УНИКАЛЬНЫЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ КАК ТАМ В НЕБЕ, НА ПЯТИ ТЫСЯЧАХ МЕТРОВ?


— Если есть желание, мы можем поднять вас на пятикилометровую высоту… — практически с ходу ошарашивает меня начальник 223‑го центра авиационной медицины ВВС и войск ПВО подполковник медицинской службы Алексей Евич.

— То есть как поднять? Я что, не туда приехала? Вообще-то я к медикам путь держала… А что — можно, да? А какие будут ощущения? — в ответ удивляю своего собеседника.

— У каждого человека они разные. У меня, например, было чувство сродни эйфории, такой, знаете, легкости, что ли… Вы не волнуйтесь, «поднимать» вас будет специальное оборудование, имитирующее различные условия на данной высоте, — успокаивает Алексей Леонидович.

Остановила меня от этого маленького приключения мысль о недавно перенесенной болезни, связанной с гайморовыми пазухами. Признаюсь, что до сей секунды я жутко сожалею о том, что отказалась, — и беру на себя обязательство все-таки покорить эту, ставшую уже навязчивой идеей, пятикилометровую высоту.

Заблуждением был и мой выпад насчет офицеров‑медиков центра «не туда приехала?..». Они, конечно же, здесь служат, но спектр задач, выполняемых сотрудниками центра, оказался гораздо шире, чем я могла подумать. В состав этой по-своему уникальной воинской части входят отделения врачебно-летной экспертизы, кадров, поликлиническое и терапевтическое отделения, отделы авиационной психологии, физической подготовки и выживания летного состава, а еще диагностический кабинет и клиническая лаборатория.

Идем в кабинет, где находится то самое оборудование, которое может «поднять» человека на такую огромную высоту. Барокамера — наверняка все о ней хотя бы слышали — легендарное сооружение научного предназначения, причем внушающих уважение размеров. Внутри могут поместиться четыре человека. Окрашена она в зеленый цвет — видимо, не просто так: ведь всем известно, что именно он обладает успокаивающим свойством. Что здесь немаловажно — ведь авиатор, который будет проходить исследование в этой зеленой «скорлупе», должен быть отдохнувшим, здоровым и оставаться спокойным.

Так выглядит барокамера изнутри

Так выглядит барокамера изнутри

Барокамера позволяет «поднять» человека на высоту до 21 (!) тысячи метров. Но для проверки летного состава в реальных условиях гипоксии без применения дополнительного кислородного обеспечения врачи в погонах, как правило, останавливаются на пяти тысячах. «Подъем» на высоту происходит со скоростью 15 метров в секунду. В течение всего процесса врачи постоянно поддерживают связь с авиаторами через небольшое окошко и ларингофон.

Когда исследуемые достигают нужной высотной отметки — так называемой площадки, они остаются там порядка 20 минут. В это время офицеры-военврачи наблюдают за состоянием здоровья летного состава, а также — если понадобится — дают различные задания на внимательность, память и способность к логическому анализу. Думаю, понятно, зачем.

Затем проходит второй этап исследования — спуск со скоростью 30 метров в секунду. Через 40 минут, когда дверь барокамеры открывается, авиаторы проходят медицинской осмотр, дабы исключить какие-либо отклонения в их физическом состоянии.

Что же чувствуют люди на такой большой высоте, как себя там ведут?

— Видите стопку журналов? В основном читают их содержимое, пока находятся на отметке 5 тысяч. Кто-то сам приходит с книгами, кто-то с кроссвордами. А иногда и вовсе ведут беседы, рассказывают друг другу анекдоты… — пояснил начальник высотных специальных исследований майор медицинской службы Максим Коршук.

Но бывает в барокамере и не столь радостное времяпрепровождение. Помимо действующих военных авиаторов, здесь проходят исследование абитуриенты, поступающие на авиационный факультет ведущего военного вуза Республики Беларусь — Военной академии на летную специальность. Недавно один из претендентов на поступление «не прошел» барокамеру. Дважды!

Да, врачи центра всегда дают второй шанс на исследование. Как я уже упоминала выше, перед входом в барокамеру человек должен быть абстрагирован от внешних факторов — но далеко не всегда, согласитесь, удается отрешиться от всех проблем, тем более молодому человеку в ходе вступительной кампании. Вот сотрудники центра и дали тому парню еще одну попытку. Но для него, к сожалению (или счастью: ведь даже незначительные отклонения в физическом состоянии могут стоить летчику самого дорогого — жизни, и не только своей…), дорога в небо в этом году оказалась закрыта. Сотрудники 223‑го центра авиационной медицины ВВС и войск ПВО все же поставили объективно нужную запятую во фразе «казнить нельзя помиловать» — не в пользу абитуриента.

Но бывают и другие случаи, которые отчасти подтверждают мудрую пословицу «Вся семья вместе, так и душа на месте».

Несколько лет назад один из абитуриентов, проходя барокамерное исследование, во время «подъема» вел себя нормально, но как только «поднялся» на площадку, потерял сознание, упал лицом на стол… Соседи по барокамере быстро привели его в чувство, подав парню кислородную маску. Своеобразный первый «экзамен» был провален.

На вторую попытку юноша пришел с отцом — на тот момент действующим летчиком. Отец давно видел в мечтах своего наследника, рассекающего на самолете облака. И профессиональный покоритель неба, которому тоже вот-вот надо было проходить обследование, согласился пройти его с сыном. Результат приятно удивил медиков центра. Отец и сын, будучи уже на площадке, говорили о насущных проблемах, шутили, обсуждали планы на будущее. Во время испытания врачи даже немного увеличили время их «пребывания» на 5 тысячах метров, чтобы убедиться в правильности оценки состояния организма потенциального продолжателя летной династии. И не усомнились в положительных результатах.

Помимо барокамерной и многих других проверок действующего и будущего летного состава наших Вооруженных Сил, центр авиационной медицины занимается и его подготовкой для выживания в природных условиях. Не так давно в состав уникальной части вошел отдел физической подготовки и выживания летного состава. Его работа построена таким образом, чтобы каждый военнослужащий, связанный с полетами, прошел здесь обучение раз в два года. А еще в этом отделе курсанты авиационного факультета Военной академии проходят парашютно-десантную подготовку.

Совсем скоро они сделают шаг в небо, а пока проходят парашютно-десантную подготовку

Совсем скоро они сделают шаг в небо, а пока проходят парашютно-десантную подготовку

У матерых же покорителей неба программа обучения более основательная. Заместитель начальника отдела физической подготовки и выживания летного состава 223‑го центра подполковник Сергей Шидловский уточнил: курс обучения состоит из двух частей — «Теория общего выживания» и «Выживание на территории, занятой противником». Опытный инструкторский состав обучает авиаторов азам выживания — к примеру, как построить временное убежище из подручных средств, добыть огонь, приготовить пищу, запастись дровами…

В связи с уже услышанным я не могла не спросить офицера Шидловского о его отношении к знаменитой телепрограмме, транслируемой на канале Discovery, — «Выжить любой ценой»:

— Красавчик! В смысле — хороша передача, с моей точки зрения. Я бы, конечно, убрал некоторые моменты, но тогда было бы не шоу, вы же понимаете. То, что делает телеведущий, достойно внимания и уважения. Лично я, допустим, некоторые его ухищрения в сражении с матушкой Природой регулярно беру на заметку…

***

Сегодня личный состав 223‑го центра авиационной медицины ВВС и войск ПВО отмечает годовой праздник части. Труд этих специалистов бесценен. Ведь именно эти люди ежедневно прикладывают все усилия для того, чтобы как можно больше продлить профессиональное пребывание наших военных авиаторов в небе.

Капитан ОЛЬГА ШВЕДОВА,

shvedova@vayar.sml.by, фото автора