О людях, которые небом живут (Видео)


Военные лётчики — это люди, достойные восхищения и уважения. Как и инженерно-технический состав авиационных баз. Тот, кто хотя бы единожды бывал на аэродроме в день полётов, вряд ли станет оспаривать этот факт.

По долгу журналистской службы я много раз наблюдал за полётами военных лётчиков. И каждый раз, покидая бетонку, задавал себе вопрос: «А смог бы я сам вот так самоотверженно служить небу?». И понимаю, что нет… Чтобы стать достойным неба, надо родиться с кусочком неба в душе…

От рассвета…

img_1640 img_1711 img_1862

И даже раньше!

На часах — 4.50. Темно, прохладно и сыро… Мы стоим недалеко от столовой, где проходит завтрак инженерно-технического состава. Полеты начнутся лишь в 9.20, однако техники должны приступить к своей работе за четыре часа до взлета первого самолета (во сколько начинается трудовой день у работников столовой, даже не берусь предположить).

В 5.10 объявлено построение. Старший инженер инженерно-авиационной службы гвардии майор Сергей Пранюк коротко доводит основные задачи на смену. Через десять минут звучит команда «По машинам».

К этому времени вдоль темной дороги уже выстроилась колонна автотехники. Для этого водители были в парке уже в 4.20. Машин много, все они разные — от заправщиков и прожекторов до тягачей и уборочных машин.img_1879 img_1897 img_1924

До аэродрома около трех километров. Прибыв на место, первым делом техники получают инструменты. У каждого — именной опечатанный чемоданчик. Есть и общий инструмент. Самолеты стоят на стоянках недалеко от «взлетки». Их расчехляют, проверяют и цепляют к армейским тягачам для буксировки на ЦТЗ — централизованную топливную заправку.

На горизонте появляются первые лучи солнца. От плотного тумана одежда становится влажной, холод пронизывает до костей. Что здесь творится зимой, даже не хочу представлять… «Мы привыкшие!» — улыбается один из технарей.img_1766 img_1772 img_1827

Пока эти парни возятся с самолетами, по аэродрому снует ловкий «уборщик» — аэродромная машина «Амкодор 9463». Мощной струей воздуха она сдувает со «взлетки» все до мельчайшей пылинки. Пожалуй, не в каждой квартире так же чисто, как на лидской бетонке.

Интересный факт: весь инструмент на аэродроме промаркирован и имеет свое штатное место. После каждого вида работ все тщательно проверяется согласно описи и опечатывается. Без этого самолету взлет не разрешат. Выполнение каждого этапа работ проверяется контролером и фиксируется росписью в журнале подготовки самолета к полету…

Чересчур строго, скажет читатель. А иначе нельзя: слишком высока в авиации цена ошибки или халатности.img_1728 img_1751

Утреннее солнце уже оторвалось от земли. К самолетам поочередно подъезжают машины. Одни нужны для заправки азотом, кислородом или керосином, другие — для запуска двигателей. Работы ведутся без суеты, четко и быстро, как хорошо отлаженный механизм. Каждый техник и механик досконально знает свое дело и выполняет его с особенной — летной — педантичностью.

По обе стороны от «взлетки» вращаются всевозможные локаторы и антенны. Одни машины стоят на высоких насыпях, другие пониже. Здесь работают специалисты батальона связи и радиотехнического обеспечения авиабазы и радиотехнический центр. Их оборудование необходимо для связи и навигации в небе.img_2085 img_2198

Между тем к полету подготовлен первый Л‑39, которому предстоит стать разведчиком погоды. На нем за два часа до начала полетов поднимутся в небо самые опытные летчики. Их задача — визуальная проверка метеоусловий на маршрутах.

Первым делом — самолеты

Теперь о летчиках. За день до полетов они проходят предварительную подготовку. У каждого из них — своя индивидуальная программа. В конце занятия командир авиабазы лично экзаменует каждого пилота.img_1945 img_2190 yak-130-3

Непосредственно перед полетами после возвращения разведчика погоды каждой смене на аэродроме отдаются предполетные указания. Командир авиабазы гвардии полковник Андрей Рачков (или его заместитель) принимает доклады о готовности всех служб и подразделений, доводит необходимую информацию и отмечает, на что нужно обратить особое внимание.

Летчики слушают внимательно, что-то записывают. Это не лекция, от этих сведений зависит безопасность полетов. И их жизнь. В авиации мелочей не бывает.

В командно-диспетчерском пункте (КДП) у летчиков есть комнаты для переодевания. Летные комбинезоны находятся в специальных шкафах. В отдельном помещении хранятся персональные защитные шлемы, за техническим состоянием которых тщательно следят соответствующие специалисты.img_2014 img_2021 img_2285

В ожидании полета можно отдохнуть в комнате психологической разгрузки. Там есть телевизор, шахматы, книги. Но все же главный гарант эмоционального равновесия летчиков — стальной характер.

…В небо взмывает белая ракета — сигнал к началу летной работы. В дело вступает руководитель полетами. Его место — за специальным пультом на верхнем этаже КДП, в помещении с окнами во всю стену, из которого аэродром как на ладони.

9.20. Самолеты готовы, механизм летной работы раскручен. Пилоты выходят на «бетон».

Техник самолета докладывает летчику о готовности самолета, после чего они вместе по кругу осматривают самолет. Если у летчика нет замечаний, он расписывается в журнале подготовки самолета. Техник помогает ему сесть в кабину, подключить необходимые системы и закрывает фонарь самолета.

Снаружи техник подсоединяет свой шлемофон к самолету для связи, вместе с летчиком они проверяют работу всех механизмов и систем: пилот — по приборам, техник — по реакции самолета. Все действия отработаны до автоматизма, заучены как молитва.img_2035 img_2266

На каждое действие — запуск двигателя, начало движения, взлет — пилот запрашивает разрешения у руководителя полетами. Лишь этот человек владеет полной картиной происходящего на аэродроме и над ним. Ему и плановой таблице полетов, где до минуты расписано, какой летчик, на каком самолете, какую программу выполняет, подчинено все на аэродроме. Именно руководитель полетами тщательно следит за тем, чтобы сложнейший механизм летной работы не давал сбоев.

И вот самолет начинает движение. Техник ласково проводит ладонью по крылу — так он желает удачи и летчику, своему боевому товарищу, и крылатой машине, которой отдает так много сил. Теперь, как говорится в известном военном фильме, остается самое трудное — ждать.

Самолет между тем приближается к взлетно-посадочной полосе. Перед взлетом — контрольный осмотр. Все в порядке, можно лететь.

После быстрого разгона многотонная машина отрывается от бетонных плит. Еще мгновение, набор высоты… И неповоротливый на земле самолет превращается в юркую стальную птицу, живущую в небе. «Горки», «бочки», «петли»… Ради этого стоит жить!

Полет длится не очень долго — каких-то двадцать — тридцать минут, иногда чуть больше. Вот только летчик покидает кабину в мокром от пота комбинезоне.img_2146 img_2264

После приземления техники и механики приступают к послеполетной подготовке самолета. Перед следующим взлетом — предполетная подготовка…

За одну смену пилоты могут совершать несколько полетов, в зависимости от программы подготовки. Каждый самолет отрабатывает по четыре-пять вылетов в день. Так что работы хватает и летчикам, и техникам.

А самолеты все кружат и кружат, сменяя друг друга. Чудная карусель, приятная глазу! Авиабаза живет яркой насыщенной жизнью.

* * *

Вторая летная смена начинается в 17.20. За четыре часа до взлета… Впрочем, что будет дальше, вы уже знаете.

Лишь глубокой ночью — в двадцать минут первого — «крайний» самолет касается земли. После этого еще полтора часа будет выполняться послеполетная подготовка самолетов. «Крайняя» автомашина придет в парк около двух ночи.

А уже в 4.20 начнется новая летная смена. И это будет длиться трое суток подряд, шесть летных смен в неделю.

Именно так летают военные самолеты. Только так может жить военная авиация.

Майор Александр Холод, «Ваяр», фото автора