Вся служба: совершенно секретно

В войсках связи Вооруженных Сил полковника в отставке Ивана Ильича Зайцева знают все. Поддержанию «нерва армии» в полной боеготовности он отдал 53 года. Вчера ему исполнилось 80 лет.

— Мне было пять лет, когда началась война,  — вспоминает Иван Ильич.  — Отец сразу ушел на фронт… Хорошо запомнилось, как в нашу деревню Лучки Орловской области пришли немцы. Всех жителей собрали, погрузили в товарные вагоны — и повезли в Литву, в концлагерь. Там умерла сестра. После освобождения вернулись домой… Оказалось, в наш дом попала бомба, устояли только стены.

Отец, инвалид, вскоре после войны умер. Начальную школу Иван в лаптях переходил. Мать тянула троих детей.

Иван Ильич помнит постоянное чувство голода: ежедневно он ел только хлеб, картошку и соленые огурцы. Первый раз попробовал колбасу в 9‑м классе, угостил хозяин дома, где он снимал комнату. Иван Ильич считает, что в жизни никогда не ел ничего более вкусного, чем тот кусочек колбасы из конины…

Лучшая жизнь началась, когда он в октябре 1955 года был призван в армию, считает Иван Ильич: обут, одет, накормлен. За два солдатских года в роте связи щучинской авиадивизии он научился работать на телеграфных аппаратах Бодо, СТ‑35 и Морзе. На всех этих средствах связи получил 1‑й класс. Поэтому в училище ему было легко. Когда другие еще только осваивали аппараты, Иван Зайцев помогал лаборантам регулировать и ремонтировать технику связи.

Курсант Горьковского военного училища техников связи  Иван Зайцев. 1959 год

Курсант Горьковского военного училища техников связи
Иван Зайцев. 1959 год

Через три года он окончил училище с отличием. К слову, все преподаватели в училище прошли через горнило Великой Отечественной и знали, как важно в боевых условиях уметь самостоятельно ремонтировать технику связи. Они научили курсантов профессионально пользоваться паяльником, вязать жгуты из проводов, читать принципиальные электрические схемы, искать и устранять неисправности. Практическая подготовка Ивану Зайцеву потом очень пригодилась.

В 1960 году — после окончания училища — прибыл с однокурсником на 62‑й узел связи в Минске. Они были, по сути, первыми специалистами в Белорусском военном округе по телеграфной засекречивающей аппаратуре. Их уже в училище предупредили: будут не только эксплуатировать, но и ремонтировать новую технику. На первых четырех комплектах аппаратуры ЗАС в округе лейтенанты налаживали связь с Генеральным штабом Вооруженных Сил СССР и штабами 28‑й общевойсковой армии, 5‑й гвардейской танковой армии, 7‑й танковой армии.

249_17

До этого основным средством документальной связи были аппараты Бодо — устойчивые к помехам, нетребовательные к каналам связи. Они могли передавать сигналы даже по колючей проволоке… Потом стали устанавливать ЗАС на стационарные узлы связи. На полевые узлы приходили аппаратные без начинки, и в установке на них оборудования вместе с представителями завода участвовал и молодой офицер Зайцев.

Через несколько лет службы на 62‑м узле связи специалистов ЗАС однажды вызвали по тревоге в 109‑й полк связи, где они устанавливали секретную аппаратуру в полевые аппаратные. А потом вместе с частью отправились в ГДР… Это была проверка передачи документальной информации с применением засекречивающей аппаратуры на узлы связи Генштаба, объединений, соединений на марше и в полевых условиях, по радиоканалам и по уплотненным «воздушкам» (воздушным линиям связи).

В 1968 году за внедрение телефонной и телеграфной засекречивающей аппаратуры офицер Иван Зайцев был награжден Почетной грамотой Верховного Совета БССР. Надо еще раз подчеркнуть: и установкой, и монтажом, и даже ремонтом аппаратуры ЗАС ему приходилось заниматься самому.

Проверка выполнения задачи специалистами ЗАС

Проверка выполнения задачи специалистами ЗАС

Перед каждым назначением на вышестоящую должность и получением новых типов комплексов ЗАС ездил на курсы повышения квалификации при Военной академии связи имени С. М. Буденного. Учился и самостоятельно, практически собирая каждый комплект собственными руками. Многостраничные «талмуды» руководств, инструкций и методических указаний по использованию систем ЗАС он досконально изучал и знал их назубок.

В 1960‑м пришел на узел связи лейтенантом — дежурным офицером станции ЗАС. А в 1979 году начальника 62‑го ус округа полковника Ивана Зайцева назначили начальником отдела ЗАС и безопасности связи управления связи БВО.

Через четыре года он стал начальником отдела ЗАС и безопасности связи в Центральной группе войск. Служба в группах войск ценилась. Однако командировка в Чехословакию запомнилась Ивану Ильичу как самый сложный период службы. В ответ на развертывание НАТО стратегических ракет в Европе было решено создать «ракетный щит» на западных границах стран — участниц Варшавского договора.

— В канун Нового года, 29 декабря 1983‑го, меня с группой офицеров высадили из вертолета в лесу,  — вспоминает Иван Ильич. — Мол, здесь будет оборудована первая позиция ракетных войск. Моя задача — за две недели развернуть систему связи для управления ракетными подразделениями. Представляете себе, что это значит?.. Кругом заповедный лес, каждое спиленное дерево, каждый вырытый кубометр земли надо согласовывать с чехами. Значит, мощную технику не пустишь. А зима, мороз. И надо больше сотни километров кабеля проложить в промерзшей земле, вырыть котлованы для подземных пунктов управления…

Киевский военный округ. 1986 год

Киевский военный округ. 1986 год

Солдатам выделили погонные метры: вырой — хоть умри. И они проявили солдатскую смекалку. Поливали трассы траншей соляркой, посыпали мусором, сверху раскладывали резаные шины — и поджигали. Ночью все это тлело, земля прогревалась… А днем лопатами, кирками рыли траншеи.

Из Союза кабели приходили с муфтами. Муфты обрезались, и кабели тщательно спаивались специалистами. Стыки, чтобы предохранить от попадания влаги, солдаты заливали гудроном. Нередко ошибались с температурой расплава — и стык сгорал… Приходилось мотаться с участка на участок, объяснять исполнителям, что и как делать. И таких нюансов было много. Работали, можно сказать, круглые сутки.

…Уже через два месяца готовность позиций Ракетных войск стратегического назначения в Чехословакии проверил министр обороны СССР Дмитрий Устинов. Однако для офицера Зайцева напряженная работа продолжилась. За свой труд Иван Ильич был удостоен второго ордена Красной Звезды.

Жены Зайцев, можно сказать, не видел тогда до самого отъезда в СССР. Он пробыл в Чехословакии менее года. И однажды супруга, встретив его на вокзале после возвращения из очередной командировки, сказала, что приказом министра обороны СССР ему предписано через три дня быть в Кишиневе. Там создавалось Главное командование войск Юго-Западного направления, и Зайцеву, начальнику отдела засекреченной связи — помощнику начальника войск связи по службе ЗАС и безопасности связи, поручалась первоначальная организация и обустройство узла связи.

Доброхоты «сочувствовали»: как так — без собеседования, не спрашивая, переводят на новое место службы… Надо обращаться в вышестоящие инстанции. Начальник штаба ЦГВ хорошо относился к добросовестному офицеру Зайцеву и, вызвав к себе, посоветовал: «Не слушай никого. Приказ есть, и ты все равно поедешь. Только вместо Кишинева можешь отправиться к черту на кулички».

А потом произошла катастрофа на Чернобыльской АЭС. Начальник штаба ставки генерал-полковник Колесов, назначенный начальником оперативной группы Министерства обороны СССР в Чернобыле, взял туда начальником связи полковника Зайцева. По собственной инициативе связист испросил разрешение отправиться в зону на неделю раньше. Пока из ставки прибыла основная группа, Зайцев облетел и объехал все узлы связи, разобрался с системой организации связи.

— Моя задача, — вспоминает Иван Ильич, — состояла в том, чтобы обеспечить связью оперативную группу руководства с войсками в любой точке 30‑километровой зоны отчуждения вокруг АЭС. В зоне было размещено 120 узлов связи и большое количество подвижных радиосредств засекреченной радиосвязи. Все службы нашей оперативной группы сидели в зрительном зале городского Дома культуры, а на сцене — начальник оперативной группы. И у каждого на столе — телефонный аппарат ЗАС (по открытым каналам говорить запрещалось). Каждый день проходили санпропускник. Спали первое время прямо на столах. Потом стали ездить отдыхать, если выпадала возможность.

Это был месяц очень напряженной работы. Ведь задачи в Чернобыле выполнялись и днем и ночью, и слов «нет, не могу» не существовало. За ту командировку офицер Зайцев был награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени.

В июне 1988 года полковник Иван Зайцев уволился в запас и остался работать в Кишиневе. Вскоре в Молдавии начались стычки на национальной почве…

Иван Ильич считает, что ему повезло обменять трехкомнатную квартиру в Кишиневе на двухкомнатную в Жодино. Однако на пенсии усидеть он долго не смог — вновь пришел работать на 62‑й центральный узел связи (Министерства обороны Республики Беларусь). И проработал здесь еще более двадцати лет. Практически каждый день ездил на электричке из Жодино в Минск и обратно. Многие не верят, что он столько проездил — 20 лет.

Много чего было в жизни полковника в отставке Зайцева. И задумывается Иван Ильич: случайности это были или воля высшей силы?.. В той же Чехословакии водитель уазика, который ему выделили, трое суток не спал. Старший машины полковник Зайцев обсуждал очередную задачу с другими пассажирами. Вдруг крик пассажира сзади, офицер повернулся — и резко крутанул руль вправо… Тяжело груженный самосвал промчался мимо. Зайцев дернул руль вправо еще до того, как понял, что его водитель спит на баранке.

Владимир Шурховецкий, «Ваяр», фото из личного архива Ивана Зайцева

596 views

Обсуждение закрыто.