Влюблён по собственному желанию… в авиацию


«Технари»: послесловие

С полковником Будаевым я познакомилась на одном из военных аэродромов морозным зимним днем 2012 года. Тогда он возглавлял отдел эксплуатации и ремонта авиационной техники в командовании ВВС и войск ПВО и по какой-то служебной надобности приехал в авиационную базу. На аэродроме шли плановые полеты. Однако мое внимание было обращено на работу техников, инженеров, механиков.img_5716

— Так откуда вы приехали? Из «Белорусской военной газеты»? — недовольно переспросил Борис Юрьевич. — И что вы хотите от меня услышать?.. Все равно правду не напишете…

Приезд корреспондентов редко кому из военного руководства доставляет удовольствие, что тут скрывать. Но такого откровенного отпора я не ожидала. Было очевидно, что если мы все-таки разговоримся, то речь пойдет о вещах малоприятных, наболевших.

И в какой-то момент, я уже и не помню ту переломную точку беседы, он стал говорить. Обстоятельно, расставляя акценты, аргументированно. О том, с какими проблемами сталкиваются люди, в чьих руках находится не только дорогостоящая техника и вооружение, но и жизни летчиков… О том, что надо сделать, чтобы качественно повысить уровень исправности авиационной техники… О возможных последствиях, если этими действиями пренебречь…

Полковник Борис Будаев

Полковник Борис Будаев

По итогам той командировки я написала, пожалуй, один из лучших своих материалов «Технари», в котором, по мнению Бориса Юрьевича, достаточно точно отражена суть работы инженерно-технического состава и подняты многие злободневные вопросы…

Работа над статьёй послужила началом добрых товарищеских отношений. Если служебные дороги сводили нас на продуваемых всеми ветрами военных аэродромах, Борис Юрьевич всегда подставлял свое надежное плечо: помогал, советовал, терпеливо объяснял и подсказывал… А это в нашем ремесле вещь немаловажная.

…Признаюсь, узнав, что Борис Юрьевич, отметив пятидесятилетний юбилей, завершает военную карьеру, я растерялась. Настолько его образ не вписывается в понятие «пенсионер», пусть даже и военный.

Однако факт есть факт.

 

«Я прошу, поверь мне!»

Меня всегда интересовал вопрос: что мотивирует людей выбирать профессию авиационных техников? Труд этот очень тяжел. Проводить на бетоне, копаясь в железе, по 14 часов… В любую погоду… Любую! И я всегда находила для себя только один аргумент, совершенно нерациональный, но для меня убедительный: надо очень любить свое дело. Очень!

Не буду лукавить, говоря, что Борис Будаев грезил авиационными двигателями с самого детства. Накануне окончания Ленинградского суворовского военного училища его мысли занимали совсем иные армейские миры — далекие от авиации…

Судьбоносным для юноши стал разговор с отцом: искренний, мужской, запомнившийся на всю жизнь. Подполковник Юрий Будаев долгое время служил авиационным техником в вертолетных частях. Узнав, что сын обратил свои взоры в сторону общевойсковых училищ, он посадил его перед собой на кухне и спокойно поговорил.

Выслушав аргументы Бориса, отец стал приводить свои. Но кто из нас слышит доводы родителей в 16 лет?! Понимая, что сын остался при своем мнении, отец замолчал. Потом внимательно посмотрел ему в глаза и тихо, но очень твердо сказал:

— Я первый и последний раз в твоей жизни прошу тебя просто поверить мне. Выбери авиацию.img_4673 img_8199

Борис поверил и поступил в одно из лучших военных инженерных училищ страны — Рижское высшее военное авиационное инженерное училище.

О своем выборе он не пожалел никогда!

Есть только МиГ

Первое место службы — Южная группа войск, город Тёкёль. Первая должность — авиационный техник самолета МиГ‑29.

То была, как говорится, любовь с первого взгляда и на всю жизнь. Полковник Будаев до сих пор очарован этим истребителем. За эффективность применения, маневренность, форсаж… За красоту, в конце концов. Даже несмотря на то что МиГи довольно капризны в техническом отношении. Эта машина как женщина: и строптива, и капризна, а вот занозой вонзилась в сердце и не отпускает, потому как хороша!

…Начались обычные будни авиационного техника. Подъем в четыре утра. Возвращение в два часа ночи. Работа у самолетов стылыми осенними днями, ветреными дождливыми ночами, в мороз и снег…

Однако «на бетоне» лейтенант Будаев работал недолго. Толкового офицера заметили и спустя несколько месяцев перевели в авиационную ТЭЧ — элитное подразделение инженерно-технической службы любой авиационной части, где служат наиболее подготовленные и знающие специалисты.

С одной стороны, служба стала намного комфортнее. С другой — неслучайно в авиации острословы назвали ТЭЧ шахтой. Здесь надо, как говорится, вкалывать. Если время прихода на службу было регламентированным, то время ухода оставалось вопросом открытым. Работали, что называется, «до победы»…

С 1991 года старший лейтенант Будаев служит в Краснознаменном Белорусском военном округе. Сначала в Лиде, затем в Березе. Его ценили за профессионализм. К его мнению, несмотря на молодость, прислушивались. Как следствие, заместителя начальника ТЭЧ капитана Будаева направляют в командировку в Перу советником главного инженера авиационной базы.de259 img_1426

Перуанские страсти

Время, проведенное в Перу, Борис Юрьевич сегодня определяет краеугольным камнем в своем профессиональном становлении.

— Контракт, по которому в Перу поступили МиГ‑29, был довольно сложным, — вспоминает он. — Ощущался определенный дефицит запчастей. Однако мы постоянно поддерживали стопроцентную исправность всех самолетов. И спустя год все истребители совершили перелет из самой северной точки страны в самую южную. А это 2.000 (!) километров. Специалисты поймут, о чем я говорю.

Здесь хочется кое-что уточнить.

Как я уже отмечала, МиГи несмотря на свою эффективность, грешат отказами. Особенно это касается прицелов и авиационного оборудования. В ситуации, когда запчастей попросту не было, капитану Будаеву на свой страх и риск приходилось принимать много нестандартных решений, чтобы поддерживать самолеты в исправном состоянии. Если дома вышедший из строя агрегат просто подлежал замене, то там, в Перу, его приходилось ремонтировать. Залезали в такие внутренние дебри самолета, которые дома видели только на схемах. Здесь же практически все нутро пришлось перебирать вручную. И самолеты исправно летали. Все до единого.

На плечах капитана лежала колоссальная ответственность.

— Только в должности заместителя командующего я стал принимать решения такого уровня, как приходилось принимать в Перу, — вспоминает сегодня полковник Будаев. — Перуанцы дали мне полную свободу действий. Главное требование — самолеты должны летать и не должны падать.

Благодаря усилиям белорусского офицера это требование было выполнено.

Заместитель командующего по вооружению

В мае 2012 года полковника Будаева назначили заместителем командующего ВВС и войсками ПВО по вооружению. Практик, владеющий широким спектром профессиональных знаний, прекрасный организатор, способный выполнить любую, даже самую сложную задачу…

Говорить об этом периоде жизни моего героя, с одной стороны, легко, с другой — довольно непросто. Легко, потому как сделано немало. Непросто — все по той же причине.

Прежде всего благодаря его усилиям удалось значительно повысить качественное состояние и исправность авиационной техники в истребительной, штурмовой, учебно-тренировочной авиации.

При его непосредственном участии приняты на вооружение новые учебно-боевые самолеты Як‑130, новые вертолеты Ми‑8 и новые беспилотные авиационные комплексы. Поступили зенитные ракетные комплексы «Тор-М2» и С‑300. В радиотехнических войсках появились новые радиолокационные станции — «Противник», «Роса», «Восток»…

????????????????????????????????????

????????????????????????????????????

img_9630

Здесь еще нужно упомянуть вопросы утилизации старых образцов боеприпасов: авиационных средств поражения, боеприпасов артиллерийских, зенитно-ракетных. Их решением также занимался полковник Будаев…

— Именно эти четыре года, в которые Борис Юрьевич занимал должность заместителя командующего ВВС и войсками ПВО по вооружению, ознаменовали себя поступлением в войска образцов новой техники и вооружения, — высказал свое мнение по данному вопросу заместитель командующего ВВС и войсками ПВО генерал-майор Игорь Голуб. — В этом есть его немалая заслуга. Во‑первых, очень важно грамотно и аргументированно обосновать целесообразность принятия высшим руководством государства и Министерства обороны ключевых решений по этим вопросам. Во‑вторых, после того как решения были приняты, не менее важно организовать целенаправленную работу по их выполнению. И полковник Будаев смог воплотить эти решения в жизнь. Мы получили новые самолеты, новые вертолеты, мы сохранили и качественно эксплуатировали состоящие на вооружении самолеты с исходящим ресурсом.

— Когда стала поступать новая техника и в авиацию, и в зенитно-ракетные, и в радиотехнические войска, люди воспрянули духом, потому что увидели перспективы своей службы, — отметил заместитель командующего ВВС и войсками ПВО по идеологической работе полковник Валерий Шевченко. — У них появился интерес осваивать новую технику, реализовывать все заложенные в нее характеристики. У полковника Будаева есть особая черта — умение предвидеть будущее. И это особенно ценно.

Узнав, что в командовании работает журналист, который готовит статью о полковнике Будаеве, командующий ВВС и войсками ПВО генерал-майор Олег Двигалев перед отъездом в служебную командировку нашел время, чтобы сказать несколько добрых слов о своем заместителе:

— Борис Юрьевич — офицер с большой буквы, способен решить любую задачу качественно и в максимально короткие сроки, какой бы сложной она ни была. Говорят, незаменимых людей нет, но специалисту такого уровня действительно трудно найти равнозначную замену. Он смог освоить все направления своей деятельности. Это касается и авиации, и зенитно-ракетных, и радиотехнических войск. Работа управления была организована на самом высоком уровне. Это человек высокого жизненного потенциала, высокой мотивации. И я уверен, что он еще проявит себя на новом поприще и послужит на благо нашего государства.

«Значит, служил не зря!»

Бесспорно, диапазон профессиональной деятельности Бориса Юрьевича очень широк. Однако вышел он с серой ленты аэродромной «бетонки». Именно авиация стала для него малой военной родиной. И в связи с этим мне вспомнилась наша «крайняя» встреча в войсках.

…Дело было зимой этого года на аэродроме штурмовой авиационной базы. В тот день летчики, освоившие новые учебно-боевые самолеты Як‑130, впервые осуществляли учебные стрельбы ракетами класса «воздух — воздух». Погода была «собачья», дул сильный ветер. Но военная авиация — понятие всепогодное. И аэродром жил полной жизнью, провожая в небо и встречая на земле самолеты…

Заместитель командующего по вооружению волнение свое не показывал. Но я догадывалась, что происходит сейчас в его душе… Зато как светились его глаза после доклада приземлившихся летчиков об успешном поражении всех воздушных целей! Это была и его победа.

На полеты я приехала в составе группы телекомпании «ВоенТВ», и полковник Будаев сказал мне правильные и нужные для эфира слова о важности и значимости произошедшего события. Когда же оператор выключил камеру, тихо добавил:

— Если при тебе поступает на вооружение новая техника, значит, служил не зря.

Потому лично я запомню его как человека, при непосредственном участии которого началась новая эра военно-воздушных сил белорусской армии.

…В разговоре с заместителем командующего по тылу полковником Александром Панфёровым я услышала ключевую, как мне показалось, фразу:

— Это человек, безоглядно влюбленный в авиацию…

Мне кажется, после этих слов добавить уже нечего.

* * *

Итак, полковнику Борису Юрьевичу Будаеву — пятьдесят!

И для него все только начинается!

Лариса Кучерова,

«Ваяр»