Дело его жизни


Сегодня исполняется 75 лет генерал-полковнику в отставке Александру Чумаковуscan-161121-0011

— Лично обо мне писать много не надо… — попросил юбиляр, обводя руководство военного информационного агентства «Ваяр» спокойным взором своих внимательных глаз. — Но вместе с тем накануне юбилея я готов поделиться с вами воспоминаниями о моей службе в Вооруженных Силах СССР, Российской Федерации, Республики Беларусь, которая математически выражается 45 годами.

Александр Петрович (если кто позабыл или по молодости лет не знает) четыре с половиной года — с октября 1996 по апрель 2001 года — являлся министром обороны Республики Беларусь.

Это были отнюдь не легкие годы для нашей страны, нашей армии, нашего народа. И именно благодаря принимаемым Александром Петровичем, другими генералами и офицерами мерам наша армия не только уцелела, сохранилась, но и получила мощный импульс для своего дальнейшего развития.

Сегодня Александр Петрович Чумаков — на заслуженном отдыхе. Шутка ли: службе в армии он отдал 45 лет! Прошел путь от курсанта до генерала, от «ученика ратной науки» до главы военного ведомства. Но дела и заботы людей в погонах по-прежнему не оставляют помыслов генерала. Поэтому он принял наше приглашение и вместе с полковником в отставке Леонидом Прищепой навестил «Ваяр».

Этим заслуженным людям есть что вспомнить, есть о чем рассказать. Вот несколько фрагментов из воспоминаний министра обороны…

Экспериментальный корпус

— С июля 1980 года по июнь 1982 года я командовал 120‑й гвардейской мотострелковой дивизией, — рассказывает Александр Петрович. — За этот период, а точнее в конце лета 1981 года, дивизия привлекалась к участию в крупном учении «Запад‑81», которое проводилось руководством Министерства обороны СССР на территории Беларуси и полигонах КБВО.scan-161121-0008 scan-161121-0010

Личный состав дивизии на этих маневрах проявил себя с самой высокой положительной стороны, за что был представлен к различным наградам и поощрениям. Вспоминая это прошедшее время удовлетворенности в состоянии положения дел, дивизия готовилась к началу учебного 1982 года. Но большой неожиданностью, в том числе и для меня, явилось распоряжение о том, что до июня 1982 года на базе 120 гв. мсд необходимо сформировать новое объединение — 5‑й отдельный гвардейский армейский корпус. С большим огорчением и неудовлетворенностью мне пришлось выполнять мероприятия по расформированию дивизии, считавшейся лучшей в Сухопутных войсках Вооруженных Сил СССР.

5‑й отдельный гвардейский армейский Рогачевский Краснознаменный, орденов Суворова и Кутузова корпус имени Верховного Совета БССР был сформирован в установленные сроки.

С конца мая 1982 года я был приказом министра обороны СССР назначен командиром этого корпуса и приступил к решению задач по его предназначению. В оперативной подготовке штабов, боевой подготовке личного состава корпуса большое внимание уделялось и отводилось действиям в качестве оперативно-маневренных групп в тылу противника, в отрыве от главных сил. В соответствии с предназначением корпуса его организационно-штатная структура в корне отличалась от существовавших в то время армейских корпусов.

Вместо дивизионно-полковой организационной штатной структуры в создаваемом корпусе была принята бригадная. То есть на базе полков 120 гв. мсд были сформированы две танковые бригады (1‑я и 2‑я отдельные гвардейские) и две механизированные (176‑я и 177‑я отдельные гвардейские). 310‑й отдельный гвардейский самоходно-артиллерийский полк, 1045‑й отдельный гвардейский зенитный ракетный полк и 1180‑й отдельный реактивный дивизион, входившие в состав дивизии, также вошли в новый корпус. Кроме того, в состав корпуса входили 1318‑й отдельный десантно-штурмовой полк, 276‑й отдельный вертолетный полк и ряд других частей и подразделений.

— 5‑й корпус был очень мощным: более 500 танков, более 600 БТР и БМП, 72 вертолета, сотни орудий и минометов, около 30 тысяч солдат и офицеров, — добавил Александр Петрович. — Это было уникальное единственное объединение, не имевшее аналога в Советской Армии. 5 оак я прокомандовал с мая 1982 года по июнь 1986 года с последующим убытием для прохождения дальнейшей службы в ГСВГ в должности командующего 20‑й гвардейской армией.

Кадры для светлого будущего

— Как было — так было. Прослужив в должности начальника штаба КБВО (июль 1988 — июнь 1991‑го), мне пришлось убыть в заграничную командировку и выполнять воинский долг в Корейской Народно-Демократической Республике. Но не успел еще детально разобраться на новом месте, как в результате пресловутой «перестройки» и августовского путча 1991 года моя служба завершилась в Вооруженных Силах СССР и продолжалась в Вооруженных силах Российской Федерации до ноября 1995 года. Тяжело вспоминать мне это время, но ведь было же и время за период моей службы, особенно с 1980 года — начиная с должностей командира дивизии, командира корпуса, командующего армией, начальника штаба округа, когда я перенимал, учился, а затем в своей служебной деятельности осуществлял методы работы видных военачальников — Маршала Советского Союза Н. В. Огаркова, генералов армии Е. Ф. Ивановского, П. Г. Лушева, Б. П. Снеткова, В. М. Шуралёва и многих других. У них можно было и чему поучиться, и что перенять. И возвращаясь к началу нашей беседы, как бывший руководитель военного ведомства я хочу заострить ваше внимание на подготовке военных кадров в Вооруженных Силах Республики Беларусь.img_1868 scan-161121-0001

Ведь, став министром обороны и столкнувшись со множеством проблем, мне пришлось вплотную заняться решением вопросов по подготовке кадрового состава для Вооруженных Сил. Дело в том, что с развалом СССР офицеры лишились возможности повышать свой образовательный уровень в военных академиях в России.

Это была огромная проблема. Начиналась эпоха новых войн, и если руководящий состав Вооруженных Сил не будет к ней готов, то даже страшно подумать, каким поражением обернется эта неготовность для всего народа.

Первыми и основными шагами решения этого вопроса для меня и других должностных лиц стали переговоры и договоренности с министром обороны России Маршалом Советского Союза Игорем Сергеевым, начальником Генерального штаба Вооруженных Сил генералом армии Анатолием Квашниным и руководством Академии Генерального штаба Вооруженных сил имени К. Е. Ворошилова. И, как в пословице, «лед тронулся» — с сентября 1997 года офицеры и генералы Вооруженных Сил Республики Беларусь начали учебу в академиях и других военных учебных заведениях России.

Генерал-полковник Александр Чумаков вспоминает фамилии тех, кто попал «в первый и последующие наборы» на учебу в России.

— Сергей Гурулёв, Пётр Тихоновский (будущие начальники Генерального штаба), Люциан Суринт (будущий командующий силами специальных операций), Игорь Глод (будущий заместитель начальника Генерального штаба по боевому управлению), Сергей Куприк (будущий первый заместитель начальника Генерального штаба), Сергей Борисёнок (будущий командующий войсками СЗОК), Владимир Сташкевич (будущий начальник штаба тыла Вооруженных Сил)…

Александр Петрович с гордостью говорит о том, что эти люди его не подвели и после учебы достойно продолжали службу в рядах белорусской армии.

— До моего увольнения из Вооруженных Сил проблема в подготовке кадров намного стала уменьшенной, чем существовала до этого, — подчеркнул он.

Формула счастья

— Должность министра обороны — одна из ключевых в любом государстве. А что для вас в должности министра было самым главным? — спросили мы у Александра Петровича.

— В одном из руководящих документов были такие строки: «Министр обороны несет персональную ответственность за состояние и положение дел в Вооруженных Силах». Вот эта личная ответственность и есть самое главное, — отвечает он. — И когда я видел, что те или иные предложения не ведут к улучшению обороноспособности государства, то принимал все от меня зависящие меры, чтобы направленность принимаемого решения изменить или поправить в положительном разрешении. И по своему опыту знаю — если человек чувствует личную ответственность, то дела решаются положительно.

…Внимательно вслушайтесь в эти слова и вы, наши читатели. Личная ответственность министра!.. Это умение и желание руководителя сделать жизнь и службу (или работу) подчиненных сегодня лучше, чем вчера. Это знание чаяний, надежд и забот всей армии, от генерала до солдата. Это концентрация опыта, государственной мудрости и уверенного взгляда в будущее…

— А личная ответственность порождает одно из самых дорогих для меня качеств — уважение всех солдат, офицеров и генералов, — продолжает свою мысль Александр Петрович Чумаков.

Наверное, это и есть формула офицерского счастья: отвечай за подчиненных, воспитывай их, учи уму-разуму — и совесть твоя будет чиста, а душа спокойна…

…Мы еще долго беседуем. Александр Петрович перелистывает страницы своей Книги Жизни, спокойно и взвешенно оценивает свои поступки и поступки тех людей, с которыми ему пришлось встречаться, вместе служить.

Но затем он вдруг говорит:

— Надо, чтобы человек, знавший меня, прочитав вашу статью, сказал только одно: «О, ты еще жив!». И все…

А вот тут позволим себе с вами не согласиться, товарищ генерал!.. Надо, чтобы все, кто вас знает и помнит, прочитав эту статью, сказали: «Побольше бы нам таких генералов, а ему — еще долгих лет жизни!».