ШТАЛАГ‑352: ЗДЕСЬ УМИРАЛИ СОЛДАТЫ…


Среди зелени высоких деревьев на пересечении улиц Тимирязева и Нарочанской в Минске возвышается мемориал. Он установлен на месте одного из крупнейших на территории СССР нацистских концлагерей для военнопленных, известный как Шталаг‑352. Ступеньки ведут к гранитной стене с надписью, проникающей в самое сердце: «Сучаснікі і патомкі! Схіліце галовы, тут спяць вечным сном тыя, хто не стаў на калені перад ворагам».

История этого места действительно трагична… Концлагерь был создан в деревне Масюковщина на месте военного городка в июле 1941 года. Состоял он из двух частей — Лесного и Городского лагерей. Территория площадью 16 гектаров была обнесена колючей проволокой в несколько рядов. Весь лагерь нацисты разделили на участки, выделив секции — русскую, украинскую, еврейскую, офицерскую и секцию национальных меньшинств.

Неподалеку от шталага была расположена железная дорога Минск — Молодечно. В основном военнопленных доставляли сюда по железной дороге либо пригоняли пешком. У пленников отбирали личные вещи, одежду, кожаную обувь. Взамен они получали вещи, снятые с убитых, и обувь на деревянной подошве.

Самое страшное время в истории шталага — зима 1941—1942 годов, когда после отступления Красной Армии лагерь пополнило огромное количество советских военнопленных. Узников содержали в жестоких условиях. В бараке, рассчитанном на 60—70 человек, размещались 400—500 (!).

Зиму 1941—1942 годов 80 процентов заключенных Лесного лагеря встретили под открытым небом. В начале той же зимы в шталаге вспыхнула эпидемия тифа. Медицинской помощи узникам никто не оказывал. Ежедневно здесь умирало 200—300 человек… Их попросту не успевали хоронить.

А многие умирали от истощения. По оценкам историков, в 80 процентов случаев узники умирали голодной смертью. Заключенным в день было положено 160 граммов эрзац-хлеба. А в осенне-зимний период 1941—1942 годов лагерный паек состоял из 80—100 граммов хлеба и двух кружек баланды из гнилой картошки с соломой. Иногда в это варево добавлялась тухлая конина.

Лишение еды было одним из основных наказаний для узников. Однажды за поломку нар заключенных оставили на плацу на долгие часы, лишив всякой еды… Две сотни трупов нашли на месте той «голодной казни».

Заключенных использовали в качестве дармовой рабочей силы. На территории лагеря они выполняли строительные и ремонтные работы, кололи дрова, трудились в гаражах и на лесопилке, в столярных, сапожных, швейных мастерских. Вывозили пленных и за пределы шталага — на железную дорогу, строительные объекты, разборку руин…

Тот концлагерь был уничтожен весной 1943 года. Всего здесь было убито более 80 тысяч человек (по некоторым предположениям, эта цифра может быть больше). Их захоронили в ямах возле деревни Глинище…

Когда Минск был освобожден, в Лесном лагере советскими властями на некоторое время были размещены немецкие военнопленные.

Благоустраивать территорию возле Масюковщины стали уже во второй половине 1944‑го. В 1949 году здесь установили временный памятный знак. В 1956 году на этом месте был сооружен новый мемориал, а в 1960‑х обустроена зеленая зона.

Из десятков тысяч погибших здесь было установлено 9.425 имен. Все они внесены в мемориальную Книгу памяти, которая находится в белоснежной ротонде рядом с памятником. Сегодня на месте Шталага‑352 шумят высокие деревья и горит Вечный огонь.

Анна Карпук, «Ваяр», karpuk@mod.mil.by, фото Андрея Артюховского