Особая миссия «поискового спецназа»


Как много их, погибших, неизвестных,

Лежать осталось, сразу и не счесть.

И нашим долгом находить  бессмертных,

Не зря девиз наш:  «Память, долг и честь!».

На протяжении всей истории белорусская земля являлась ареной многочисленных войн, которые своими масштабами и кровопролитностью будоражили человечество. Бесчисленное количество воинов пало в сражениях при ее защите и освобождении, а мирные люди становились жертвами насилия оккупантов. Многие из них до сих пор остаются без вести пропавшими. Однако есть в Вооруженных Силах Республики Беларусь уникальный воинский коллектив, благодаря труду которого тысячам погибших были возвращены слава и память, а их имена — ​увековечены. Заслуга в этом специалистов 52-го отдельного специализированного поискового батальона. Сегодня они отмечают 21-летие со дня образования своей необычной воинской части. В канун этого события, в гостях у воинов-поисковиков побывал наш специальный корреспондент…

Наша справка

Подполковник Александр Трубеко — ​уроженец деревни Зорница Лепельского района. В батальоне служит с 2000 года. Сюда он попал по распределению после окончания Военной академии Республики Беларусь. Прошел службу на различных офицерских должностях от командира взвода. В 2012 году возглавил 52 оспб. Офицер гордится профессией и тем, что своим трудом военные поисковики выполняют задачи всенародной важности и неизменно пополняют находками фонды музеев нашей страны.

И тысячам вернули имена

Дислоцируется 52 оспб в населенном пункте Боровка Лепельского района Витебской области. Находится он в живописном месте: крае озер и рек, могучих лесов и красивых пейзажей.

На контрольно-пропускном пункте меня встретил офицер — ​заместитель командира 52 оспб по идеологической работе майор Василий Шинкевич. Первым делом мы направились в штаб воинской части. Мне не терпелось познакомиться и с ее командиром подполковником Александром Трубеко.

Александр Петрович рассказал мне о задачах, которые решают его подчиненные, и специфике службы в батальоне.

— Наша воинская часть уникальная в своем роде. Она предназначена для выполнения государственных задач по поиску неучтенных воинских захоронений, установлению имен погибших защитников Отечества и жертв войн с целью увековечения их памяти, — ​сообщил офицер. — ​Особым предметом гордости для личного состава является тот факт, что наш батальон — ​первая подобная воинская часть, созданная на территории СНГ. В российской армии аналогичная появилась лишь в 2007 году.

Во время поисковых работ личный состав подразделений батальона производит разведку местности, проводит опрос местных жителей и очевидцев с целью уточнения информации по местонахождению поисковых объектов, установлению имен павших, собирает сведения о неизвестных захоронениях.

Специалисты батальона проводят эксгумацию обнаруженных останков и по просьбе местных исполнительных и распорядительных органов власти участвуют в их перезахоронении. Кроме того, выполняются поисковые работы по обозначению границ массовых захоронений при возможности их последующего обустройства на месте обнаружения.

— Наши военнослужащие активно участвуют и при подъеме вооружения и военной техники для возможного обнаружения останков членов экипажей и расчетов, — ​отметил еще одну специфику службы Александр Петрович. — ​Стоит учесть и тот факт, что мы осуществляем полное документальное сопровождение полевых поисковых работ. Для этого мы наладили тесное взаимодействие с научными и архивными учреждениями.

В 2015 году воинами-поисковиками было отработано 164 объекта, отрыто около 3.000 шурфов, обнаружено почти 2.000 взрывоопасных предметов, четыре единицы стрелкового оружия и около сорока его фрагментов, пятьдесят медальонов и восемь наград, эксгумированы костные останки более 2.000 погибших. Благодаря кропотливому труду воинов почти 300 погибших вновь обрели имена.

В сердце поискового батальона

Побеседовав с подполковником Александром Трубеко, я и майор Василий Шинкевич направились в помещение центра поисковых работ (ЦПР). У входа в центр нас встретил его хранитель — ​археолог 1-й специализированной поисковой роты Вадим Томилин. Вместе с сопровождающими я отправился в таинственный, загадочный и необычайно интересный мир археологии…

Войдя внутрь, я оказался в помещении с аккуратно разложенными в витринах раритетами. Часть из них — ​стрелковое оружие, боеприпасы, различные приспособления и части экипировки периода Первой мировой и Великой Отечественной войн — ​бережно хранилась на подножках. Все, что находится там, найдено поисковиками 52 оспб. На первый взгляд — ​это типичный музей, но я ведь в гостях у воинов-поисковиков…

— Наш центр поисковых работ — ​не просто музей, — ​начал рассказ Вадим Томилин. — ​Его ежегодно посещает учащаяся молодежь не только из Лепельского района, но и со всей страны. В этом году нас навестила делегация иностранных наблюдателей из Соединенных Штатов Америки и Франции. К слову, они были восхищены нашей работой по увековечению павших воинов и жертв вооруженных противостояний и тем, какое большое вниманием уделяет этому вопросу руководство нашей страны.

Однако как только в это помещение заходят военнослужащие 52 оспб, музейные экспонаты становятся наглядным учебным пособием для поисковиков. Именно в этом центре у них есть уникальная возможность закрепить знания по истории вооружения, амуниции и особенностях их применения. Они могут встретиться им при раскопках. Кстати, открывает экспозицию центра стенд с руководящими документами для поисковиков разных лет. Далее — ​основные образцы рабочих инструментов поисковиков, а также взрывоопасных предметов и оружия минувших войн, предметы экипировки, знаки различия, личные вещи погибших в разное время.

Вот, к примеру, среди представленных в ЦПР образцов ВОП есть уникальная и редчайшая ручная осколочная граната Breda итальянского производства, а вернее, то, что от нее оставило время. Впрочем, с виду назвать гранатой ее трудно. Скорее,  ее внешний вид вызывает ассоциации с крохотным огнетушителем, из-за ее ярко-красной окраски и характерной формы. Когда ее нашли с останками военнослужащих вермахта, стало понятно, что они погибли в ходе крупномасштабной наступательной операции советских войск «Багратион». Почему? Знающий поисковик с ходу скажет, что в 1941–1942 годах ее немцы не применяли, а стали использовать лишь после того, когда Италия вышла из войны, а ее вооружение поступило в регулярные германские войска и использовалось в 1943–1944 годах.

Большинство раритетов в ЦПР — ​экспонаты времен Великой Отечественной войны. Особое место среди них занимает противотанковое ружье. Вместе с ним были обнаружены останки отделения красноармейцев, погибших на высоте при освобождении Витебска. Есть там и ствол пулемета системы «максим». Делает его уникальным то, что в нем остался патрон, досланный в ствол в миг гибели расчета.

Еще одно мгновение застыло в стеклянной фляге, которая принадлежала одному из красноармейцев. Она не допита ровно наполовину. Наши воины-поисковики не стали откупоривать ее и проверять, что это за прозрачная жидкость внутри, хотя очень интересно узнать, что это. Скорее всего — ​вода или спирт. Но отдадим дань неизвестному хозяину, пускай это останется маленькой загадкой истории.

Отыскали военнослужащие и фрагменты самолета погибшего при освобождении Минска Героя Советского Союза летчика Бориса Окрестина, различные образцы стрелкового и личного оружия солдат и офицеров обеих армий, знаков различия, фрагментов обмундирования, наград, медальонов.

Особое удивление вызывают личные вещи погибших. В ЦПР можно увидеть зеркальца немецких военнослужащих, стеклянную баночку от крема Nivea и перочинный нож, произведенный гигантом автопрома Mercedes, статуэтку поросенка и многое другое. Также часто находили немецкие игральные карты, а вот у советских солдат — ​ни разу.

А над одним экспонатом я думал долго. Это была советская металлическая армейская кружка уставного образца того времени. Она ничем не отличалась от остальных, но на ней была нарисована мордочка котенка… Почему именно котенка? И как он там появился?..

Подумать только, сколько интересного и необычного обнаружили поисковые подразделения батальона за его историю! Стоит отметить, что все находки — награды и личные вещи погибших, специалисты 52 оспб бережно хранят и ведут постоянный поиск родственников, чтобы вернуть им память о дедах и прадедах.

Кстати, именно найденные награды являются лучшими помощниками для археологов в установлении личности погибших. Связано это с их строгим учетом.

Загадки времен

Подойдя к витрине с экспонатами периода войны с армией Наполеона, я стал разглядывать хорошо сохранившиеся причудливые монетки, коих до этого не видел. Каково же было мое удивление, когда узнал, что это вовсе не монеты, а пуговицы от обмундирования французских солдат. Вадим Томилин объяснил, что цифра в центре обозначает не денежный номинал, а принадлежность погибшего к полку №… Если цифра на пуговице обрамлена по кругу одним венком, то униформа принадлежала солдату, двумя — ​офицеру. А вот в Русской императорской армии на пуговицах у солдат изображений не было.

Всего на территории Беларуси воины-поисковики нашли 442 останка солдат французской армии. Интересный факт: останков русских солдат было найдено 29! Археолог Вадим Томилин считает, что связано это с бережным отношением солдат к погребению погибших товарищей во время той войны.

Обладает центр поисковых работ 52 оспб богатой и интереснейшей экспозицией, посвященной Первой мировой войне. Но увидеть мне ее не довелось. Но не расстраивайтесь. До 2017 года она будет размещена в Национальном историческом музее. Так что каждый белорус и гость нашей страны сможет с нею ознакомиться.

Однако не все находки 1914–1918 годов уехали в белорусскую столицу. Среди наиболее интересных из них— жетоны, сделанные из фрагмента кости. На нее бережно наносили личные данные тушью. И табачница в виде маленького горна.

Еще одна интересная история связана с Георгиевским крестом 4-й степени, обнаруженным с останками около тридцати погребенных солдат Русской императорской армии вблизи деревни Порса Вилейского района Минской области. Установив его номерной знак, специалисты 52 оспб отправили запрос о его принадлежности в Российский государственный военно-исторический архив.

Вскоре пришел ответ: «Награда под номером 419176 принадлежит уроженцу деревни Круглой Тобольской губернии рядовому 178-го пехотного полка Клабукову Михаилу Сергеевичу. Холост, православный. Пропал без вести 12 сентября 1915 года в бою при деревне Порса». По архивным документам удалось выяснить фамилии и имена остальных солдат, павших при освобождении Вилейки.

Стать воином-поисковиком может не каждый

В беседе с заместителем командира батальона по идеологической работе майором Василием Шинкевичем я узнал, что, помимо стандартной процедуры отбора призывников на срочную военную службу в военных комиссариатах, кандидаты в воины-поисковики проходят еще и морально-психологический отбор.

— Дважды в год во время призывных кампаний внутри воинской части мы создаем комиссию для отбора военнослужащих, которую я и возглавляю, — ​рассказал Василий Витальевич. — ​Нас интересуют морально-психологические качества кандидатов. Ездим по комиссариатам и беседуем с каждым изъявившим желание проходить у нас военную службу. Если человек суеверный, боится работать с костными останками, то он нам не подходит. Также мы составляем психологические портреты призывников, чтобы выявить их склонность к обману, воровству. Ведь мы часто находим награды, монеты из драгоценных металлов, вещи, представляющие историческую, а значит, и материальную ценность. Я должен быть уверен в порядочности каждого военнослужащего.

Побывав в гостях у специалистов 52 оспб, я убедился, что служат и трудятся в нем настоящие профессионалы, неравнодушные и честные люди. Все они с нетерпением ждут очередного сезона поисковых работ. Он традиционно начнется в апреле и закончится в конце октября.

* * *

За заслуги и неоценимый труд личный состав батальона не раз удостаивался высоких наград и благодарностей. Это неудивительно, так как он выполняет святое дело во имя героической истории нашего народа. Лучшие среди них — майор Игорь Костин, капитан медицинской службы Руслан Панченко, старший лейтенант Олег Климов, лейтенант Александр Кременевский, младший лейтенант Елена Ригус, старший прапорщик Николай Кухаренко, старшина контрактной службы Николай Евтух, старший сержант контрактной службы Евгений Гордукевич, а также гражданские специалисты Виктор Кицер, Вадим Томилин и Валентин Яцковец.

Факты в цифрах

За время существования 52 оспб его личным составом выполнено:

обозначены границы массовых захоронений, в которых погребено 312.720 погибших;

установлено имен погибших — ​2.629;

отработано объектов — ​2.765;

обнаружено:

— человеческих останков — ​75.614;

— взрывоопасных предметов — ​6.967;

— стрелкового оружия — ​190;

— медальонов — ​610;

— наград — ​66.

Факты

Для ведения поисковых полевых работ в арсенале специалистов 52 оспб находятся современные технические средства, такие как металлодетектор, прибор спутниковой связи GPS, механизированный шнековый колодец МШК‑15, магнитный искатель МБИ‑1, бомбоискатель OGF, археологический бур.

Факты

В 2011 году при проведении полевых работ на территории Клецкого района было обнаружено неучтенное массовое захоронение. В нем находились останки людей обоих полов и разных возрастов — ​от детей до стариков. Среди них были обнаружены динарии и полуторши Александра Ягелончика.

Согласно заключению, останки относятся ко временам набегов на Клецк крымских татар (1502–1505 гг.). Это погребение хронологически считается самым ранним среди обнаруженных военными поисковиками.

Факты

Первый документ, в котором введены понятие о воинском захоронении и порядок погребения павшего воина, издал император Павел I спустя месяц после восхождения на престол. В нем регламентировался порядок погребения военнослужащего в чине от рядового до фельдмаршала. После убийства он был похоронен с почестями согласно этому указу.

Капитан Александр Кибик, «Ваяр», kibik@mod.mil.by, фото автора