Конкурс журналистского мастерства


На страницах «Белорусской военной газеты. Во славу Родины» продолжается конкурс на лучшее творческое произведение среди военнослужащих. Он организован для людей в погонах — всех, кто хочет попробовать себя в качестве журналиста и фотографа, познакомить читателей со своими работами. (С условиями участия в конкурсе можно ознакомиться в номере нашей газеты за 18 февраля.)

Победители в каждой из номинаций получат призы. Ждем ваших писем на адрес редакции (220029, г. Минск, ул. М. Богдановича, 29) либо на электронную почту vsr@mod.mil.by с пометкой «На конкурс».

Мы же знакомим вас с творческими работами наших конкурсантов.

 

Выручила армейская смекалка

Эту историю мне рассказал знакомый военный, который любил вспоминать о своей службе в армии (далее рассказ ведется от его лица).

…Была тихая сентябрьская ночь. Но эта тишина не могла обмануть бойцов охраны нашего полевого лагеря. Вчера из штаба пришел приказ об усилении охраны позиции, основанный на перехваченных радиограммах условного противника. В них были указаны координаты пункта нашей дислокации и отдан приказ диверсионно-разведывательной группе захватить позицию и пленных для получения информации.

Дежурство несли трое солдат из нового пополнения и сержант Лёня Фицев. Сегодня он выполнял обязанности помощника начальника караула. Сержант проинструктировал солдат о возможной численности и возможных направлениях нападения условного противника, а также о способах его отражения. Каждому для патрулирования был установлен маршрут, а также выдана рация для связи с начальником караула.

Ночь была тихой, поэтому каждый посторонний звук был хорошо слышен. Характерный хруст веток и перемещающиеся тени заметил рядовой Пономаренко, о чем не замедлил сообщить начкару и Фицеву. Было ясно, что если противник разделился на группы, столкновение с ним на одном направлении ослабит внимание на остальных и тогда он легко сможет зайти в тыл и захватить нашу позицию. В связи с этим было принято решение навязать бой противнику на наименее удобном для него направлении. Для этого вполне подходила заболоченная местность на северо-западе периметра. Там же находилась радиолокационная станция, захват которой был стратегически важен для противника.

Вскоре звуки прекратились, и стало понятно, что это была всего лишь разведка. Это значило, что пора произвести расстановку бойцов до подхода основных сил противника. Все направления (кроме северо-западного) усилили еще по одному солдату, а большая часть оставшихся бойцов расположилась в секретах вокруг РЛС. План обороны был прост: противник, отметив усиление трех направлений, отправит часть бойцов для отвлечения внимания на них, а остальные попытаются захватить РЛС и возвышенность, где она расположена. Мы же сымитируем прорыв нашей линии обороны, пропустим их на территорию лагеря. После воспользуемся эффектом неожиданности и возьмем противника в кольцо.

План удался, и бой прошел почти как по нотам. Но противник был непростой (подразделение бойцов ССО): оказалось, что он послал в атаку не всех солдат. И пока мы праздновали победу, двое диверсантов попытались «заминировать» РЛС.

Сержант Фицев и рядовой Пономаренко не были обделены ни силой, ни смекалкой. Зная, кто их противник, они предположили, что не все бойцы были привлечены к нападению, а значит, может быть вторая попытка захвата РЛС, на этот раз бесшумная.

Расположившись в ближайшем от станции секрете, они стали ждать.

Примерно через полчаса они увидели нескольких бойцов, крадущихся со стороны болота. Подождав, пока они отвлекутся на минирование РЛС, Фицев и Пономаренко подкрались и в два счета скрутили их.

Представьте, как был удивлен начальник караула, когда двое его военнослужащих привели еще двоих связанных бойцов противника. Фицев объяснил, где, как и при каких обстоятельствах были захвачены диверсанты.

По возвращении в часть Фицеву и Пономаренко были присвоены очередные воинские звания (старший сержант и ефрейтор соответственно).

Рядовой Игорь Зайцев

 

Осознанный выбор и двойная ответственность

Быть продолжателем династии всегда почетно и престижно. Неоспорим факт, что династии возникают в семьях, в которых представители старшего поколения занимаются любимым делом.

Мой дед Николай Васильевич Визер и отец Олег Николаевич всегда служили примером в деле беззаветного служения Родине. Они предопределили для меня и моих братьев выбор будущей профессии — стать офицерами войск радиа-

ционной, химической и биологической защиты. Общий стаж службы нашей семьи в этих войсках — более 60 лет.

Мой старший брат Денис уже носит офицерские погоны, брат Илья — курсант 3‑го курса военного факультета в Белорусском государственном университете, я — курсант 1‑го курса того же факультета.

Прошло полгода моей учебы, и, скажу честно, я не жалею о своем выборе. Во‑первых, он осознанный, а во‑вторых, мне очень нравится учиться. На военном факультете в БГУ созданы все условия, чтобы стать высококлассным военным специалистом. Хорошая учебно-материальная база, оборудованы специализированные классы и класс тренажеров, для занятия спортом имеются тренажерные залы, плавательный бассейн, стадион, работают многочисленные секции. Проживают курсанты в благоустроенном общежитии.

Профессия Родину защищать — важная и ответственная. А для меня, продолжателя военной династии Визер, это ответственно вдвойне.

Курсант военного факультета в БГУ Антон Визер

 

Случайное знакомство –  память на всю жизнь

Вспоминаю свое знакомство с бывшим сотрудником газеты «Во славу Родины» Михаилом Калачинским.

Каково быть редактором газеты, я знаю не понаслышке. Сам, когда учился в 50‑х годах прошлого столетия в известной школе № 2, которая располагалась на ул. Энгельса, был редактором школьной газеты «Юный ленинец».

Кого газета похвалит — к тебе относится с уважением, а кого покритикуешь — могли затаить обиду, а то и тумака дать.

Однажды один школьник за критику в его адрес так ударил меня по голове, что у меня из носа кровь — ручьем… Иду я домой, зажав нос платком, а навстречу идет мужчина. Посмотрел на меня и мимо прошел. Потом он меня окликнул, подозвал к себе, спросил, что с носом. Я все объяснил. «Ладно, не унывай, солдат, на войне я и не такое видел… Пойдем, надо тебе помощь оказать», — сказал незнакомец. Мы пришли в старое здание Союза писателей БССР, которое располагалось в то время на углу Карла Маркса и Энгельса. Там в медпункте мне оказали помощь, попросили полежать на диване.

Потом мужчина опять пришел, угостил меня хлебом с салом, деревенской колбасой и горячим чаем. Мы познакомились. Оказалось, что Михаил Калачинский работает в этом Союзе. Он проводил меня домой, до самой улицы Аранской, где я тогда жил.

Приходил я и в редакцию журнала «Беларусь», который много лет возглавлял Михаил Калачинский. Он всегда был приветлив, доброжелателен и мог дать добрый совет.

Не один раз я встречался с ним 9 Мая на площади Победы. Ведь Михаил Калачинский был участником Великой Отечественной войны и имел боевые награды. Он издал более десятка книг своих стихов, в том числе и книги для детей. У меня хранится одна из его книг, которую он подарил.

Уже давно нет поэта, а его «Гронка рабіны» волнует душу. Это книга словно напоминание о тех, кто воевал, кто не дожил до мирных дней. Она как призыв для нового поколения помнить, ценить прошлое, любить Отечество!

Владимир Голубев, постоянный читатель и подписчик газеты с 1964 года

 

«Свою Победу посвящаю тебе»

Письма с фронта… На страницах стоят рядом любовь и смерть, нежность и жестокость, горе и радость…

Непрочитанное письмо

Когда на небе уже мерцают звезды, наступает час нашего единения через письма…

Дорогой и самой важной в мире передаю свой пламенный фронтовой красноармейский привет! Любимая моя, я был тяжело ранен и попал в плен к немцам. Удалось бежать. Теперь снова в строю Красной Армии! Дерусь с врагом как честный патриот своей любимой Родины!

В нашу жизнь, как и в миллионы других жизней, так не вовремя вторглась война… Проклятый Гитлер разбил всю нашу счастливую жизнь.

Когда объявили войну, я подумал о тебе… Думал: когда вернусь, когда увижу тебя? А может, никогда. Ведь война…

Мы сказали друг другу «прощай» 30 ноября 1941 года. Наша история в один миг стала прошлым. Мы не сделали ни одного шага к невозможному и не стали давать друг другу обещаний, которые не смогли бы сдержать…

Сказали друг другу «прощай»… Сказали поспешно и немного смущенно…

Я помню каждый миг нашего расставания, каждую мелочь, которая стала потом такой важной! От того, как прекрасны были твои глаза, у меня в душе что-то перевернулось, сжалось от боли и умерло…

В такой миг хотелось крикнуть: «Постой, я люблю тебя!». Но где же была моя решительность? А время уходит в твоем образе, чтобы никогда больше не вернуться…

Теперь не могу тебя обнять, поцеловать, прижать к себе, прикоснуться к твоим волосам, посмотреть тебе в глаза… и сказать, как сильно я тебя люблю. Я ушел, но мне так хочется вернуться…

Прошло уже семь месяцев, как я покинул родной дом и тебя, моя любимая ласточка!

Когда наш танк впервые встретился с врагом, я бил по нему из орудия, косил пулеметным огнем, чтобы больше уничтожить фашистов и приблизить конец войны. Чтобы увидеть тебя, мою дорогую. Но мои мечты не сбылись…

Сейчас сижу в изрешеченном и изуродованном танке. Жара невыносимая, пекло. Твой портрет лежит у меня на коленях. Я смотрю на него, на твои голубые глаза, и мне становится легче, ведь ты со мной, в моем сердце…

Многие говорили, что вой-

на постепенно выветривает из души солдата человеческую сущность. Наоборот, мои чувства к тебе лишь окрепли.

Я пишу эти строки, продиктованные моим сердцем, безумно уставший, но все такой же влюбленный в твои глаза, очаровательную улыбку, прекрасные губы…

Не знаю, прочитаешь ли ты когда-нибудь эти строки, окажется ли мое письмо в твоих нежных руках, но я знаю, что это последнее мое письмо. Слишком уж прожорлива война…

Был жаркий бой… Смертельный. Бомбежки и перестрелки не затихали ни на секунду.

Наш танк подбит и содрогается от вражеских ударов. Мы окружены. Снарядов нет. Патроны на исходе, но мы пока живы! Мы не боимся умереть за Родину! Думаем лишь о том, как бы подороже немцы заплатили за нас, за наши жизни…

Здесь, на поле брани, каждый из нас дал себе клятву умереть, но не дать врагу продвинуться вперед! Я верю, что совсем скоро придет день, когда радио передаст на всю нашу большую страну: «Враг разбит, фашизм уничтожен!».

Я знаю, война — не место для любви. Здесь надо уметь сражаться. Здесь надо уметь выживать. И люди выживают, быть может, только потому, что в сердцах израненных солдат живет надежда. Надежда и любовь…

P. S. Я буду идти до конца, до последнего вздоха. Обещаю! И даже если погибну, то погибну за нашу Родину и за тебя! На своем последнем издыхании я буду думать только о тебе. Через смерть и небытие обниму тебя не как виденье, а как живой. И мой голос из прошлого напомнит тебе обо мне…

Тепло моего сердца навсегда с тобой. Прижми это письмо к груди — и почувствуешь это.

Улыбнись. Будь счастлива. Помни меня и прощай, быть может, навсегда… Свою Победу посвящаю тебе!

Твой любимый солдат.

Декабрь, 1942 год».

Рядовой Игорь Калашников