«Нужно видеть в человеке  красивое и это подчеркнуть»

Особенность профессии художника-гримера в том, что, делая других красивыми, он остается незаметным. Актеры под светом софитов, а он — в тени. Решив пролить свет на особенности этой профессии, интересуюсь у художника-гримера Драматического театра белорусской армии Елены Доливеля:

— Не обидно ли за такое положение вещей?

— Нет ни обиды, ни зависти. В профессии чувствую себя уютно и уверенно. Думаю, что каждый должен заниматься своим делом. Конечно, как всякая девочка, я хотела выйти на сцену, и эта мечта осуществилась. Играла в массовках в театре, была еще и роль немецкой девочки в спектакле «Рядовые», так что смогла ощутить, каково это — быть актрисой.

А в жизни Елена Доливеля владеет искусством преобразовывать внешность актера. Она работает с лицом актера, подбирает ему парик, усы, бакенбарды, если это нужно для роли. Кстати, специалист по изготовлению париков, накладных бород и усов называется постижером. И хотя чаще всего постижерные изделия готовят в специальных мастерских, Елена Доливеля сама умело справляется с этим.

Мое внимание привлекают парики, которых в гримерке, где мы ведем беседу, множество. Среди них — и те, которые Елена сделала сама. И вот она достает коробочку, на которой написано название спектакля, извлекает оттуда бакенбарды, усы, бороды… Некоторые из них сделаны из натуральных волос, другие — из искусственных. А с помощью шиньонов и накладок можно легко и быстро создать пышную прическу, подобрав волосы по цвету и тону.

Елена Доливеля рассказывает: чтобы сшить, например, парик, необходимо мастерство, опыт, нужный материал и усидчивость. Мастер использует карду (приспособление в виде очень острой расчески) — она нужна для расчесывания волос при изготовлении париков. Процесс, когда нужно по несколько волосков нанизывать и переплетать между собой, чтобы затем создать парик, называется трессованием. Это занятие кажется бесконечным и очень трудоемким.

Кстати, некоторые короны и маски, которые актеры используют в спектаклях, Елена тоже делает своими руками. Признается, что ей всегда не хватает поверхностей, на которых можно расположить вещи, с которыми она работает, поэтому она очень любит, когда в гримерке устанавливаются новые полочки.

Когда спектакль окончен, грим снимается, бороды отклеиваются и укладываются в специальные коробки, парики натягиваются на специальные болванки, чтобы в этом состоянии ждать следующего выхода на сцену.

Очень важная составляющая обязанностей гримера — помощь актерам в работе над образом. Еще до запуска спектакля или съемочного процесса он продумывает все необходимые детали грима, чтобы результат соответствовал замыслу режиссера. Приходится учитывать силуэт лица, характерные черты, особенности костюма, освещения, которое планируется применить на сцене или съемочной площадке.

— Чтобы стать гримером, нужно разбираться в истории, ведь в различные эпохи женщины и мужчины использовали различные компоненты для макияжа. И сейчас нужно хотя бы приблизительно гримом подчеркнуть то время, ту эпоху, о которой идет речь в спектакле, — уверена Елена Доливеля.

Также Елена читает литературу о костюмах и гриме всех времен и народов, и это увлечение историей помогает в работе.

Елена Доливеля признается, что ей также доводилось делать портретный грим, чтобы сделать одного человека похожим на другого. Это непросто. Бывает, работа занимает три — три с половиной часа. И все же ей нравится делать работу быстро и сразу же видеть результат, поэтому она не любит съемки в кино. А театральный макияж зависит от особенностей сцены. Так, на сцене ДТБА не стоит рисовать яркий макияж, но стоит сделать акцент на глаза, губы, скулы актрис.

— Как вы пришли в профессию, как в вашей жизни появился театр? — интересуюсь у художника-гримера.

— В профессию пришла случайно. Мамин знакомый работал в Белорусском государственном академическом музыкальном театре, предложил мне попробовать себя в качестве ученицы гримера. Начальником гримерного цеха была Юлия Реброва, которая предложила мне в качестве модели девушку с длинными волосами и сказала: «Попробуй сделать ей прическу». Я что-то сделала, а Юлия Константиновна уверила: «Ты нам подходишь, остальному научишься». Так я отработала год в качестве ученицы гримера, затем мне был присвоен разряд, и я отработала еще несколько лет, подглядывала за тем, как работают профессионалы. Меня научили шить усы, делать бакенбарды, ресницы, шить парики и шиньоны. Затем я поняла: если собираюсь оставаться в профессии — надо повышать квалификацию. Окончила курсы парикмахеров‑визажистов и продолжаю учиться каждый день. Смотрю на людей, их мимику, прически в транспорте и на улице. Попадаются интересные черты лица, разрез глаз, беру эти особенности на заметку. Как имитировать ранения и шрамы, можно подсмотреть в Интернете, так что учиться можно везде и всегда.

Саму же Елену в работе в ДТБА привлекает то, что у нее есть возможность профессионального роста. Она самостоятельно принимает решения, продумывая, какими будут образы, прически, грим в новых спектаклях. Признается, что ДТБА отличается от других театров тем, что здесь много концертов на полигонах и в воинских частях.

Кстати, на таких выездах, где актеры и зрители находятся максимально близко друг к другу, не нужен сложный грим, актеры обходятся легким макияжем.

— Если профессия твоя, она тебя «затянет», задержит, оставит у себя, — не сомневается Елена Доливеля и отмечает, что художнику-гримеру важно умело распределять время, быть дисциплинированным и ответственным. Нужно и творческое отношение к делу, художественные способности, хорошая зрительная память и цветовосприятие, развитая мелкая моторика, а также контактность, доброжелательность, аккуратность. А главное — нужно уметь видеть в человеке красивое и это подчеркнуть.

Наталья Пахомович, «Ваяр», фото автора

530 views

Обсуждение закрыто.