Если вам не хватает в жизни праздника — заведите кошку…

Дюссельдорф

У меня есть кошечка. Живая. И она «сломалась». Возможно, неисправности в ней были изначально. Но, видимо, «производственный» брак был слишком хорошо спрятан под пестрой мягкой шерстью и явил себя миру не сразу. Порционно. Словно проверяя, надолго ли хватит у хозяина нервов…

А началось все без малого год назад.

Начну издалека. Я только-только завершил капитальный ремонт в квартире. Купил новую мебель, кухню, стиралку и другую бытовую мелочь. Живи да радуйся. Но чего-то не хватало. Моя девушка, уходя, однажды обронила: «Купи в квартиру шторы. Штор тебе не хватает для полного счастья». На следующий день я притарабанил из магазина тяжелые гардины, которые кое-как смог повесить на карниз. Массивная ткань сделала свое дело — комната погрузилась в легкий полумрак. Но полного счастья почему-то не наступило.

И вот однажды пришла мне в голову весьма необычная мысль: а не завести ли мне кошку? Животное неприхотливое, любит ласку, и дома одному не так скучно. Решено! Поехал с друзьями на Гурского, 42. Туда, куда ежедневно попадают те, от кого отказались, кто просто помешал двуногим переехать в новые квартиры или завести более породистых, усатых, пушистых…

В тот день в холодном помещении передержки ожидали усыпления четыре цветастых котенка. По старой, пропахшей человеческим предательством клетке ползало три пушистых комочка. Четвертый мирно дремал. Всем месяц от роду. Когда сотрудница ветклиники открыла клетку, спящий котенок проснулся. Что тут началось! Он начал верещать, скрестись по клетке, пытался вылезть из нее и стал тянуть ко мне маленькие пушистые лапки. Его-то я и забрал.

Мне дали пару советов по уходу, переспросили, действительно ли я хорошо подумал перед тем, как завести в доме животное. Заодно записали Ф. И.О. и мой телефон: божились, что будут регулярно звонить, справляться о состоянии животного.

Не позвонили.

Совсем.

* * *

…Котенка я назвал Дюссельдорф. В том, что это кошечка, не были уверены даже сотрудницы ветклиники. А я и подавно! Изучение того, что было под хвостом, поставило в тупик и меня, и друзей. Поэтому, недолго думая, нашли ей универсальное имя. На всякий пожарный… Когда половые признаки усатой стали явственны, Дюссельдорф стал Дусей.

* * *

…Первые дни пребывания в новом доме Дуся осваивалась. Научилась ходить в лоток. Правда, не совсем сама. Заставил я ее.

С лицом умалишенного я ползал за Дусей по всей квартире, пытаясь понять, какой из издаваемых ею звуков сигнализирует о том, что ее маленькая мохнатая попка готова сделать свое грязное дельце.

Фальстартов было много: то она поесть хотела, то поиграть, то просто мяукала, познавая неизведанное ею доселе пространство…

Но где-то под вечер сдалась. Сидя на лотке и пристально глядя мне в глаза, она-таки сделала то, чего от нее ждали. С чувством выполненного долга и легкой неприязнью ко мне она поспешила на кухню за очередной порцией еды. Причем пошла не искать. Требовать!

Ела много. Правильнее сказать — очень много! Иногда не могла до дивана самостоятельно доползти. Так и засыпала на своем полосатом пузике у тарелки либо где-то на полпути к комнате. Думаю, маленький кошачий мозг еще не мог свыкнуться с тем, что еда теперь на халяву и ее теперь достаточно. Но потом что-то пошло не так…

* * *

…Ничто не предвещало беды. Погожим пятничным вечером я возвращался домой. Мне позвонила мама:

— Ты где сейчас?

— Уже домой еду, мам.

— Поторопись! Мне только что звонила Майя (моя сестра. — Авт.). Она заходила к тебе кошку покормить. Там такое! Короче, сам увидишь… Умоляю тебя, сильно ее не ругай. Она же еще маленькая…

О том, что дома во время моего отсутствия что-то произошло, я понял еще с порога. Не понял даже, а учуял. Носом учуял. Картине, которая предстала моему взору, мог бы позавидовать сам Стенли Кубрик.

Подобрать эпитет к тому, что я увидел, не просто сложно. Нереально! Журналисту негоже браниться, посему скажу просто: я был обескуражен! И даже этим словом не передать те смешанные чувства, которые полыхали во мне: гнев, шок и неудержимое желание засмеяться, глядя на весь этот абсурд. Усатого градостроителя нигде не было видно…

Из-под дивана доносилось жалобное «ма-а-ау!». Дуся, по ходу дела, сама была в шоке от того, что учудила.

— Ду-у-у-уся… Заинька, иди сюда… Тебе ничего не будет… Кис-кис-кис…

Ага, щас! Она не вылезала из своего укрытия.

Причина такого экстравагантного поведения выяснилась тем же вечером. Новый корм был просрочен. На семейном совете вынесли вердикт: мохнатую морду — оправдать! Дуся была не против.

С этого дня к рациону Дуси стал относиться более ответственно. Но дама оказалась привередливой… Молоко, сметана, сливки ею игнорировались в любом виде. Исключением являлись лишь йогурты. Обязательно с фруктовым наполнителем. Причем я пришел к выводу, что в йогурте она предпочитала именно наполнитель. Не брезговала твердыми сырами: пармезаном, джюгасом. Пробовал кормить ее рыбой. Но здесь не обошлось без конфуза. Плавниковые ей не пошли сразу. Ну вот не пошли — и все тут! После очередной дегустации не прошло и десяти минут, как все, что она съела (причем охотно съела), поперло наружу. Усатая выла как раненый зверь, чем не на шутку перепугала меня и всех соседей. После той самой дегустации она возненавидела всю рыбную продукцию и мясоконсервную промышленность в том числе. Всей своей кошачьей душой.

* * *

…Появившийся в доме пятилитровый аквариум с единственным обитателем — барбусом — вызвал у Дуси неподдельный интерес. Там рыба была живая!

Я умилялся тем, как усатая часами сидела у аквариума, пытаясь завести с новым питомцем мало-мальскую дружбу. Мэтью (так зовут рыбку) взаимной симпатией ей не отвечал.

Дусю это в корне не устраивало.

В один из дней я застал ее за весьма интересным занятием — она лакала из аквариума воду.

Причем делала это так, будто объявили, что воду отключат на ближайшие года два-три. Так сказать, запасалась впрок. На протяжении недели уровень воды медленно, но уверенно падал. Мэтью нервничал.

Не подумайте, что кошке нечего было пить. Отнюдь!.. Питья больше чем достаточно — целый водопровод. И пьет она исключительно свежую воду. Из-под крана. Дуся ждет, пока кран включится, затем подставляет под ледяную струю голову. Вода стекает по ее ушам… И лишь потом она утоляет жажду. Видимо, от этого необычного ритуала она получает какое-то эстетическое удовольствие. Кошачье и непонятное простым двуногим.

С аквариумом дела обстояли иначе. Испытывая давнюю неприязнь к плавниковым, Дуся хотела отомстить им всем сразу в лице Мэтью. Интересная вещь получалась: наглая морда делала вид, что просто хочет пить, я прикидывался, что ничего не замечаю, Мэтью в панике гадил по всем углам аквариума.

В один из дней я решил вступить в игру: начал ежедневно доливать в аквариум свежую воду. И делал это так, чтобы мелкая не видела. Но однажды она меня поймала, так сказать, на месте преступления, во время очередного подливания воды выглянув из-за двери и застав врасплох!

Если бы я не знал, что кошки не умеют разговаривать, то мог бы поклясться чем угодно, что усатая злобно прошептала в мою сторону: «Ах ты сукин сын!» либо «Ах, ты! Подлец! Развод!». По крайней мере, именно это читалось в ее бесстыжих глазах.

С той самой минуты она потеряла всякий интерес к Мэтью.

На меня же затаила обиду.

И отомстила.

А мстить она умеет…

Продолжение следует…

Пётр Алёхин, фото автора

1 825 views

Обсуждение закрыто.