Февральский гром «Гиацинтов»

На Обуз-Лесновском полигоне завершилось тактическое учение с боевой стрельбой дивизиона 231‑й артиллерийской бригады

Еще три недели назад личный состав 231‑й артиллерийской бригады находился в расположении воинской части и занимался плановым обслуживанием вооружения и военной техники, проводил занятия по предметам боевой подготовки. Но все изменилось, когда в рамках комплексной проверки Вооруженных Сил поступила вводная — привести один из дивизионов в высшую степень боевой готовности, во взаимодействии с военными комиссариатами призвать военнообязанных (всего около 200 человек) и совершить марш на 230‑й общевойсковой полигон.

Расчет установок для стрельбы проводит командир отделения — вычислитель младший сержант Михаил Окунев

Далее артиллеристы должны были оборудовать полевой лагерь, провести боевое слаживание подразделений пушечного самоходно-гаубичного дивизиона, выполнить стрельбу прямой наводкой из 152‑мм самоходной артиллерийской установки 2С5 «Гиацинт». А венцом этого полевого выхода стало проведение стрельб с закрытых огневых позиций. И сразу подчеркнем: расчеты выполнили их на хорошо и отлично.

— В конце января дивизион был приведен в полную боевую готовность, — отметил в беседе командир 231‑й артиллерийской бригады подполковник Алексей Хохлов. — Далее мы совершили марш комбинированным способом (часть техники отправилась по назначению железнодорожным транспортом, а часть — автомобильной колонной по дорогам общего пользования) и прибыли на 230‑й общевойсковой полигон с задачей провести боевое слаживание и успешно выполнить задачи в ходе тактического учения с боевой стрельбой. Данное мероприятие с нашей бригадой в таких масштабах проводилось впервые за последние несколько лет, ему предшествовали плодотворные тренировки.

Говоря об итогах завершающего этапа учения, командир 231 абр отметил добросовестное отношение командиров подразделений и всего личного состава дивизиона, понимание ими поставленных целей.

…К слову, основные задачи в ходе тактического учения с боевой стрельбой решали военнообязанные, призванные из запаса, и солдаты срочной службы. Младший сержант Владислав Канциял впервые за время службы участвовал в подобном мероприятии, но браво и четко отвечал на вопрос журналистов о вверенной ему технике, перечисляя тактико-технические характеристики самоходной артиллерийской установки.

— Опыта участия в боевых стрельбах на таком виде вооружения у меня еще нет — до недавнего времени я обучался в 72‑м гвардейском Объединенном учебном центре действиям на орудии 2С3, — отчитался младший сержант Канциял. — Отличия, конечно, есть, но существенной разницы я не вижу. В составе моего расчета — наводчик, механик-водитель и четыре номера расчета — все военнообязанные. Впрочем, в ходе комплексной проверки мы успели познакомиться, сплотиться. Сейчас качественно выполняем поставленные перед нами задачи. И по результатам стрельбы прямой наводкой получили оценку «отлично».

Наш разговор прервала команда старшего офицера на батарее старшего лейтенанта Игоря Игнатьева.

Через полсекунды вдоль позиций в унисон пронеслось эхо этой команды, продублированной командирами орудий. Номера расчетов хлопотали возле машин: один доставал снаряд, другой его принимал и загружал в ствол орудия, а третий номер расчета при помощи досылателя «отправлял» снаряд в самое нутро ствола. Примерно то же самое повторялось и с зарядом.

После того как команда старшего офицера на батарее была выполнена, младший сержант Владислав Канциял поднял белый флаг и громко выкрикнул: «Первый готов!». Посредник из числа офицеров бригады, взглянув на секундомер, зафиксировал в рабочей тетради результат. Лучший среди всех расчетов.

После этого личный состав расчетов занял свои места в стороне от самоходки, ожидая команды на открытие огня — предстоял самый зрелищный этап тактического учения. Наводчик — в полной готовности: он сжимал в руке рукоятку, которая должна была привести орудие в действие.

— Батарея, залп! — скомандовал старший лейтенант Игорь Игнатьев, и тишину полигона разбудил гром орудий.

На командно-наблюдательном пункте проводили оценку результатов и корректировали огонь батареи. В отличие от стрельбы прямой наводкой, где расчет может сам оценить результат, стрельба с закрытых огневых позиций предполагает использование данных разведки: координаты артиллеристам сообщают заранее.

После проведения очередных расчетов установок для стрельбы прозвучала команда на залп всех орудий дивизиона. Втрое больше самоходок одновременно полыхнули языками пламени и выпустили из своих стволов снаряды со скоростью более трех тысяч километров в час.

Среди тех, кто впервые увидел в те дни своими глазами «Гиацинты» в боевой работе, — и лейтенант Сергей Цветков. Парень буквально несколько месяцев назад, согласно указу Президента, был призван из запаса на офицерскую службу и назначен на должность командира огневого взвода пушечной самоходно-артиллерийской батареи 231‑й артиллерийской бригады.

— Я обучался в Витебском государственном университете имени П. М. Машерова по специальности «физик-инженер», вместе с дипломом получил и офицерские погоны, поскольку окончил военную кафедру, — рассказал Сергей. — А в октябре 2016 года был призван из запаса для прохождения службы в этой воинской части. Это первый мой полевой выход — познаю много нового, ранее неизведанного в жизни.

Боевая стрельба — это лишь небольшая часть задач дивизиона 231‑й артиллерийской бригады в ходе комплексной проверки боевой готовности Вооруженных Сил. И началось выполнение этих задач задолго до тактического учения, да и закончится не сразу после последнего залпа батарей. Один только марш в родную Боровку, что под Лепелем, пройдет почти через всю Беларусь, его протяженность составит более 300 километров…

Капитан Александр Иванов, «Ваяр», фото автора

 

 

553 views

Обсуждение закрыто.