Об апреле всерьёз

Мы купили в деревне Клён дом под дачу, когда я ждала младшую дочь. Постройка была неплохая, но, конечно, не без недостатков. Основное: надо было менять лаги, полы, поднимать угол дома, перекладывать печи. Рассчитывать приходилось на собственные силы и на совсем небольшие деньги, ведь в то время перестройка яростно набирала обороты…

Основную нагрузку взял на себя отец, Георгий Александрович, прекрасный плотник, столяр, слесарь и прочая, прочая… Мастер на все руки, короче. А когда без дополнительных сил было не обойтись, к работе подключались мой и сестры мужья — соответственно Александр и Владимир.

Первый год за хозяйку была сестра Лариса: зимой родилась моя Ольга, а с младенцем на даче делать нечего. Но на следующий год, чуть потеплело, я ринулась в деревню.

Пока дочка спала или играла в пределах видимости, я занималась огородом. Иногда пряный весенний воздух доносил до меня запах ароматного самосада: отец курил самокрутки, так как сигарет было не достать, да и цена на них кусалась.

Вскопаю землю лопатой (с недавних пор — чудо-лопатой, представляющей собой большие двойные вилы), выберу траву, прорыхлю, затем формирую грядку. Руками выгребаю поперечные ровики, закладываю в каждый навоз, который потом присыпаю грунтом. Последний штрих — формирую на грядке бортики, уплотняя руками землю.

Эти бортики, замечу, сохраняются до осени. В чем их смысл? При поливе вода не стекает в пространство между грядками, растениям теплее всходить, а если накрывать посевы спанбондом, то всходам будет под ним просторнее расти, ведь бортики приподнимают утепляющий материал. К слову, мой опыт прижился в деревне.

Теперь работаю чудо-лопатой

Первые посадки — лук-севок, чеснок, морковь, свекла. В конце апреля, если погода достаточно теплая, можно приступать к посадке картофеля — но в огороде возле построек, за заборами, где есть укрытие от ветра и не так опасны похолодания. В поле же остается риск подставить картофельную ботву под заморозки.

Яркий тому пример — прошлый год. Апрель был даже не теплый, а жаркий, и я высадила картофель после 12‑го. Земля успела прогреться, клубни хорошо пошли в рост, и ботва уже в мае была пышная — всем на зависть. Но в мае, как водится, грянули заморозки. И ботва почернела. Правда, потом она снова пошла в рост, выправилась. И урожай был хороший. Но какой он мог бы быть, если бы картофелю не пришлось восстанавливаться! Короче, ранние посадки чреваты вот такими недоразумениями.

К слову, вы знаете, как надо поступать, когда прогнозируются заморозки? Укрывать ботву на ночь любым материалом (мешками, пленкой, картоном). Но этого, понятно, не хватит, поэтому в ход можно пустить любые ветки, в том числе сорняков, которые, вот подумай, ничего не боятся и к тому времени пышно зеленеют.

Картофель я сажаю так. Прокапываю обычной лопатой ряд, выбираю сорняки с корнями, раскладываю клубни на расстоянии примерно 25 сантиметров. Затем к каждой бульбине подкладываю комочек навоза и припудриваю эту парочку древесной золой. Затем прохожу с лопатой ряд, закапывая содеянное. Следом еще два ряда и снова — клубни, навоз, припудривание. Получается так, что между рядами с картофелем — пустой ряд вскопанной земли. К слову, эти междурядья я в дальнейшем стараюсь мульчировать ботвой редиса, пышными листьями ревеня, разгулявшимся по огороду укропом…

Но в первые годы, когда мы только приобрели дачу, наше картофельное поле стремилось к гектару. Вспашку и боронование (и окучивание), пока не купили мотоблок с прицепом и навесным оборудованием, проводили при помощи дяди-Шуриной лошади. На посадку и уборку собиралась вся семья — шесть взрослых и двое старших детей. Зато пололи все лето только втроем: я, старшая дочь Маша (с 10 лет) и племянник Саша (с 9 лет), который, кстати, теперь уже гвардии подполковник.

На меже я раскладывала стеганые ватные фуфайки для младшей дочери. Самая работа была, пока Оля спала. Грудью я кормила долго. Дочка проснется — покормлю, убаюкаю. Ведь надо работать. Благо дочка росла спокойная, тихая, могла играть в одиночестве часами.

Тетя Мария, мамина сестра и местная жительница, была сельской учительницей. Однажды она, увидев, как я кормлю Олю грудью и укладываю спать на меже, сказала:

— Ну ты, Лена, даешь! Как в старину…

И процитировала Тараса Шевченко:

Она на барском поле жала,

И тихо побрела к снопам.

Не отдохнуть, хоть и устала,

А покормить ребенка там…

Вспоминаю со светлой грустью.

Елена Романова, «Ваяр»

485 views

Обсуждение закрыто.