя каждый писатель — как отдельная воинская часть».

А сколько еще скромных могильных холмиков появилось на дорогах войны, в которых упокоились души павших в боях за Родину: наравне с солдатами и сержантами боевых частей — работники, офицеры фронтовых, армейских газет, скромных двухполосных «дивизионок», всегда находившиеся среди бойцов и командиров на передовой линии огня! В Москве в Центральном Доме журналиста установлена мемориальная доска, на которой золотом светятся имена журналистов центральной прессы, погибших в боях за Родину в 1941–19 45 годах. Но этот список, я считаю, далеко не полный (и эта мысль не дает мне покоя). Сюда должны быть включены все погибшие на войне журналисты! Значит, нам всем, ныне живущим (особенно пишущим людям), есть еще в этом плане над чем думать, работать. Следует строить на перспективу свои творческие «производственные» жизненные планы. Значит, в одной известной фронтовой песне неверно сказано, что «с войной покончили мы счеты»! Значит, рано нам рапортовать начальству о том, что «никто не забыт, ничто не забыто»…

Мое бесценное сокровище

Писать столь пафосно и эмоционально меня заставляет одно весьма важное и, надеюсь, небезынтересное для читателей «Белорусской военной газеты. Во славу Родины» обстоятельство, которое буквально выбило меня, можно сказать, не слабого «меня, закаленного в армейской «буче боевой, кипучей», с начала текущего года из привычной семейно-бытовой, пенсионно-лечебной колеи. И заставило, принудило к весьма напряженной и в то же время увлекательнейшей «поисковой работе». Дело в том, что некоторое время назад судьба свела меня с одним интересным пожилым человеком, «журналистом в отставке», коренным минчанином. Уже, к сожалению, неизлечимо больным…

Он пригласил меня в гости (а жил он в скромной «однушке»), показал мне в числе прочих своих реликвий одну необычную вещицу из своего скромного домашнего архива. Когда он распаковывал ее из большого свертка, облаченного в несколько раз сложенный огромный целлофановый мешок, я стоял как заколдованный в предчувствии какого-то необычного, интереснейшего открытия. А когда ветеран белорусской журналистики совсем вытащил ее на божий белый свет — я обомлел! На большом куске многослойной спрессованной фанеры, ровно по его периметру (я после специально измерил рулеткой — 60 x 45 см) была намертво приклеена черно-белая фотография с бесчисленным множеством, как мне показалось с перепугу, каких-то веселых, оживленных мужчин в военной форме… Фото, сделанное, как оказалось, за несколько дней до капитуляции гитлеровской Германии! Заметно поблекшая, «притушенная» временем надпись вдоль ее нижнего обреза на ленточке из белой ватманской бумаги гласила: «Военные корреспонденты 5 мая у рейхстага»).

Было видно, что это сокровище долгое время пребывало в каком-то специальном помещении или в хранилище музея… Но расспросить о фото с чувством, с толком, с расстановкой у моего нового друга тогда не представилось возможным. А он, подстегиваемый какой-то своей проблемой и видя мое замешательство, намерение навести об этой реликвии нужные справки, несколько снисходительно, даже с некоторым, хорошо помню, пренебрежительным равнодушием произнес: «Что, понравилась фотография? Как досталась мне — не скажу. Долгая история! А тебе, Иваныч, дарю ее от всей души. Потому что знаю: когда-нибудь непременно напишешь о ней».

Возвращаясь из гостей под аккомпанемент гулко стучавшего сердца от столь неожиданного бесценного подарка доброго человека, я решил предать этот, так сказать, живой артефакт, «отголосок» нашей Великой Победы широкой гласности. Для начала — в Республике Беларусь. Ведь прослужив в нашей непобедимой и легендарной более четверти века, перечитав массу книг, мемуаров, воспоминаний, газетных и журнальных статей о Великой Отечественной войне, просмотрев десятки, сотни документальных и художественных кинофильмов на фронтовую тему, посетив бесчисленное множество музеев и фотовыставок в нашей стране и за рубежом, я не встречал такой либо подобной «картины маслом» у поверженного фашистского рейхстага… Но как это сделать?! Мой поспешный, суетливый вояж с реликвией под мышкой в редакции нескольких республиканских газет оказался безуспешным. Теперь вот решил попытать счастья, можно сказать, в своей, родимой военной газете, работе в которой в свое время отдал добрый десяток лет. Сначала хотел попросить редакцию напечатать этот, в сущности, сенсационный фотоснимок и прокомментировать его хотя бы парой абзацев… Но тут же сам себе, чуть ли не крича, возразил: но ведь этого мало! Надо установить имена, фамилии, личности всех изображенных на этом уникальном фото тех памятных фронтовых дней — в канун капитуляции фашистской Германии — военных корреспондентов‑летописцев, хроникеров‑репортеров того необычного, невероятного по своей кровопролитности и драматичности исторического события, а также автора этой редчайшей фотокомпозиции!

Александр Ольховой

продолжение следует

442 views

Обсуждение закрыто.