«Пятый фронт» партизанского генерала

28 июня 1941 года на дороге Пинск — Логишин у деревни Посеничи была уничтожена разведывательная группа 293‑й пехотной дивизии вермахта. В коротком бою немцы потеряли два средних танка Т‑2 и до взвода пехоты. Командир группы попал в плен вместе с важными документами. На территории временно оккупированной Беларуси происходили десятки локальных столкновений с разрозненными отрядами окруженных красноармейцев. Но именно этот эпизод попал в разработку службы безопасности рейхсфюрера СС — СД.

«Характер действий и вооружение нападавших свидетельствуют о том, что в районе действует особая, хорошо законспирированная группа, специально обученная для организации боевых действий в нашем тылу. Необходимо оперативно перебросить дополнительные силы для ее уничтожения. Существует опасность многократного увеличения численности отряда и проведения масштабных диверсий».

Из радиограммы начальника группы СД подполковника Отто Вильцаукинга.

В это время на лесной поляне вокруг немецкого офицера собралась группа людей в штатском. Допрос военнопленного не ладился. Майор вермахта оказался пьян. Держался вызывающе, требовал исполнять неписаные законы войны, по которым гражданские не могут брать в плен офицера. Переводчик — молодой учитель немецкого языка — стушевался. К группе подошел коренастый человек в выцветшей от времени гимнастерке, потертой кожаной куртке. Знаков различия на нем не было. Однако волевые черты лица, манера держаться и разговаривать выдавали в нем опытного военного. Он задал несколько вопросов. Немец манеру поведения резко изменил и будто бы протрезвел: на вопросы отвечал четко и даже попытался отдать воинское приветствие.

Генерал Василий Корж

Таким Василия Коржа подчиненные еще не видели. До войны многие его знали по Пинскому обкому КП(б), где тот возглавлял финансовый сектор. В приемной у него было всегда многолюдно. Руководители колхозов и директора предприятий приезжали, что называется, «выбивать деньги» на развитие хозяйства. Тогда с ним можно было спорить до хрипоты, стращать вышестоящим начальством и жалобами в «саму Москву». Сейчас слово Коржа было последним. Командир требовал строгой дисциплины и четкого исполнения своих приказаний. Что и как делать, он знал хорошо. Свой отряд сформировал в первые дни войны. Взял боевой псевдоним Комаров, со своими людьми ушел в леса. Это подразделение тогда состояло из трех отделений общей численностью 60 человек. Бойцам выдали винтовки, по 90 патронов и одной противопехотной гранате. Остальное нужно было добывать в бою.

За две недели отряд совершил четыре успешных нападения. Уничтожил десять автомобилей, до роты пехоты, захватил большое количество стрелкового оружия, в том числе новенькие пулеметы MG. На поиски отряда противник направил пехотный батальон. Несколько раз немцам удавалось нагнать группу, однако, маневрируя, отряд всякий раз выходил из окружения.

«Группа противника сумела обойти все наши засады. Редкое везение…»

Из воспоминаний начальника группы СД подполковника Отто Вильцаукинга.

Везение здесь было ни при чем. Василий Корж отлично знал тактику ведения автономных боевых действий в отрыве от основных сил регулярной армии. Он стоял у истоков создания так называемых партизанских войск еще в начале 1930‑х.

В Красной Армии идея подготовки к партизанским действиям против более сильного противника принадлежала народному комиссару по военным и морским делам Михаилу Фрунзе.

«Эффективное средство борьбы с техническими преимуществами армии противника мы видим в подготовке ведения партизанской войны… Но обязательным условием плодотворности этой идеи «малой войны» является заблаговременная разработка ее плана и создание условий для успешного развития боевых действий в отрыве от основных сил армии…»

Из научной работы Михаила Фрунзе «Единая военная доктрина и Красная Армия».

В конце 1920‑х годов по указанию Центрального комитета партии под руководством Михаила Фрунзе и руководителя Объединенного государственного политического управления (ОГПУ) Феликса Дзержинского в СССР была развернута работа по разработке пособий по тактике партизанской борьбы, созданию особых школ для обучения диверсантов, разработке специальной техники и вооружения.

Подготовкой к партизанской войне занимались дорожно-транспортные отделы ОГПУ и 4‑е (разведывательное) управление Генерального штаба РККА. Эта работа получила кодовое наименование «Д» — диверсия.

Первые спецшколы для разведчиков и диверсантов появились в Москве. В них готовили руководителей для развития региональной сети. Первой в этом списке стояла Беларусь. Западный особый военный округ являлся стратегическим направлением на Москву. Начальник специальной диверсионно-разведывательной школы Советской Белоруссии Артур Спрогис еженедельно отправлял в центр донесение о проделанной работе.

«Я занимался подбором людей для партизанских и диверсионных групп. Особой задачей было расставить преданных людей вдоль западной границы СССР. Это был наиболее сложный участок. Успех во многом зависел от работы на местах…»

Из воспоминаний Артура Спрогиса, уполномоченного специального бюро особого отдела ГПУ Беларуси, начальника специальной диверсионно-разведывательной школы.

В 1931 году тридцатилетний председатель колхоза Василий Корж неожиданно получил предложение поступить на службу в органы ГПУ НКВД. Работа по подготовке «партизанских войск» набирала обороты. Спрогис подбирал надежные, проверенные кадры, а Корж уже имел опыт партизанской войны — в начале 1920‑х годов воевал в отряде, действовавшем в Западной Белоруссии. Боевой опыт в новой должности пригодился. Успешно пройдя курсы руководителей, Корж под прикрытием должности инструктора Осоавиахима возглавил отдел по подготовке к партизанской войне Слуцкого района.

Спецшколы, как правило, размещались в нескольких зданиях. Они имели хорошие мастерские, лаборатории, закрытые тиры и небольшие полигоны, на которых можно было устанавливать и даже подрывать различные мины. В 1935 году в Слуцком районе он лично разрабатывал схему размещения так называемых боевых консервов. В лесу из расчета на 300–500 человек были оборудованы тайники, в которых хранились толовые шашки, взрыватели, бикфордовы шнуры, патроны, гранаты, винтовки и ручные пулеметы. Радиостанции хранили на хуторах. Там жили связисты групп. За счет государства им строили дом, бесплатно выдавали корову.

Всего на территории Беларуси в 1930‑х годах было образовано шесть отрядов: Минский, Борисовский, Слуцкий, Бобруйский, Мозырский и Полоцкий. Для их снабжения в лесных тайниках хранилось 50 тысяч единиц стрелкового оружия, 10 тонн взрывчатки, большое количество боеприпасов и медикаментов.

«Где хранилась взрывчатка, знал только командир группы и отец — он в отряде был подрывником. Весной талая вода размыла тайник, и некоторое время тротиловые шашки лежали у нас в погребе под картошкой. Отец работал обходчиком, хорошо знал железную дорогу и в случае необходимости должен был уничтожать составы противника».

Бой под Пинском

Занятия с партизанами

Из воспоминаний Леонида Малашенко, сына подрывника.

В 1935 году «партизанские войска» даже приняли участие в совместном с регулярными частями Красной Армии учении. За действиями войск наблюдал Сталин. Бойцы диверсионных групп старались так сильно, что выполнили учебно-боевую задачу лучше регулярных формирований. Сталину это не понравилось. По его мнению, «диверсанты» не могут превосходить регулярные войска. Вскоре Климент Ворошилов представил Сталину новую военную доктрину, в которой полностью исключалось такое понятие, как ведение боевых действий на временно оккупированной территории. Отсюда следовало, что подготовленные партизанские кадры не нужны. Спецшколы закрыли, тайники с оружием, боеприпасами и минно-взрывными средствами демонтировали.

К началу войны секретных хранилищ в лесах не было. Но остались подготовленные люди. Их Корж и повел за собой в леса. Отряд громил гарнизоны, проводил диверсии на дорогах. Это был особый фронт — партизанский.

В конце июля на территории Беларуси немцы развернули масштабную операцию «Припятские болота». За три недели было уничтожено четырнадцать тысяч мирных жителей. Все они, по мнению немцев, поддерживали партизан. Однако кровавые акции устрашения получили обратный эффект. Позже этому явлению в Советском Союзе дадут удачное наименование — всенародная месть. Люди массово уходили в лес. Формировались новые отряды. Партизаны планировали еще более дерзкие нападения.

Зимой 1942 года Василий Корж, организовав взаимодействие с другими отрядами, провел масштабный санный рейд. Народные мстители громили немецкие тылы в Минской, Полесской и Пинской областях. За три недели боевого похода бойцы разбили десятки гарнизонов, уничтожили более ста единиц техники, 850 солдат и офицеров.

«Вылазки бандитов становятся все более частыми и результативными. Они пользуются поддержкой местного населения. В качестве контрмер ведется создание агентурной сети и специальных отрядов, действующих под видом партизан».

Из донесения начальника группы СД подполковника Отто Вильцаукинга.

Хорошо налаженная разведка позволяла Коржу проводить успешные операции одну за другой. В результате его партизанский отряд восстановил советскую власть в восьми районах БССР. По численности его отряды превышали батальоны карателей. Немцы лютовали от своего бессилия.

«Партизаны, как блохи в шерсти собаки. В лесах их всех не переловишь. Проще сжечь собаку целиком — с блохами. Уничтожить все и вся, что хоть как-то связано с бандитами».

Из письма подполковника Отто Вильцаукинга.

Там, где вернуть контроль над территорией не удавалось, немцы отвечали карательными операциями. «Болотная лихорадка» унесла жизни тринадцати тысяч человек.

В начале 1944 года накануне масштабного наступления Красной Армии все партизанские формирования и подпольные организации получили по радио указание провести диверсии на железной дороге. Тактика была уже хорошо отработана. От предыдущих операций эту отличал масштаб. Боевые действия в тылу противника развернулись на огромной территории — 350 км по фронту и 550 км в глубину, практически на всей территории БССР, в них участвовало около 100 тысяч партизан при активной поддержке местного населения.

«Мы не в силах что-то кардинально изменить. Партизаны контролируют почти 60 процентов территории. Для восстановления положения нужны дополнительные силы».

Из донесения начальника отдела СД подполковника Отто Вильцаукинга.

В числе наиболее результативных был отряд генерала Василия Коржа. К июлю 1944 года его соединение разгромило 60 немецких гарнизонов, пустило под откос 478 эшелонов, взорвало 62 железнодорожных моста, уничтожило 86 танков и бронемашин, 29 орудий, вывело из строя 519 километров линий связи.

15 августа 1944 года Василию Коржу было присвоено звание Героя Советского Союза. Но главной наградой стало освобождение БССР. В разрушенной войной Беларуси было много работы. Нужно было восстанавливать города, заводы, сеять хлеб…

В 1946 году Василий Корж окончил Высшую военную академию имени К. Е. Ворошилова. Однако военная карьера не сложилась. Василий Захарович трудился заместителем министра лесного хозяйства. В 1953 году по собственному желанию возглавил колхоз «Партизанский край» Солигорского района Минской области.

Легендарный партизанский командир Корж так и не смог стать кабинетным работником. Остаток жизни он предпочел провести там, где погибли боевые побратимы, — в лесных просторах Беларуси. Он никогда не принижал ничьих заслуг, но упрямо отстаивал свою точку зрения: БССР освобождало четыре фронта: три Белорусских и один Прибалтийский, но был еще и пятый — Партизанский.

Юрий Андреев

456 views

Обсуждение закрыто.