Регулировщики воздушного движения


Предлагаем читателю посмотреть на полёт самолёта с иного ракурса.

Никто не станет отрицать необходимость строгого регулирования дорожного движения. Полеты в небе — тоже не исключение. Дело в том, что воздушное пространство над нашей страной лишь с земли кажется безграничным. Там, наверху, картина иная. По важному делу или забавы ради сотни самых разных летательных аппаратов проносятся за день у нас над головами. Причем на огромных по земным меркам скоростях.

Как уместить эту воздушную армаду в белорусском небе? Как «разъехаться» на высоте нескольких километров? И есть ли у самолетов свои ПДД?.. Ответы на эти и многие другие «как» знают в уникальной воинской части Вооруженных Сил Республики Беларусь — 570‑м центре организации воздушного движения.

Основное предназначение этой воинской части понятно уже из ее наименования. Однако для более ясного понимания ее функций необходимо уяснить несколько общих моментов.

Так, в Республике Беларусь существует Единая система организации воздушного движения. Ее главный оперативный орган — Минский центр Единой системы организации воздушного движения. Он отвечает за все воздушное пространство страны и структурно состоит из гражданского и военного секторов. Военный сектор представлен отделом организации воздушного движения 570‑го центра организации воздушного движения.

В сфере компетенции военного сектора находится все воздушное пространство страны, за исключением воздушных трасс и местных воздушных линий, где летают пассажирские самолеты, а также гражданских аэродромов (аэропортов). За них несет ответственность гражданский сектор, специалисты которого, однако, даже в вопросах своей компетенции обязаны подчиняться указаниям военных коллег.

Подполковники Юрий Будьков, Юрий Дубовик и Игорь Шипилов (слева направо) оценивают воздушную обстановку

 

Таким образом, специалисты 570‑го ЦОрВД напрямую работают со всей государственной и малой авиацией. А это — до 300 заявок на использование воздушного пространства в сутки…

Как это работает?

Отправной точкой моего знакомства с 570‑м центром организации воздушного движения стал Национальный аэропорт Минск. Здесь несет круглосуточное дежурство очередная смена отдела организации воздушного движения центра. Начальником дежурной смены в тот день был подполковник Юрий Дубовик.

— В этом аэропорту размещается дежурная смена отделения текущего планирования использования воздушного пространства, состоящая из пяти офицеров, — пояснил он. — Еще четыре специалиста одновременно с нами занимаются предварительным планированием в аэропорту Минск‑1.

Наш разговор шел в просторном помещении, значительную часть которого занимает большой стол с подробной картой Беларуси. Поверх листа карты — оргстекло, заполненное паутиной разноцветных линий и знаков…

— Перед вами карта воздушной обстановки, — ответил на мой резонный вопрос подполковник Юрий Дубовик. — Она ведется в режиме реального времени и позволяет контролировать полеты воздушных судов.

Автоматизированная система аэронавигационного обслуживания военного сектора

 

Тем временем над картой с маркерами в руках «колдовали» подполковник Игорь Шипилов и капитан Александр Липень — старший штурман и штурман текущего планирования использования воздушного пространства соответственно. Офицеры были так увлечены своей работой, что, казалось, не замечали присутствия «постороннего».

— Это люди, для которых суточное дежурство пролетает как один миг, — пояснил мой собеседник. — Вот так они, почти непрерывно работая над картой, проведут все 24 часа. Наша служба очень напряженная и ответственная, зато интересная.

— В чем интерес — день и ночь что-то чертить и рисовать? — спрашиваю я, наблюдая за тем, как офицеры устанавливают второй лист оргстекла поверх первого.

— Это не просто цветные линии, — старший штурман подполковник Игорь Шипилов на короткое время оторвался от карты, дабы объяснить несведущему журналисту суть своей работы. — За каждым из этих значков — самолет или вертолет. А в них находятся люди. И если мы не организуем должным образом их полеты, быть беде…

Что ж, более чем доступное объяснение.

За работой военных «регулировщиков» неба мне довелось наблюдать несколько часов кряду. Я не смел больше отвлекать штурманов от их, безусловно, важной работы. На все вопросы более чем доходчиво ответил присутствовавший здесь же заместитель начальника центра — начальник отдела организации воздушного движения подполковник Юрий Будьков. К слову, он и сам не один год простоял над картой воздушной обстановки, поэтому о штурманском ремесле знает не понаслышке.

— Дежурная смена одновременно осуществляет предварительное, суточное и текущеее планирование использования воздушного пространства, — рассказал Юрий Алексеевич. — Диспетчеры отделения предварительного планирования в аэропорту Минск‑1 до 18 часов по минскому времени принимают заявки на полеты, запланированные на следующий день. Далее штурманы предварительного планирования тщательно анализируют эти данные, наносят маршруты полетов на электронную карту, разрешают конфликтные ситуации в небе и дают предварительное разрешение на использование воздушного пространства. По итогам этой работы составляется бесконфликтный суточный план для работы в последующие 24 часа.

Майор Сергей Григоров и капитан Иван Кузьмук управляют воздушным движением

Эта система работы кажется простой лишь со стороны. В реальности же штурманам приходится учитывать целый веер факторов. К примеру, по законодательству приоритет в использовании воздушного пространства имеет государственная авиация — летательные аппараты силовых структур и ДОСААФ.

Но это не значит, что в спорных случаях интересы остальных пользователей воздушного пространства будут проигнорированы. Дежурная смена лишь предложит им скорректировать свои полеты по месту, времени или высотам. Благодаря специалистам 570‑го ЦОрВД места в небе хватит всем.

— Разрешения у нас запрашивают даже полигоны, — отметил подполковник Юрий Будьков. — Ведь стрельба может вызвать рикошет или разлет осколков, опасный для воздушных судов. Поэтому мы всегда владеем информацией о том, кто и где стреляет, а также имеем прямую связь с руководителями стрельбы на всех полигонах страны. В наших полномочиях в случае необходимости запретить стрельбу. И случается это нередко, так как военная авиация, которая всегда имеет в этом случае приоритет, летает очень интенсивно.

Капитан Александр Липень

Что интересно, специалисты военного сектора выдают разрешения на использование воздушного пространства не только при проведении всех видов стрельб, пусков ракет и взрывных работ, но и при осуществлении запусков шаров‑зондов, подъемов аэростатов и даже полетов на воздушных шарах.

…Но вернемся в Национальный аэропорт Минск. Штурманы текущего планирования работают здесь на основании бесконфликтного суточного плана, составленного дежурной сменой отделения предварительного планирования. Однако надо понимать: не все запланированные полеты могут состояться. Возможны и резкие изменения обстановки. Поэтому от пользователей воздушного пространства непосредственно накануне вылета требуется запросить разрешение на использование воздушного пространства у соответствующих должностных лиц отделения текущего планирования.

— Гражданские пилоты поначалу очень обижались на такую сложную с их точки зрения систему, — признался подполковник Юрий Будьков. — Нас, мол, мало, и летаем мы низко… Чтобы не было такого непонимания, мы однажды собрали вместе летчиков малой авиации и показали карту воздушной обстановки на сутки. И они без лишних слов поняли важность нашей работы.

Я не мог не согласиться со словами офицера — ведь сам видел ту карту на большом мониторе компьютера. Тонкие полоски маршрутов мелкой сеткой накрывали всю территорию республики. А там, где в тот час летала военная авиация, и вовсе значились залитые краской пятна размером с четверть Гродненской области.

Но благодаря грамотной работе специалистов этого центра места в белорусском небе, повторюсь, хватает всем.

Специалисты 570‑го ЦОрВД тесно взаимодействуют с гражданскими коллегами из государственного предприятия «Белаэронавигация». Два офицера дежурной смены постоянно дежурят в зале районного центра управления воздушного движения Национального аэропорта Минск.

— Со своего рабочего места я осуществляю контроль за порядком использования воздушного пространства и управляю движением воздушных судов государственной авиации, — пояснил мне свои обязанности старший помощник начальника дежурной смены майор Сергей Григоров. — Этот большой экран — индикатор воздушной обстановки и плановых данных. На нем отображены воздушные трассы, пункты обязательных донесений, а также те ограничения, которые вводит диспетчер по согласованию…

Рядом с Сергеем трудится помощник начальника дежурной смены капитан Иван Кузьмук. На мой вопрос о том, тяжело ли дается такая ответственная работа, офицер улыбнулся:

— Когда служба нравится, на трудности некогда обращать внимание. Жаловаться здесь некогда.

* * *

570‑й центр организации воздушного движения — действительно уникальная воинская часть. И служат здесь уникальные люди. Далеко не каждый в состоянии справиться с такой работой…

— Одновременно в небе могут находиться до 20 воздушных судов, за передвижение которых мы отвечаем, — сообщил подполковник Юрий Будьков. — Так что интенсивность работы у нас очень высокая. К штурманам мы предъявляем очень высокие требования — как профессиональные, так и личностные. Быстрое образное мышление, отменная память, математический склад ума — это лишь немногие из качеств, которыми должны обладать наши специалисты. На них лежит огромная ответственность — прежде всего за людей.

— А что было бы в небе без вас? — задаю свой «крайний» вопрос.

— Анархия, — не задумываясь ответил Юрий Алексеевич. — Катастрофа будет следовать за катастрофой. Беларусь ведь маленькая, а скорости у боевой авиации огромные. Военный летчик физически может не успеть среагировать, если у него на пути вдруг возникнет легкомоторный самолет. А ведь это не только большой ущерб, но и чьи-то жизни…

Майор Александр Холод, «Ваяр», kholod@mod.mil.by, фото автора