«Стальная лошадь» для пехоты

С первых дней образования Рабоче-Крестьянской Красной Армии перед командованием остро встал вопрос перевооружения войск. До Первой мировой войны большую часть вооружения и комплектующих в царскую Россию поставляли из-за рубежа. Таким образом, Европа и США держали ее на технологическом крючке. В стране изготавливали в основном стрелковое оружие и артиллерийские орудия. Танки, самолеты, оптические прицелы для бронетехники, двигатели внутреннего сгорания и даже запчасти через «западное лобби» в правительстве закупались за границей. В 1918 году налаживать отечественное военное производство для молодой народной армии пришлось практически с нуля.

Бронеавтомобиль для командного состава

Ставку в правительстве сделали на производство самого мощного вооружения — танков. По опыту Первой мировой войны эти боевые машины все больше доминировали на поле боя. Создавались специальные конструкторские бюро, строились заводы, испытательные полигоны для бронетехники. Первые танковые части участвовали в показных учениях для высших должностных лиц государства.

Главный инспектор кавалерии РККА Семён Будённый был ярым противником бронетехники и не скрывал своих взглядов. По его мнению, танки никогда не смогут заменить кавалерию ни по маневренности, ни по скорости, ни по напору сабельного удара. За танковые войска вступился нарком по военным и морским делам Клим Ворошилов. Прямо на КП он прочитал Будённому лекцию о перспективах нового рода войск, возросшей ударной мощи всей Красной Армии. Будённый насупился и сказал в усы:

— Даже если эти чадящие чудовища прорвут линию обороны врага, то развить наступление все равно некому — пехота безнадежно отстала.

Ворошилов посмотрел на импровизированное поле боя. Танкисты, желая произвести эффект на командование, развили максимальную скорость. Пехота безнадежно отстала. Возникла неловкая пауза. Воспользовавшись замешательством, Будённый ввел в бой кавалерийский резерв. Всадники с шашками наголо обогнали пехоту и разгромили войска условного неприятеля. Будённый был на седьмом небе от счастья. Кавалерия себя снова проявила. Ворошилов затаил обиду. Но на личные счеты времени не было. Конфликт с Будённым действительно вскрыл слабые стороны подготовки войск. Развитие высокотехнологичного вооружения обходило стороной пехоту. Солдаты все так же совершали пешие марши, на собственных плечах несли все имущество и вооружение.

Бронетранспортер на базе серийного грузовика «Форд-Тимкен»

Назрел вопрос о производстве специальной техники для стрелковых частей. В мире это направление широко развивалось. В Англии, США, Германии подобные машины уже состояли на вооружении. По конструкции они были совершенно разные. Одни были на колесном ходу, вторые — на гусеничном, третьи — на комбинированном. То есть одновременно использовались и колеса, и гусеницы. Осталось только выбрать подходящий для РККА вариант и запустить машину в производство.

Однако инициатива Ворошилова поддержки в правительстве не нашла. Производство техники стоило дорого. В стране и без того было много нерешенных проблем. Масла в огонь подлил и Семён Будённый. На служебном совещании он предложил отдавать в пехоту в качестве тягловой силы списанных кавалерийских лошадей. Как ни парадоксально звучит, но его идею поддержали. Правда, позже, подсчитав, сколько средств понадобится на строительство конюшен и закупку фуража, от этой идеи отказались.

Необходимо отметить, что в 1920‑е годы транспортная сеть была развита слабо. Люди ходили много и далеко. Например, из Заславля хозяйка могла запросто сходить в Минск за солью. А ее пятилетняя дочь в это время могла сбегать за пять километров в гости к бабушке.

Радиатор Д-14, прикрытый броневыми шторками

В пехоте служили выносливые мужчины. Во время длительного марша они всегда шли пешком даже при наличии свободных подвод. Ехать считалось признаком физической слабости. Во многом и по этой причине вопрос о технике для пехоты долгое время не находил решения.

Однако Ворошилов от своей идеи не отступился. Нарком по военным и морским делам был влиятельной фигурой, но даже он в Стране Советов не мог принимать решения единолично. Он сделал ставку на имеющиеся в СССР производства. Решение Ворошилову подсказали журналисты. В конце 1920‑х годов центральные газеты активно подхватили тему тракторостроения. По всей стране образовывались кружки молодых инженеров, которые разрабатывали и совершенствовали сельхозмашины. Военные использовали молодежный порыв в интересах обороны советского государства. На базе трактора решили построить бронированную машину для пехоты — бронетранспортер.

В числе рационализаторов был молодой талантливый конструктор Николай Дыренков. За плечами у него была только ремесленная школа, но об изобретениях Дыренкова лично докладывали Ворошилову. В поле зрения наркома по военным и морским делам он попал после того, как предложил построить «бронированный автовагон» с двигателем внутреннего сгорания. Проект оказался слабым. Но во время беседы изобретатель-самоучка показал целую тетрадь своих разработок. В результате по протекции из Москвы его назначили на должность инженера на Ижорском заводе.

Д-14 во время испытаний

В новой должности Дыренков активно занимался изобретательством. Но раскрыть свой потенциал не мог из-за прессинга «старой гвардии». Опытные инженеры с высшим образованием, что называется, держали молодого специалиста в подмастерьях. Дыренков снова едет в Москву к самому Ворошилову. В его рабочей тетради идей еще больше. Он предложил сформировать специальное опытно-конструкторское и испытательное бюро управления механизации и моторизации РККА. Идею изобретателя одобрили. В тот же день подписали приказ о назначении его начальником особого КБ. Тридцатилетний конструктор попытался отказаться: мол, его дело — чертежи, а не административная работа. Но приказы не обсуждают. От КБ требовали результат. И он превзошел ожидания.

Команда Дыренкова на шасси трофейного автомобиля «Форд-Тимкен» создает первый советский пушечный бронеавтомобиль с колесной формулой шесть на четыре. Серийный автомобиль Дыренков «упаковал» в шестимиллиметровую броню, защищавшую от пуль и осколков. Причем бронированным было даже днище. Сверху корпус венчала вращающаяся башня с пушкой калибра 37 мм, по бортам установили два пулемета. Вес машины составил почти четыре тонны. Для штатного четырехцилиндрового бензинового двигателя мощностью сорок лошадиных сил это была тяжелая ноша. Проблему решили установкой новой коробки передач. За счет удачно подобранного передаточного числа тяжелый бронетранспортер разгонялся по шоссе до шестидесяти километров в час. Большие колеса автомобиля позволяли преодолевать брод глубиной до одного метра. Экипаж боевой машины составлял три человека. Места для десанта в нем не было.

О выполнении задачи Николай Дыренков доложил в Москву. Наверху засомневались в качестве выполненной работы. Бронетранспортер инженер построил в рекордно короткие сроки — за три месяца. Однако государственная комиссия недочетов не выявила. В акте приемки было написано:

«Испытуемый образец бронетранспортер Д‑13 соответствует системе развития танко-тракторного и автоброневого вооружения Рабоче-Крестьянской Красной Армии, принятой Революционным военным советом СССР 18 июля 1929 года».

Машина была надежной в эксплуатации и дешевой в производстве. Однако в серию она не пошла. Было изготовлено всего двенадцать колесных бронетранспортеров. После чего производство свернули. Д‑13 служил хорошим средством огневой поддержки пехоты в бою, но по-прежнему не разгружал бойцов. К месту выполнения боевой задачи они по-прежнему шли пешком, навьюченные имуществом. Командование РККА еще раз напомнило Дыренкову о том, что армии нужен не танк на автомобильных колесах, а машина для пехоты.

Базой для гусеничного бронетранспортера Д-14 конструктор выбрал серийный трактор «Коммунар», который массово производили в Харькове. Трактор, как рыцаря, заковали в стальные латы. Броневой корпус машины собирался из катаных броневых листов толщиной 11 миллиметров методом клепки. Это удешевляло сборку и упрощало ремонт. Например, заменить фрагмент поврежденного борта можно было прямо в боевых условиях. На лобовом бронелисте находилось шесть вертикальных входных отверстий воздухозаборников системы охлаждения двигателя, прикрывавшихся бронированными створками. На крыше располагалась командирская башенка. В корме находилось десантное отделение, рассчитанное на целый взвод пехоты. Для посадки и спешивания экипажа и десанта в бортах машины были оборудованы по три двери.

Вооружение Д-14 состояло из двух 7,62‑мм танковых пулеметов, которые при необходимости можно было устанавливать в любой части бронетранспортера. Имелась также возможность ведения десантом огня из личного оружия через шесть амбразур в дверях.

Боевая машина имела массу двенадцать тонн. Однако она развивала скорость всего шесть километров в час. Неповоротливый, огромный бронетранспортер был хорошей мишенью для артиллерии противника на поле боя. Но это была первая машина для доставки пехоты к месту выполнения боевой задачи. Времена менялись. На марше стрелковые подразделения не шли пешком — экономили силы для сражения.

На показных маневрах бронетранспортер с десантом вышел на поле боя одновременно с кавалерией. Будённый, глядя на бронированный трактор, усмехнулся. Конница вырвалась вперед. В это время по линии окопов условного неприятеля вспыхнул огонь. Лошади испугались пламени, повернули назад. Бронетранспортер преодолел препятствие, высадил десант, поддержал его огнем во время атаки. Ворошилов был доволен собой. Он поквитался с Будённым. Чтобы еще больше позлить старого друга, Ворошилов предложил проехать на тактическое поле, проверить мишени. Будённый как старый кавалерист оседлал вороного жеребца. Ворошилов сел в бронированный легковой автомобиль. Лошадь Будённого отказалась идти по раскаленной после пожара земле, машина Ворошилова проехала с ветерком.

Этот бронированный автомобиль Николай Дыренков построил специально для командного состава. Его прототипом стал легковой автомобиль ГАЗ-А. Броневой корпус состоял из бронелистов толщиной семь миллиметров. Они располагались наклонно, обеспечивая рикошет пуль от корпуса. Скорость по шоссе составляла восемьдесят километров в час, по пересеченной местности автомобиль разгонялся до тридцати километров в час. При движении по снегу и бездорожью экипаж использовал цепи на колесах. В качестве вооружения использовался пулемет калибра 7,62 мм.

Машина получилась настолько удачной, что ее незамедлительно приняли на вооружение. Такая была даже у опытного кавалериста Семёна Будённого. Ее, по воспоминанию сослуживцев, он уважительно называл стальной лошадью.

Конструктор Николай Дыренков, мечтавший о моторизации советской пехоты, свои планы реализовать не успел. В 1937 году он был репрессирован и расстрелян на полигоне Коммунарка. По трагическому совпадению, в этот же период запретили производство его бронетранспортера на базе трактора «Коммунар».

Разработки Дыренкова впоследствии использовались для создания новых бронетранспортеров. О них мы расскажем в следующих номерах газеты.

Юрий Андреев

 

 

 

 

222 views

Обсуждение закрыто.