Генерал-майор Вадим Денисенко: «Они оба герои!»


Зазвучала сирена. Десантники готовятся к прыжку. Среди них и гвардии рядовые Дмитрий Страчук и Евгений Жарский. Парни еще не знают о том, что через несколько мгновений им предстоит борьба за свою жизнь и жизнь товарища.

…Приехав в 38‑ю отдельную гвардейскую десантно-штурмовую бригаду, мы, признаюсь, ожидали увидеть атлета-героя, которому нужно сниматься в боевиках. Однако на встречу к журналистам вышел молодой человек среднего роста.

В тот день в гости к гвардейцу пришла его девушка Ольга Пойта. Вот уже почти как полтора года она ждет своего молодого человека из армии. Знакомы влюбленные еще со школьной скамьи.

— Ой! Дима! Смотри, к тебе журналисты приехали… Я же говорила, что ты у меня герой! — восхищаясь своим парнем, говорит Ольга.

— Ну какой я герой — скажешь тоже… — начал смущаться Дима.

О произошедшем случае в Шумилинском районе Витебской области во время десантирования из самолета Ил‑76МД военнослужащий десантно-штурмовой роты 38‑й отдельной гвардейской десантно-штурмовой бригады гвардии рядовой Дмитрий Страчук любимой девушке, как и родителям, не сказал. Не хотел волновать. Ольга узнала об этом из Интернета.

— В тот день Дима позвонил мне, но был совсем немногословен. Я сразу поняла: что-то случилось, — начала рассказ Ольга. — Лишь потом о случившемся я прочла в Интернете.

Когда журналисты попросили Дмитрия рассказать эту историю несколько минут он заминался.

— Волнуюсь за Женьку. Ведь он в госпитале сейчас, — признался Дима. — Мы дружим практически полтора года, постоянно вместе выезжали на учения, полевые выходы, прыжки. А еще у нас всего день разницы в днях рождения. Я родился 26 июня, а Женёк — 27‑го. Теперь вот будем еще и один день рождения на двоих праздновать…

— Но ты ведь спас жизнь товарищу.

— Вы не совсем правы, — возразил боец. — Мы спасли друг друга.

— Как так? Расскажи нам о произошедшем подробнее.

— Тот день ничем не отличался от предыдущих, — вспоминает Дима. — Правда, перед прыжком я волновался немного сильнее обычного. Хотя такое бывает каждый раз, когда предстоит десантирование… Да, с Ил‑76 я уже прыгал, поэтому вроде бы чего было волноваться? Но тревога не покидала меня. У нас с Женей — гвардии рядовым Евгением Жарским — нет секретов друг от друга. Когда поднимались в самолет, он тоже поделился со мной своими мыслями и переживаниями. У него было такое же предчувствие — мы не придали этому особого значения… Уже на аэродроме офицеры воздушно-десантной службы еще раз проверили укладку парашютов, провели с нами инструктаж — и мы стали грузиться в самолет.

— Расскажи про сам момент прыжка.

— Сам момент полета длился всего 15 минут. Прозвучала сирена: это значит, что поступила команда «Приготовиться». Мы встали, подняли лавочки. Затем заправили перья стабилизирующего парашюта под клапан ранца. Обтянули ножные обхваты, чтобы при раскрытии парашюта на нем можно было сидеть, а не висеть.

Через 40 секунд открылась задняя рампа, а еще через минуту — боковые двери. Парни шагнули в небо… Вскоре пришла и моя очередь.

Я прыгнул, через мгновение облегченно почувствовал сильный рывок — значит, парашют раскрылся. Сразу же осмотрелся. Когда прыгаешь с «Ильюхи», нужно найти глазами самолет, чтобы уйти от него подальше и не попасть в поток десантников, которые выпрыгивают с противоположной двери. Ветром нас слегка разбросало в стороны, но в остальном это был обычный прыжок. По стрелке внизу я определил направление ветра, развернулся по ветру, осмотрелся по сторонам. Вокруг чисто. И я продолжил свой полет.

— Что случилось потом?

— Вдруг я понял, что перестал снижаться. Первая мысль — подхватило потоком ветра. Прошло еще несколько секунд, и меня дернуло вверх. Сначала показалось, будто я остановился… Вдруг я развернулся вправо и уже летел не по ветру.

Начал искать причину неполадки. Натянул стропы, чтобы снова продолжить полет по ветру. Резкий рывок вернул меня на прежнюю траекторию. Неожиданно я стал падать вниз. Причем прерывистыми рывками — где-то по 15 метров.

Мгновенно я поднял глаза вверх — и увидел, как Женя пытается перебежать мой купол. Нас учат так делать в подобных ситуациях. Но он, к сожалению, не рассчитал расстояние и сел прямо на него… Из-за этой посадки у него пропало натяжение на купол, и тот погас. После этого мой друг стал падать вниз, зацепив и мой купол, который тоже погас.

Земля летела навстречу… А дальше начали работать рефлексы. Организм все сделал сам, словно на автомате. Долгие часы, что я провел на занятиях, регулярные инструктажи спасли наши жизни.

Когда Женя пролетал мимо моего купола, я, сам того не понимая, как-то умудрился подцепить его парашют правой ногой. В те секунды даже и не почувствовал дополнительной тяжести на ноге. Мой парашют снова наполнился, а Женя смог раскрыть «запаску». Все это произошло буквально за девять секунд. Девять секунд: между жизнью и смертью…

— Как прошло приземление?

— Через несколько мгновений мы оказались на земле. Наполненный купол тянул меня по грунту несколько метров. Дело в том, что мое тело в тот момент трясло — и я не мог встать. Тогда я взял две стропы в правую руку и стал тянуть их на себя, но они выскользнули из пальцев. Мне помог наряд по площадке приземления. Загасив мой купол, те парни сразу побежали к другу. А я наконец смог встать на ноги.

Хотелось скорее расстегнуться, но никак не выходило. Плюс ко всему «запаска» была очень плотно затянута. Я крикнул наряду по площадке приземления, попросил, чтобы они позвали помощь. Практически сразу появились медики.

Это были одни из самых страшных мгновений в моей жизни. Женя не шевелился. Но после первой медпомощи он очнулся. Потом его отвезли в больницу. Мы с ребятами посовещались, и первое, что хотим сделать, — так это поехать к Жене. Ведь в той ситуации он спасал меня, освобождаясь от основного парашюта и введя в действие запасной. Женя для меня больше чем друг. Сейчас мы будем точно отмечать новый день нашего рождения.

* * *

Командующий силами специальных операций Вооруженных Сил Республики Беларусь генерал-майор Вадим Денисенко в тот день находился в Шумилинском районе и видел своими глазами действия гвардейцев Жарского и Страчука в сложившейся нештатной ситуации в небе. По словам Вадима Ивановича, оба военнослужащих действовали уверенно и решительно, во время снижения не было никакой паники и страха — только четко взвешенные действия.

— Они оба герои! На высоте 700 метров ничего не предвещало беды. Все шло штатно. Но когда это начало происходить, в той экстремальной ситуации они не запаниковали, а делали все возможное для спасения жизней — и своей, и товарища. Неизвестно, как поступил бы каждый из нас, оказавшись на месте этих парней! Их действия были слаженными. Они знали, когда и кто должен вводить запасной парашют. Поэтому оцениваю действия обоих солдат как грамотные и обдуманные, — поведал генерал-майор Вадим Денисенко. — Самое главное, что наши военнослужащие обучены. На каждом занятии по воздушно-десантной подготовке отрабатываются различные нештатные ситуации, так было и накануне того десантирования. Оно и к лучшему, что офицеры воздушно-десантной службы проявляют принципиальность во время таких занятий. Тогда у военнослужащих все их действия оттачиваются до автоматизма, а где-то и на уровне рефлекса.

А вот что сказал по этому поводу исполняющий обязанности заместителя командующего по воздушно-десантной подготовке — начальник отдела воздушно-десантной подготовки и обеспечения командования сил специальных операций Вооруженных Сил подполковник Дмитрий Рыбинский.

— Накануне со всеми десантирующимися военнослужащими 38‑й отдельной гвардейской десантно-штурмовой бригады была проведена основательная теоретическая и практическая подготовка на воздушно-десантном комплексе 103‑й отдельной гвардейской воздушно-десантной бригады. В воздушно-десантной подготовке все продумано до мельчайших деталей. Процесс обучения начинается с самого первого дня пребывания новоиспеченного воина ССО в армии. Сначала все они изучают устройство парашюта, страхующие приборы, порядок укладки основного и запасного парашютов. Затем переходят к отработке всех элементов прыжка на земле и на снарядах воздушно-десантного комплекса. Затем сдают зачет. К прыжку допускаются только те военнослужащие, которые сдали зачет не ниже чем на «хорошо».

В тот день на борту Ил‑76МД не было ни одного военнослужащего, кто бы ни разу не прыгал с парашютом. Дело в том, что прыжок из этого типа самолета считается сложным и к нему допускаются лишь те, кто уже не раз прыгал из вертолета или самолета Ан‑12. У этих парней уже было несколько прыжков, а гвардии рядовой Страчук и вовсе третий раз десантировался из самолета Ил‑76МД, — пояснил подполковник Дмитрий Рыбинский. — В сложившейся нештатной ситуации, когда оба основных парашюта начали гаснуть, гвардии рядовые Дмитрий Страчук и Евгений Жарский действовали профессионально. Так получилось, что Страчук на ноге держал край погасшего парашюта Жарского. Из последних сил, стиснув зубы, он удерживал товарища, позволив Евгению раскрыть запасной парашют. Будь до земли метров на десять больше, приземление было бы более благополучным.

…Девять секунд, девять страшных мгновений. За это короткое время двое молодых парней находились на волоске от смерти — и благодаря хорошей подготовке разобрались, как действовать в сложившейся ситуации. Смогли выкарабкаться, когда, казалось бы, шансы были минимальны. В воздухе, камнем несясь вниз… Они сумели показать, что такое мужество и отвага, а еще — настоящая армейская дружба. А ведь как иначе? Десантура своих не бросает!..

Капитан Олег Некало, старший лейтенант Максим Гарлукович, «Ваяр», фото Олега Некало