«Дедушка советского спецназа»


Сегодня исполняется 116 лет со дня рождения

полковника Ильи Старинова

Мина — древнее, сравнительно недорогое, но весьма эффективное оружие. В войнах и минувшего XX, и начавшегося XXI века минное оружие применялось с размахом. И тот специалист, который умеет эффективно применять «смертоносные сюрпризы», способен в одиночку влиять на ход сражений и военных кампаний. Илья Григорьевич Старинов и был таким специалистом…

Полковник Илья Старинов

Полковник Илья Старинов

Подрывник от Бога

Ровесник драматического XX века, Илья Старинов родился 2 августа 1900 года на Орловщине в многодетной семье путевого обходчика. В 18‑летнем возрасте был призван в ряды РККА, воевал против деникинцев и колчаковцев. Тяжкое ранение, плен, побег, возвращение в строй, новые бои и походы…

А в сентябре 1921 года, когда победа в Гражданской войне была уже не за горами, бывалого солдата направили в Воронеж на учебу в школу военно-железнодорожных техников. Там красноармеец Старинов получил специальность подрывника…

Службу он продолжил в железнодорожных войсках — в Беларуси его часть строила и восстанавливала стальные магистрали, пришедшие в запустение за годы войн. Илья Григорьевич служил и учил — учил подрывному делу красноармейскую молодежь.

С 1925 по 1932 год, находясь на различных должностях в различных подразделениях и военных учреждениях, он готовил минеров.

Подполковник Михаил Свечников

Подполковник Михаил Свечников

Его курсантами были не только красноармейцы, но и машинисты, кочегары, стрелочники: эти люди хорошо знали железнодорожную технику и ее уязвимые места.

Под его руководством было освоено несколько способов подрывов автомашин, поездов и гужевых повозок на ходу, с помощью обычной веревки. И самое, пожалуй, главное — в приграничных районах СССР заботами Старинова были созданы секретные базы-хранилища оружия и подрывного инвентаря, которыми предполагалось в случае войны вооружать партизан.

Попранная доктрина

В 1933 году красный командир Старинов был направлен к новому месту службы. Им стало Главное разведывательное управление Генерального штаба РККА. Но почти сразу же Илья Григорьевич стал слушателем Военно-транспортной академии Красной Армии (ныне — Военная ордена Ленина академия материально-технического обеспечения имени генерала армии А. В. Хрулёва Министерства обороны Российской Федерации).

Здесь состоялась его знакомство с человеком, который разработал и теоретически обосновал концепцию создания и использования разведывательно-диверсионных подразделений, то есть тех войск, которые в наши дни носят грозное имя «спецназ», ­— Михаилом Степановичем Свечниковым.

4 мая 1935 года после окончания учебы в академии матерый подрывник получил назначение на должность… заместителя военного коменданта Московского вокзала Ленинграда. Здесь он занимался организацией встреч и проводов правительственных делегаций и зарубежных дипломатов. Что и говорить — «достойное» место для специалиста такого профиля!

Новое место службы тем не менее спасло Старинова от гонений, развернутых высшим военно-политическим руководством страны на теоретиков и практиков ведения партизанской войны в тылу врага. Примерно в 1936 году началось расформирование кадров партизанских отрядов и уничтожение баз и хранилищ оружия и минного вооружения для них. А в конце 1937 года был арестован и учитель Старинова комбриг Свечников…

Данный процесс был вызван новыми взглядами на будущую войну, сформировавшимися в это время у руководства РККА. До середины 1930‑х годов считалось, что война начнется мощным ударом войск противника и временной оккупацией западных регионов СССР. Тут специальные армейские подразделения и партизаны могли сказать свое веское слово.

Но во второй половине 1930‑х годов в кабинетах наркомата обороны стали всерьез верить, что воевать придется малой кровью и на чужой территории. К тому же считалось, что зарубежные пролетарии и крестьянство встретят Красную Армию если не хлебом-солью, то, по меньшей мере, сочувственным нейтралитетом. Зачем взрывать объекты, которые и так перейдут в наши руки? В эту схему войны диверсанты и партизаны не вписывались…

И если Старинова судьба уберегла от несправедливостей, то ко многим партизанским и армейским командирам, ко многим минерам и разведчикам она была не столь благосклонна…

Неприятие очевидного

Трагический 1936 год стал для Ильи Григорьевича «звездным часом». После написания им нескольких рапортов он был отправлен на войну в Испанию.

Меньше года диверсанты Старинова воевали на Пиренейском полуострове. За это время они провели более 200 спецопераций, в результате которых противник потерял более 2.000 человек убитыми, а также — десятки мостов и тоннелей, штабов, автомашин… Теория Свечникова — Старинова выдержала испытание войной!

Но по возвращении на Родину Илью Григорьевича ждал неласковый прием — допрос, визит к наркому обороны и назначение на богом забытый полигон…

Осенью 1939 года о подрывнике вспомнили: финские солдаты очень грамотно минировали и местность, и безобидные с виду предметы, «случайно» оставленные на пути наступающих советских войск. Старинов и здесь отличился — буквально за один день он освоил разминирование новейших финских «сюрпризов» и составил толковую инструкцию по борьбе с ними. Но, находясь со своими подчиненными в передовой цепи, командир получил пулю в правую руку…

Госпиталь. Мучительные боли. Выписка по инвалидности — рука висела как плеть. Рапорт с просьбой оставить в армии… Назначение на должность начальника отдела минирования и заграждений Главного военно-инженерного управления Красной Армии. Подмосковное Нахабино, где шла учеба специалистов по заграждению и разминированию.

Хуже всего для него было то, что, несмотря на успешное применение минного оружия в Испании и Карелии, руководство РККА так и не поменяло своего мнения относительно создания специальных диверсионных частей и подразделений для ведения боевых действий в тылу врага.

Начало Великой Отечественной войны застало Илью Григорьевича в Кобрине. В первые дни катастрофы он пытался достучаться до командования Западного фронта, донести азбучную истину: надо минировать железные и автомобильные дороги в тылу наступающих германских войск! Это гораздо эффективнее, чем бомбежки с воздуха и артобстрелы. Но, увы, его опять не услышали.

Но вот первый секретарь ЦК компартии Беларуси Пантелеймон Пономаренко схватил мысль Старинова, как говорится, на лету! В очень короткий срок был создан Оперативно-учебный центр Западного фронта, где началась подготовка партизанских минеров, а предприятия получили заказ на изготовление большого количества несложных в производстве мин.

Война катилась на восток, и минеры Старинова уходили из-под ударов немецких войск последними, минируя пути наступления врага. Конечно же, эффективность минного оружия в этих условиях была не слишком высока. Одно дело — спокойно выбрав место, устанавливать фугас на тыловой дороге, где появление саперов маловероятно, и совсем другое — ставить его под огнем наступающего противника, в боевых порядках которого обязательно идут саперы.

В этих хлопотах завершился для Ильи Григорьевича 1941 год. И хотя и занимал он на войне большие должности (был и заместителем начальника штаба инженерных войск Красной Армии), и провел уникальную спецоперацию (уничтожение при помощи радиомины германского генерала Г. фон Брауна в оккупированном немцами Харькове), все это было не то, чему учил его покойный Свечников, не то, что начал делать Пономаренко…

Приказ № 00189

В 1942 году полковник Старинов командовал 5‑й отдельной инженерной бригадой специального назначения — снова минировал территорию, по которой шли на восток немецкие дивизии. Но в августе Илья Григорьевич неожиданно был назначен начальником только что созданной Высшей оперативной школы особого назначения, подчинявшейся Центральному штабу партизанского движения.

А 5 сентября 1942 года вышел приказ Наркома обороны СССР И. В. Сталина № 00189 «О задачах партизанского движения», в котором впервые на высочайшем уровне народным мстителям ставились, как сейчас бы сказали, «спецназовские» задачи.

Вот выдержка из этого документа:

«Основные задачи партизанских действий: разрушение тыла противника, уничтожение его штабов и других военных учреждений, разрушение железных дорог и мостов, поджог и взрыв складов и казарм, уничтожение живой силы противника, захват в плен или уничтожение представителей немецких властей».

И Старинов был одним из тех, кто обеспечивал выполнение этого приказа! Менялись названия его должностей и места службы, менялись его начальники и подчиненные, но суть его дела оставалась неизменной: он учил диверсантов. Сначала наших, а затем польских и югославских…

Вопросы, на которые

нет ответов

Сейчас, спустя многие годы, мы можем оценить тот огромный вклад, который внесли советские партизаны в Победу. Согласно официальным данным, они уничтожили свыше миллиона солдат и офицеров противника, более 4.000 танков и бронемашин, 65.000 автомобилей, 1.100 самолетов, пустили под откос более 20.000 железнодорожных эшелонов, разрушили более 1.600 мостов. И почти в каждой большой и малой победе партизан, почти в каждой удачной их диверсии или разведдонесении были частички опыта и знаний Старинова, которые он передал своим ученикам…

Старинов оказался одним из немногих офицеров, которые за годы войны не получили ни одной звезды на погоны: он начал и закончил ее в звании полковник. Не получил он и звания Героя Советского Союза, хотя сам неоднократно «работал» в тылу врага. А после окончания войны был переведен на службу… в архив!

Почему судьба и люди, стоящие у кормила власти, «забыли» о «диверсанте № 1»? Хотя, нет — «забыли» в данном случае не слишком точный термин: даже после выхода в отставку в 1956 году и вплоть до 1987 года Илья Григорьевич продолжал преподавательскую работу в учебных заведениях, где готовили и переучивали офицеров спецслужб.

Но вот что вызывает недоумение. В 1945 году, после окончания войны, тысячи войсковых разведчиков, диверсантов, минеров были уволены в запас, а сотни разведрот, разведбатов и других подразделений «невидимого фронта» были расформированы. Почему это произошло? Что, новых войн не предвиделось?

Почему начальник ГРУ генерал армии Матвей Захаров и начальник Генерального штаба генерал армии Сергей Штеменко только в октябре 1950 года «пробили» издание директивы военного министра СССР № Орг/2/395832, в соответствии с которой в военных округах и при штабах армий началось создание отдельных рот специального назначения? Почему опыт войны был использован с пятилетней задержкой?

* * *

…Январь 1996 года. Весь мир, затаив дыхание, следит за трагедией дагестанского города Кизляр, где группа боевиков, взяв в заложники более 3.000 мирных жителей, хладнокровно убивает женщин и детей.

А в тесной московской квартирке 95‑летний старик, вооружившись лупой и разложив карты и схемы, уже планирует спецоперацию по их освобождению. Он снимает трубку телефона, звонит старым друзьям, своим ученикам. Он убеждает, уговаривает, взывает к разуму…

Но слушать его никто не хочет. Телевизор показывает, как торжествующие убийцы, прикрываясь заложниками, рассаживаются по автобусам: их ультиматум принят.

Илья Григорьевич Старинов смотрит на экран и… плачет…

Андрей Данилов,  «Ваяр»