Партизанская связная

Когда началась Великая Отечественная война Тамара Губарева жила в деревне Долголесье Гомельской области. Девочке было двенадцать лет. Она окончила пятый класс и мысленно представляла, как проведет свои летние каникулы. Однако ее детским планам не суждено было сбыться.

Тамара Губарева (в центре)

22 июня 1941 года началось с собрания встревоженных сельчан около конторы совхоза. Из радиорепродуктора голос Левитана сообщил о нападении немецко-фашистской Германии на Советский Союз… Уже на следующий день была объявлена мобилизация мужчин. Однако вражеские силы стремительно наступали. Вскоре деревня была оккупирована.

Отец Тамары Адам Губарев вместе с председателем совхоза Андреем Бурым создали Гомельский сельский отряд. В него вошло около двадцати местных жителей, которых не успели призвать на фронт. Бурый стал командиром, а Губарев — его правой рукой. Тамара тоже выполняла ответственную миссию — была партизанской связной. Сведения девочка собирала, играя неподалеку от конторы, где в то время разместились подразделения вермахта и СС. Страшно подумать, что сделали бы с ребенком фашисты, узнав, что она помогает партизанам…

Однажды связная подслушала разговор полицаев: бывший сельский почтальон составлял списки коммунистов и подпольщиков. Ночью народные мстители навестили предателя… Списка немцы так и не увидели, как и самого его автора.

Для фашистов Андрей Бурый и Адам Губарев были как кость в горле. За информацию об их местонахождении фашисты обещали большую награду. В охоте за Адамом Губаревым каратели использовали его семью как приманку: устраивали засады около дома, угрожали его жене и детям расстрелом, пытаясь выяснить, где глава семьи скрывается.

В один из дней семью арестовали и куда-то повезли. В пути пленникам было слышно, как вдалеке стрекотали автоматные очереди. В душе у них затеплилась надежда, что партизаны отбивали деревню. На самом деле — это расстреливали людей. Неожиданно подъехал всадник и приказал отвезти задержанных в деревню Михальки, а оттуда — в Гомель, где находилась тюрьма гестапо.

Допросы, пытки, расстрелы… Через окошко камеры доносились дикие крики узников. Когда входили фашисты, они приказывали встать. Те, кто медлил, подвергались ударам резиновыми плетками. В такие минуты сердце девочки тревожно стучало: вдруг поведут на расстрел? Часто ее маму забирали на допрос. Каждый раз, избитую и окровавленную, ее бросали в камеру. Страдания и муки были невыносимыми. Хотелось, чтобы все это быстрее закончилось.

В августе 1942 года партизаны Гомельского сельского отряда соединились с отрядом «Большевик». К этому времени семья Губаревых в плену провела уже около девяти месяцев. Вскоре их отпустили. Наверное, решили дальше следить, чтобы попытаться поймать партизанского командира. Было это весной 1943 года. Изможденные, они добрались из города до родной деревни. Однако, как оказалось, возвращаться было некуда.

— Дом был занят семьей одного из полицаев, — вспоминает Тамара Адамовна. — Нам выделили маленькую комнатку. Мебели не было, поэтому смастерили нары. Вместо матрасов и одеял — сено. Соседи боялись помочь, так как фашисты за помощь родственникам партизан карали расстрелом. Вскоре все мы тяжело переболели тифом. Узнав об этом, папа хотел передать нам через сельчанина кусочек сала. Однако «друг» отнес посылку старосте, рассказал, что отец снова объявился в деревне.

После этого случая немцы вновь устраивали засады. Надо было уезжать из деревни. Раздобыв пропуск для переезда в соседнее поселение Хальч, Губаревы надеялись укрыться от преследования. Однако фашисты нашли их и там.

— Мать снова арестовали. Пока она была под арестом, мы, чтобы прокормиться, ходили по дворам просить милостыню, — тяжело вздохнув, сказала моя собеседница.

Осенью 1943 года войска Красной Армии приблизились к Гомелю. При отступлении фашисты решили расстрелять оставшихся мирных жителей, вели их на место казни. Однако ангел-хранитель уберег людей: советские войска стремительно наступали. Гитлеровцы, спасаясь бегством, бросили пленных на дороге. Рядом была деревня Пуща, где осталось лишь два дома. Там все и поселились.

Спустя несколько дней на лошадях приехали два красноармейца. Один из них был отцом Тамары. Счастью и радости не было предела! Вскоре он уехал, однако уже знал, где искать свою семью.

Проживая в деревне Хальч, все документы Гавриловы сложили в чугунок и закопали. Теперь можно было их забрать. Из Пущи Тамара с семьей пошла на малую родину. Путь лежал по местам недавних боев, где в окопах еще лежали незахороненные воины… Придя в деревню, узнали, что одно из полей, по которому они шли, было заминировано. Счастье, что остались живы!

После освобождения Гомеля семья переехала в город. Отец стал начальником финансового отдела Железнодорожного района Гомеля. Поселились в бесхозном доме на улице Киевской. Дети продолжили учебу.

Еще во время войны Тамара Адамовна мечтала: если останется в живых, то научится всему, что должен уметь и знать защитник Отечества. В 1947 году она освоила стрельбу из оружия, плавание, ходьбу на лыжах и беговых коньках. Тренировалась, словно готовилась к поступлению на военную службу. Затем заочно училась на технолога легкой промышленности, работала на фабрике «Коминтерн». Вышла замуж, родила детей. Сегодня занимается общественной деятельностью. Много раз была награждена почетными грамотами и медалями, является народным заседателем Гомельского областного суда, председателем Гомельской областной организации бывших несовершеннолетних узников фашизма «Дети войны», член правления и член координационного центра Белорусской ассоциации бывших несовершеннолетних узников фашизма (г. Минск). А также она — активная участница хоров ветеранов войны и труда и «Виктория».

Увлекается мотоспортом. До 1966 года участвовала в соревнованиях. Гомельчане ее знают как многократную рекордсменку, чемпионку города, области и республики по мотоспорту. Не раз ей доводилось участвовать в мотопробегах, возглавлять колонну гомельских байкеров!

Недавно Тамаре Адамовне исполнилось 85 лет. Однако за рулем железного коня она чувствует себя уверенно. Глядя на эту замечательную женщину, люди говорят: «Старость дома не застанет — я в дороге, я в пути!».

Валентина Литвинова, г. Гомель

207 views

Обсуждение закрыто.