«Приказ «Спасти!» — выполнен»


Когда началась война, мне было 16 лет. 4 мая 1941 года, будучи старшеклассницей, я получила комсомольский билет, который стал для меня путевкой во взрослую жизнь военного времени.

Нина Михайловна Соколова

Нина Михайловна Соколова

«Война!» — это слово услышать  мне, как и всем, было неожиданно и страшно. Тогда я написала эти поэтические строки:

Война — в кино, война — по книгам,

А тут явилась наяву.

Как туча черная закрыла

Людское счастье и страну.

…На фоне прекрасного гомельского Полесья в небольшом городе Ветке с его красивой природой проходили мои детские и школьные годы. Но эта спокойная счастливая жизнь была нарушена войной. Сразу же началась перестройка жизни в городе на военный лад. Уходили на фронт сражаться с врагом мужчины. Мой отец, Михаил Киреевич Бородин, был призван 3 июля 1941-го. Домой с фронта он не вернулся.

Нина Соколова в предвоенном 1940-м. Ветка, Гомельская область

Нина Соколова в предвоенном 1940-м. Ветка, Гомельская область

Мой старший брат Пётр Бородин, окончивший 10-й класс и ожидавший срока выезда по вызову в Ленинград для поступления в Высшее военно-морское инженерное училище имени Ф. Э. Дзержинского, стал членом созданного в Ветке комсомольского отряда. Юношам выдали винтовки. Райком комсомола дал задание: круглосуточно охранять важные местные объекты — мост через реку Сож, электростанцию. А уже через неделю после начала войны брат все-таки уехал в Ленинград сдавать экзамены в военное училище. Мы все надеялись на то, что война скоро закончится…

В активную работу по оказанию помощи фронту включилась и я. Меня вместе с другими старшеклассниками нашей школы отправили на ремонт дорог (в 20 км от Ветки) в район города Добруша. Нас определили в небольшой деревянный домик опустевшего пионерского лагеря, находившегося на поляне. А совсем рядом в лесу неподалеку от дома стояла замаскированная ветками военная техника. Однажды в полдень мы, вернувшись с работы, присели на землю, чтобы перекусить. И вдруг внезапно услышали и увидели, как прямо на нас летят немецкие бомбардировщики!

Вот сохранившиеся в памяти мои поэтические строки:

А бомбы падали, свистели,

И души детские мертвели.

Уткнувшись в землю лицом вниз,

Все мысли отключились вмиг,

Кроме той — одной: вот-вот сейчас

В живых не будет больше нас.

В первые месяцы войны вместе с одноклассниками я копала за городом противотанковые рвы. Доводилось стирать для раненых солдат белье, бинты.

17 июля 1941 года райком партии города Ветки поручил возглавить эвакуацию скота пригородного передового колхоза «Пролетарская победа» в количестве 700 голов моей матери Пелагее Кондратьевне Бородиной. Колхозное стадо состояло из крупного рогатого скота ценной породы, закупленного в Германии в довоенном 1938-м, племенных овец (мериносов) и лошадей. Мама являлась прославленным животноводом Ветковского района. Была награждена орденом «Знак Почета». Для сопровождения огромного стада колхоз определил бригаду из 14 человек. Это были моя мама-бригадир, два взрослых помощника и десять комсомольцев в возрасте 15–18 лет. В эту бригаду входили и мы с младшей сестренкой. Нам выделили три повозки для размещения в них необходимых в пути вещей. И в течение пяти длинных месяцев движения по прифронтовым и тыловым дорогам нашей крышей было небо, домом — повозки, а все мы являлись одной крепкой и дружной семьей.

Письма военных лет от брата Петра Бородина. Декабрь 1943 года

Письма военных лет от брата Петра Бородина. Декабрь 1943 года

Летом, в жару и облаке пыли, мы проходили порой по 20–30 километров в день, спали прямо в одежде под повозками, подстилая траву, солому, которой и накрывались. Мы очень заботились о животных: находили им стоянки с водопоем, лечили их как могли.

Тяжелым испытанием для всех были ночные дежурства. Выдоенное молоко отдавали раненым солдатам, которых везли на повозках в тыл рядом с нами.

Трудно стало передвигаться дождливой осенью и суровой зимой сорок первого… Одежда наша износилась, телогрейки и сырая обувь не согревали, и мы промерзали до костей. Начались болезни, а в заснеженных степях не было корма для животных. Учитывая такое положение, местные власти Саратовской области закрыли наш маршрут 20 декабря 1941 года и направили нас на работу в село Низовку Святославского района (сейчас Самойловский) Саратовской области в колхоз имени Крупской. До Волги оставалось 200 километров. Нас разместили группами в избах сельчан.

Пройдя за пять месяцев почти тысячу километров по дорогам Брянской, Курской, Воронежской, Орловской областей, мы выполнили долг перед Родиной — спасли народное добро. Этому способствовали комсомольская закалка, трудолюбие, патриотизм, любовь к Родине, большая сплоченность и дружба коллектива.

1946 год — Нина Соколова с сестрой Раисой, братом Петром и мамой Пелагеей Кондратьевной на строительстве своего дома на месте разрушенного в первые дни войны

1946 год — Нина Соколова с сестрой Раисой, братом Петром и мамой Пелагеей Кондратьевной на строительстве своего дома на месте разрушенного в первые дни войны

Ребята мне говорили:

— Нина, ты в дороге во время короткой передышки иногда под повозкой что-то записывала о нашем пути. Если останемся живы, напиши после войны книгу о нашей дорожной жизни, о том, что мы пережили.

Я запомнила их слова и спустя годы написала «Приказ «Спасти!» — выполнен».

Нина Соколова, фото из семейного архива автора