Прибористы, или Как «лечат» парашютную технику


Каждый парашютист, покидая борт летательного аппарата, думает об одном: поскорее бы увидеть над своей головой раскрывшийся белоснежный купол. И порой многие не задумываются о том, что успешное десантирование во многом зависит от людей, которые проделали огромную работу на земле, оставаясь в тени. Их труд важен, их труд ассоциируется со словами «безопасность» и «жизнь». Речь пойдет о специалистах по ремонту воздушно-­десантной ­техники.

Наш корреспондент недавно побывал в Бресте, где на базе 38‑й отдельной гвардейской десантно-штурмовой бригады прошел сбор со специалистами по парашютным приборам.

Как рассказал исполняющий обязанности заместителя командующего по воздушно-десантной подготовке — начальник отдела воздушно-десантной подготовки и обеспечения командования сил специальных операций Вооруженных Сил подполковник Дмитрий Рыбинский, подобные мероприятия являются ежегодными.

— Каждый парашют комплектуется парашютным страхующим прибором. Без него десантники в небо не допускаются. Как и любые механизмы, парашютные приборы требуют своевременного обслуживания. Его проводят специалисты по обслуживанию этих технических устройств. На сборе мы подводим итоги работы за год, совершенствуем специальные знания и практические навыки техников по организации и проведению регламентных работ, обслуживанию воздушно-десантной техники, — рассказывает офицер.

К слову, ни одно учебное заведение в нашей стране подобных знаний не дает. В советскую бытность специалисты из Белорусского военного округа ездили постигать премудрости профессии в Россию. После развала Советского Союза нам пришлось самим осваивать парашютную науку: изучать автоматические устройства и приборы. Поэтому эти люди и называют себя прибористами.

На сегодняшний день в наших Вооруженных Силах лишь пять специалистов, которые имеют право ставить именное клеймо на парашютные приборы. Своеобразный знак качества, который страхует жизнь десантника!

Один из таких специалистов проходит службу в брестской мастерской: это старший техник отделения воздушно-­десантной техники воздушно-десантной службы гвардии старший прапорщик Вячеслав Молчан. В должности Вячеслав Николаевич с 2003 года. Родом он с Брестчины. Отслужил срочную службу, остался на контракт.

— Вскоре мне предложили стать специалистом по воздушно-десантной технике. Я согласился, — вспоминает гвардии старший прапорщик Молчан. — Случайных людей сюда не берут, смотрят, есть ли желание, способен или нет. Это особая служба, сбоев у нас не должно быть.

Как признался Вячеслав Николаевич, для того чтобы стать хорошим специалистом, нужны годы обучения и профессиональный рост. В 2016 году гвардеец совершил свой 400‑й прыжок с парашютом.

— Волнение присутствует перед каждым прыжком, хотя все уже доведено до автоматизма. Легче становится дышать, когда видишь, что купол наполнился. Кстати, жена у меня тоже военнослужащая, проходит службу в нашей бригаде в медроте. На ее счету 40 прыжков.

В мастерской по ремонту воздушно-десантной техники

Мы находимся в мастерской по ремонту воздушно-десантной техники. Тут имеется два участка. На одном из них проводятся работы, связанные с «железом», на втором — «тканевом» участке — своеобразная парашютная швейная мастерская. На нем новую жизнь обретают купола и подвесные системы.

Специалисты по приборам работают на первом участке. Длинное помещение, посередине своеобразный конвейер с рабочими местами. Стерильно, как в операционной, стены покрашены масляной краской, принудительная вентиляция. К слову, согласно нормам, в радиусе 40 метров от здания мастерской строго запрещается разводить огонь. Меры безопасности!

Люди на рабочих местах в белых халатах и шапочках, на каждый халат нанесен номер технологической операции, которую выполняет тот или иной специалист. Участок чем-то напоминает часовую мастерскую.

— Помещение идеально убирается до начала и после завершения регламентных работ, причем стены и потолки тоже моются, — знакомит меня с нюансами профессии гвардии старший прапорщик Вячеслав Молчан.

Работа техника-прибориста сродни работе ювелира

Работы по обслуживанию парашютных приборов осуществляются два раза в год — весной и осенью. Регламентное ТО проводится даже в том случае, если с парашютом не совершались прыжки. Техническое обслуживание обязательно проводится также после попадания страхующего парашютного прибора в воду или на песчаную местность.

В мастерской 15 рабочих мест, на каждом из них проводится определенная технологическая операция, имеется специальная карта работ. Специалисты обслуживают приборы АД‑3У-Д и ППК-У. Первый раскрывает парашютную систему через три секунды в случае, если десантник по какой-либо причине не дернул кольцо. Второй может срабатывать как по времени, так и по высоте. Эксплуатировать данные приборы можно в интервале температур от –60 до +60 градусов по Цельсию, ресурс их работы составляет тысячу срабатываний на протяжении 15 лет. Однако, как говорят специалисты, все зависит от срока выработки устройств, время их использования может сокращаться.

Проверка парашютного прибора после сборки

В мастерской проходят регламентные работы по обслуживанию двухконусного замка, который вместе с прибором накануне посадки парашютистов на борт летательного аппарата проверяет техник-приборист.

Поражает идеальная чистота на рабочих местах: даже пылинка, попавшая в парашютный прибор, может стать причиной трагедии. Поэтому все поступающие на конвейер изделия очищаются от пыли под действием струи сжатого воздуха.

— А где же все-таки происходит подготовка техников‑прибористов? — спрашиваю у гвардии старшего прапорщика Вячеслава Молчана.

— Непосредственно в воинской части. Кандидатов стараемся подбирать из солдат с высшим образованием, желательно с техническим. После этого их обучаем и начинаем с ними работать.

Но все же наиболее сложные операции выполняют Вячеслав Николаевич и его коллега по цеху гвардии старший прапорщик Геннадий Ярошук. Они, например, производят дефектовку деталей парашютных приборов, то есть определяют их годность к дальнейшей эксплуатации. Если деталь не соответствует заданным параметрам, выясняются причины неисправности. Если их установить не удалось, прибор списывается.

Парашютный прибор после сборки проверяется на специальной установке под названием УКПА на предмет соответствия тем параметрам, которые в нем заложены. Он тестируется на точность срабатывания по времени: механизм должен сработать через три секунды плюс-минус 0,3 секунды. Лишь в этом случае можно говорить о его исправности и работоспособности. Если специалист не уверен в этом на 100 процентов, он свое клеймо никогда не поставит.

— Думаю, каждый военнослужащий бригады, хоть раз совершавший прыжок с парашютом, вспоминает наших специалистов только добрым словом, — уверен гвардии старший прапорщик Вячеслав Молчан.

Несомненно, работа прибористов важная и ответственная. Во многом для педантов. По-другому в этом деле нельзя. Когда ценой твоей оплошности может стать человеческая жизнь, ошибиться ты попросту не имеешь права.

Подполковник Александр Политаев, «Ваяр», фото автора