Огнём и манёвром

Недавно в Вооруженных Силах завершилась комплексная проверка боевой готовности. Одним из финальных аккордов этого масштабного мероприятия стало тактическое учение на 230‑м общевойсковом полигоне. Оно проводилось с подразделениями 72‑го гвардейского Объединенного учебного центра, которые были сформированы из числа военнообязанных, призванных из запаса.

По замыслу учения, на одном из этапов механизированный батальон занимает оборону в передовой полосе, вынуждая неприятеля ввести в бой главные силы, и выполняет задачу по отражению наступления условного противника. В интересах подразделения действуют авиация и артиллерия.По замыслу учения, на одном из этапов механизированный батальон занимает оборону в передовой полосе, вынуждая неприятеля ввести в бой главные силы, и выполняет задачу по отражению наступления условного противника. В интересах подразделения действуют авиация и артиллерия.

За учением наблюдали министр обороны Республики Беларусь генерал-лейтенант Андрей Равков, заместитель министра обороны Республики Беларусь генерал-майор Сергей Потапенко и командующий войсками Западного оперативного командования генерал-майор Виктор Хренин.

…С командного пункта я осматриваю будущее поле боя. Перед глазами — стена дождя. Холодный ветер колышет еще не успевшую очнуться от зимней стужи пожухлую траву. И где-то среди этого пейзажа расположились невидимые издали десятки боевых машин и сотни бойцов. В готовности обрушить на условного противника шквал огня они терпеливо ждут своего часа.

Вдруг слышится шум авиационных двигателей, справа проносится пара штурмовиков Су‑25. Через несколько секунд — далекий гул разрыва, вспыхивает пламя, превращая позиции условного неприятеля в огненный ад. И это далеко не все беды, которые обрушиваются на голову противника. Вслед за «летающими танками» (так называют эти штурмовики) в бой вступают вертолеты Ми‑8МТВ‑5. Они проносятся мимо командного пункта и наносят удар по мишеням неуправляемыми ракетами.

— Хотя эта техника и поступила совсем недавно, мы уже опробовали ее на штатных авиационных полигонах в ходе боевой подготовки, — объяснил военный штурман вертолетной эскадрильи майор Константин Белоусов. — Крайне важно организовать взаимодействие с наземными частями. Пилоты опытные, участвовали в «Авиадартсе» в прошлом году, с задачей справились успешно.

Даже с расстояния нескольких километров слышен грохот взрывов и видны огненные бутоны. Отработав, авиация пронеслась мимо командного пункта — теперь настала очередь их коллег с земли. Подана команда, и вой ветра пронизывают громогласные звуки первых выстрелов. Это «заговорили» танки, открыв огонь штатным снарядом. Начался огненный шторм. Невидимые издали силуэты техники освещаются дульными вспышками.

К грозному аккомпанементу 125‑миллиметровых орудий подключаются БМП‑2. Рассекая стену дождя, нитки трассеров одну за другой поражают далекие цели. Вереницы 30‑миллиметровых снарядов, словно яркие светлячки, быстро улетающие вдаль, расчерчивают огненными полосами все поле перед боевыми машинами. Командиры корректируют огонь своих подчиненных.

Затем до наших позиций донесся раскат могучих выстрелов «бога войны». Этот звук заставил меня даже вздрогнуть от неожиданности… Надежно спрятанный от посторонних глаз артиллерийский дивизион, приданный батальону, вступил в бой. Снаряды попадают точно в цель.

Спустя несколько минут в бой вступает пехота. Условного противника накрывает шквал огня из стрелкового оружия и ручных противотанковых гранатометов. Буквально через каждые несколько секунд звучит разрыв очередного снаряда или гранаты. Настоящий свинцовый дождь косит оставшиеся мишени…

Через несколько минут стрельба затихает. Наступает тишина, которая прерывается докладами на командный пункт. Мимо проносится, грозно рокоча мощными двигателями и распахивая гусеницами землю, колонна танков, которые меняют позицию.

Старший лейтенант Максим Гарлукович,  «Ваяр», фото Дениса Малышица

425 views

Обсуждение закрыто.