Вся девическая рать…

До сих пор принято считать: вся польза от женщины — кухня да кровать. Их святая обязанность — воспитание детей и поддержание «жара» в домашнем очаге. Но история вносит свои коррективы и весьма нередко описывает такие ситуации, когда именно женщина — с оружием в руках! — вставала на защиту собственной жизни и родных земель. И в ратном деле она ничуть не уступала мужчинам, а где-то даже была и лучше их…

Героиня Отечественной войны 1812 года Надежда Дурова

«Гарем, равняйсь! Смирно!»

По преданию, основоположник китайской военной науки Сунь-Цзы (предположительно, современник Конфуция) начал карьеру полководца в гареме князя царства У. Эта история настолько абсурдна, что, весьма вероятно, является правдой, хотя, разумеется, скорее всего, она все же — вымысел…

Так вот, Сунь-Цзы носил личное имя У, что означает «воинственный», и мечтал о славе великого стратега. Может быть, поэтому он категорически отказывался жить в родном княжестве Цы, а непременно стремился служить правителю княжества У (ведь название княжества совпадало с его личным именем).

Добившись аудиенции у князя, Сунь-Цзы длинно и красноречиво просветил его о том, как надо готовить армии к войне и управлять ими. Князь, выслушав посетителя, настоял на том, чтобы тщеславный соискатель маршальского жезла продемонстрировал свое умение. То ли правитель плохо разбирался в военном деле, то ли обладал недюжинным чувством юмора, но он предложил Сунь-Цзы вымуштровать княжеский гарем. Дескать, сделаешь из женщин армию — значит, талант у тебя есть.

Новоявленный полководец разделил 180 наложниц-красавиц на взводы, поставив во главе каждого одну из любимых князем. Затем объяснил восточным прелестницам, как по команде нужно ходить, останавливаться, поворачиваться направо и налево. Объяснил дважды — чтобы наверняка. И подал команду: «Нале-во!».

Гарем и не думал поворачиваться — по «армии» прокатилась волна смеха. «Нале-во!», — еще раз крикнул Сунь-Цзы, но милашки продолжали хохотать. «Если распорядок ясен, но ему не следуют — это вина командиров», — сказал тогда Сунь-Цзы и приказал казнить командиров двух крайних взводов. Князь было возмутился, но Сунь-Цзы нашел что ему возразить: полководец имеет право делать со своим войском все что угодно.

После этого армия-гарем стала шелковой — наложницы впредь беспрекословно выполняли приказы. Неизвестно, участвовали ли они в военных действиях, но суть-то налицо… Оказывается, за один день собрать дисциплинированное войско можно и из гарема! Было бы желание…

Из глубины веков дремучих

У войны — не женское лицо. Но образ смерти мы рисуем именно в женском облике. И непременно — с косой. Может быть, потому что не раз в истории представительницам мнимого слабого пола приходилось надевать доспехи, брать в руки оружие и показывать врагу небо в алмазах, сражаясь с поистине мужской отвагой и удалью.

Нет, наверное, никого, кто не слышал бы историй о легендарных и прекрасных амазонках, воспетых отцом поэтов Гомером и описанных отцом историков Геродотом. Но амазонки — лишь один из примеров. Каждый народ хранит в своих преданиях рассказы о необыкновенных воительницах, прославивших себя в веках. И как бы в подтверждение этим былям-небылицам ученые-археологи от случая к случаю находят захоронения ратников‑женщин.

Археологическими же находками — вскрытыми захоронениями знатных дам в полном боевом облачении, при оружии и даже порой заодно с лошадиной сбруей — подтверждаются предположения многих греческих историков и об уже упомянутом выше племени амазонок, проживавших где-то за скифскими землями — на территории современного юга России и Украины.

Также историкам давно известно о том, что примерно в I тысячелетии до нашей эры на территории современной Курской области Российской Федерации обитали кочевые племена сарматов. Первое время раскопки погребальных курганов, где находили женские скелеты, одетые в боевые доспехи и вооруженные мечами, приводили ученых к такой мысли: вот, мол, заботливые мужчины вооружали своих умерших подруг для того, чтобы могли они, любимые, защитить себя в мире ином. Но почему тогда умирали те подруги не своей смертью? Их разрубленные черепа и застрявшие в плечевых суставах наконечники стрел говорили об этом неопровержимо. Примечательно и то, что вскрытые сарматские женские могилы гораздо богаче мужских. До сих пор в них находят не только больше украшений, но и больше оружия: кинжалы, боевые топоры, шлемы…

К сожалению, сарматы не ­составили письменных памятников о своем бытии. Судить о нем мы можем преимущественно по рассказам все тех же древнегреческих историков, особенно Геродота (которому, впрочем, даже современники верили не всегда). Именно он первым, путешествуя по свету, описал племя всадниц-дикарок, которые не выходили замуж до того момента, как убьют своего первого врага. Древний историк называет тех воительниц иорпатами (созвучно со словом «сарматы»), что в переводе означает «мужеубийцы». Дескать, мужчины им были нужны лишь для продолжения рода, а отыгравших эту свою роль мужей иорпаты лишали жизни.

В древних мифах таких же женщин называли амазонками — «безгрудыми» (в Элладе бытовало мнение, что сарматским девочкам еще в младенчестве прижигали каленым железом одну грудь — так удобнее было стрелять из лука).

А вот что пишет древнегреческий историк Диодор: «Жил у реки Термодонта народ под управлением женщин, которые наравне с мужчинами занимались военными делами. Говорят, что одна из них, имевшая царскую власть, отличалась мужеством и силой; составив войско из женщин, она стала обучать его военному искусству и покорила кое-кого из соседей. Приобретая все более и более доблести и славы, она постоянно делала набеги на соседние племена и, возгордившись вследствие удач, провозгласила себя дочерью Ареса, а мужчинам предоставила пряжу шерсти и домашние женские работы; затем она издала законы, которыми женщин вызывала на воинственные состязания, а мужчинам предоставила смирение и рабство». У детей мужского пола, добавляет Диодор, те воительницы калечили ноги и руки, чтобы сделать их негодными к военной службе, но оставить годными в качестве отцов будущих детей…

Разудалые девицы-поленицы

Не уступали западноевропейским гуриям и их восточноевропейские подруги по боевому ремеслу. «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет» — так описывал их решимость и волю классик русской литературы Николай Алексеевич Некрасов. И неспроста. Многие славянские, русские былины и старинные сказки повествуют об удивительных «поленицах — удалых девицах», женской ипостаси богатырей.

В русских былинах, к примеру, у князя Владимира очень часто пируют те самые «поленицы, девицы удалые». Сказительница так поясняет подзабытое нами слово: «Поленичи удалы это были воины-женщины, богатырского роду, воинству ученые». Причем нередко из таковых собиралось целое войско. «Девица, которой с рук и с ног вода течет: кто этой воды изопьет, на тридцать лет моложе станет; выезжает со своим войском в зеленые луга тешиться — все войско из одних девиц набрано»  — так рассказывает об одной из древних воительниц русский фольклорист Александр Афанасьев. А в легендах о граде Китеже повествуется о некоей девице Турке, хозяйке зверей и предводительнице женской рати.

…Но если вы сейчас представили себе стройную амазонку с «картинки» на греческой вазе, то вы сильно ошиблись. Вот описание из былины: «Конь под нею как сильна гора, поленица на коне будто сена копна, она палицу булатную покидывает да под облако, под ходячее, одною рукой палицу подхватывает, как пером-то лебединым ею поигрывает».

То ли под влиянием греческих легенд об амазонках, то ли потому, что восток у славян всегда ассоциировался с неведомой угрозой, но поленицам очень часто приписывают восточное — сарматское или хазарское — происхождение. Хотя на самом деле былины прямым текстом называют родиной самых известных полениц западнославянские земли, преимущественно Польшу!.. Первая славянская воительница была, если верить былинам, супругой мифического богатыря Дуная. По легенде, Дунай убил жену в поединке — и из ее крови потекла Непра-река, которую мы теперь называем Днепром.

«Я того же короля дочь Ляховицкого, молода Настасья дочь Никулична», — представляется Добрыне Никитичу еще одна небезызвестная для сказительниц особа. Правда, назвалась она только после того, как изрядно намяла богатырю бока своей палицей. А затем — чего время-то тянуть? — сразу же делает ему предложение, от которого, памятуя про палицу, невозможно отказаться… И стал бедный Добрыня мужем милой Настасьи.

И нет подвигам конца…

Былинные поленицы канули в Лету, но удалые бабы на Руси не перевелись.

8 июня 1744 года пятитысячный отряд турок и их союзников подошел к терской станице Наурской и напал на нее. Весть о приближении врага дозорные сообщили, когда станичники возвращались с праздничного богослужения (был Духов день — день Сошествия Святого Духа на Апостолов). Строевые казаки были в походе, поэтому за оружие взялись старики, подростки и казачки. Били горцев косами, вилами, серпами, обливали их кипятком… В ход пошли даже щи, варившиеся к праздничному обеду.

Сразу два имени храбрых воительниц открыла миру Отечественная война 1812 года: кавалериста-девицу Надежду Дурову и партизанку Василису Кожину.

Дурова, прототип Шурочки Азаровой из кинофильма «Гусарская баллада», ушла в армию в 1806 году, оставив мужа и ребенка. Участвовала в битвах под Смоленском и при Бородино, где была тяжело ранена осколком ядра. Но, выздоровев, вернулась в армию — и служила еще до 1816 года.

А вот Василиса Кожина шашкой не махала и даже в мужскую одежду не рядилась. Когда французы убили ее мужа, она стала мстить — резать косой ненавистных «мусье». Совокупно — лично или с помощью партизанских отрядов — Василиса уничтожила около шести тысяч захватчиков.

О героинях Первой и Второй мировых войн в двух словах сказать не получится. О них написано тысячи книг, снято сотни кинофильмов… Но и этого — мало. Подвиг воинов‑женщин безмерен. Последняя страница о нем будет написана еще очень и очень нескоро.

Подготовил Василий Арон

551 views

Обсуждение закрыто.