Три берёзки у родного дома


Путешествие на родину маршала Ивана Якубовского

В славной когорте наших полководцев имя Маршала Советского Союза Ивана Якубовского занимает почетное место. С портрета смотрит сдержанный и строгий дважды Герой Советского Союза.

Конечно, маршалами не рождаются, а становятся. А как это происходит? Ответ на этот вопрос попробую найти в книге воспоминаний Ивана Якубовского «Земля в огне» и на родине военачальника на Могилевщине.

Мой путь лежит в Горки. За райцентром автомобиль съезжает с асфальтированной дороги на грунтовую.

Вокруг только поля — и непривычная тишина. А вот и поворот на деревушку Зайцево Горецкого района. Выезжаем на единственную улочку, по обе стороны которой расположены деревянные домики. Они словно утопают в яблоневых садах.

Земляки о семье Якубовских

Останавливаюсь у первого деревянного здания и стучу в калитку. Ее открывает миловидная женщина. Знакомимся. Узнаю, что Галина Колачевская живет в доме, построенном родственниками маршала Якубовского. Он стоит на том же месте, где располагался дом, в котором родился знаменитый полководец. Который, к сожалению, сгорел во время Великой Отечественной войны, когда в этих краях шли ожесточенные бои.

Маршал Иван Якубовский легко находил общий язык с представителями различных поколений

Галина Колачевская вспоминает, что с семьей Якубовских она встретилась, когда работала на скорой помощи: ее, медика, отправили сопровождать до Орши на поезде сестру Якубовского, которая ехала на похороны брата в Москву. Ей могла понадобиться медицинская помощь. К счастью, все обошлось.

Галина Степановна рассказывает, что когда племянница маршала продала дом, семья нынешних владельцев его благоустраивала и расширяла. Во дворе построили беседку, неподалеку — баню. Около дома — колодец, из которого жильцы Зайцево берут воду. Он тоже с историей. Колодец копали во времена, когда Якубовский был маршалом. Вода в этой местности находится глубоко, до нее сложно добраться, поэтому колодец особенно ценен для местных жителей. Говорят, что до сих пор вода в нем вкусная и чистая.

Личные вещи Ивана Якубовского

Галина Колачевская охотно делится впечатлениями об отдыхе в деревне:

— Здесь хорошо отдыхать. И в лес за грибами, и на рыбалку можно сходить. Приглашаем всех подышать свежим воздухом! Хоть деревушка у нас маленькая, зато в ней уютно. А какая природа!

Вид на деревню Зайцево, где родился маршал Якубовский

Вид на деревню Зайцево, где родился маршал Якубовский

Прощаемся с хозяйкой и направляемся к следующему дому. Здесь живет Антонина Кондратьевна Якубовская.

Она рассказывает, что ее отец Кондрат Маркович, родившийся в 1908 году, и Иван Якубовский, родившийся в 1912 году, росли вместе.

— У Ивана Якубовского рано умерла мать, а мой отец рос без отца, поэтому моя бабушка Агафья смотрела обоих мальчиков и фактически заменила будущему маршалу мать, — вспоминает Антонина Якубовская и дополняет: — Мальчишки дружили, это помогало скрасить нелегкое детство, когда приходилось ходить пешком в школу в любую погоду и носить старые вещи.

И когда Иван Игнатьевич стал маршалом, он не забыл свои корни, не зазнался, несмотря на звания и регалии.

— Папа рассказывал, что маршал был очень отзывчивым человеком. Когда приезжал в деревню (а тогда здесь было более 30 домов), привозил конфеты, выслушивал просьбы не только своих родственников, но и чужих людей. Старался помочь всем, — делится Антонина Якубовская.

Вспоминает она, как выглядел маршал:

— Был он высоким и плотным, солидным мужчиной. Папа мой тоже был высоким, но худым. Когда маршал вместе с делегацией зарубежных гостей приезжал в Ленино на открытие музея советско-польского боевого содружества, мой отец смог прорваться через милицейское оцепление и выкрикнуть слова приветствия маршалу. Отца попытались вывести, но Иван Якубовский подал ему руку и обнял — крепко-крепко, от души.

Кондрат успел сказать ему, что земляки ждут Ивана Игнатьевича в деревне. А тот ответил, что не обещает приехать, но если получится, обязательно будет. Только вот, к сожалению, не получилось. А земляки ждали за накрытыми столами, очень хотели пообщаться.

Поведала Антонина Якубовская и о том, как ее отец ездил в Москву, чтобы встретиться с маршалом-земляком.

— Отец попросил, чтобы маршалу доложили, что приехал Кондрат. Просьбу выполнили. Маршал отреагировал мгновенно: «Немедленно чтобы был у меня!». Отцу тотчас предложили снять верхнюю одежду и проводили в кабинет первого заместителя министра обороны Маршала Советского Союза Ивана Якубовского. Там земляки радушно беседовали, Иван Игнатьевич спрашивал о жизни не только родственников — интересовался, как идут дела у знакомых, всем старался помочь. Родственники рассказывали, что Иван Якубовский был очень добрый и хороший человек.

Теперь в деревне сохранился только пустующий дом, где раньше жила сестра маршала Елена. Местные вспоминают ее как очень работящую женщину.

К сожалению, о большой семье Якубовских здесь напоминают только могилы на местном кладбище, где похоронены родители и родственники маршала.

В деревне, по словам Антонины, на зиму остаются только жители двух домов, а летом есть жизнь еще в нескольких домах, куда приезжают дачники.

— А вообще продукты нам привозит автолавка, дорогу чистят, в колодце есть вода. Жить можно! — оптимистично настроена Антонина.

Наверняка жизнь здесь стала бы более интенсивной, а деревня выглядела бы по-другому, если бы сбылась мечта маршала Ивана Якубовского вернуться на родину служить и работать. Не довелось. Он был солдатом Отчизны, преданным долгу и приказу. 30 ноября 1976 года дважды Герой Советского Союза Иван Якубовский скончался в Москве, он был похоронен на Красной площади.

На Могилевщине не забыли о славном земляке. В Горках бюст Маршала Советского Союза Ивана Якубовского располагается в центре аллеи Героев. В честь земляка одна из улиц города носит имя Ивана Якубовского.

Здесь хранятся личные вещи маршала

Еще одно знаковое место, связанное с жизнью маршала, — музей советско-польского боевого содружества в поселке Ленино.

В экспозиции музея представлены элементы оружия, фляги, каски, ложка, расческа для усов, найденная в солдатской гимнастерке. И даже так называемая коптилка, которая была в каждой землянке.

Кстати, музей открылся в октябре 1968 года к 25‑летнему юбилею проходившей здесь битвы. На открытие приезжал и маршал Иван Якубовский.

Рабочий по комплексному обслуживанию здания музея Пётр Зубков — местный житель, он помнит, что Иван Якубовский, приезжавший в музей, производил впечатление солидного и серьезного мужчины. В разговоре с местными жителями вел себя просто, а по отношению к сослуживцам был строг.

В экспозиции музея вижу личные вещи военачальника, которые он подарил землякам. А еще здесь хранится книга «Боевое содружество», которую он передал со своей дарственной надписью.

О маршале Якубовском помнят и готовы рассказать. Узнаю, что Великую Отечественную войну будущий маршал Иван Якубовский встретил под Минском, где командовал танковым батальоном. Первого ордена Красного Знамени был удостоен за оборонительные бои в Беларуси. Он поклялся «без жалости громить подлых бандитов», которые творят бесчинства на его родной земле, и свою клятву сдержал. Участвовал в сотне сражений, с боями прошел около пяти тысяч километров.

Солдатами были все

Особенно Ивану Якубовскому запомнилась героическая оборона Могилева в июле 1941 года. Сменив убитого командира полка, он взял на себя ответственность за судьбы товарищей.

В период битвы под Москвой в конце 1941 года Иван Якубовский участвовал в боях на тульском направлении. Затем Иван Игнатьевич командовал 91‑й танковой бригадой, с которой прошел путь от Сталинграда до Праги. Бригада была награждена орденами Ленина, Красного Знамени, Суворова и Богдана Хмельницкого. Около двух десятков ее воинов удостоены звания Героя Советского Союза.

Танковая бригада особенно отличилась 7 ноября 1943 года при освобождении Фастова — большого железнодорожного узла. В городе танкисты Якубовского захватили огромные военные и хозяйственные трофеи, в том числе 150 тысяч тонн хлеба, который был сразу направлен в освобожденный Киев. За успешное овладение городом 91‑й танковой бригаде было присвоено наименование Фастовской, а полковнику Якубовскому за умелое командование бригадой и ее решительные действия по овладению узлом и нанесение противнику крупных потерь в живой силе и технике — звание Героя Советского Союза. Его назначили заместителем командира 6‑го гвардейского танкового корпуса.

Как Иван Игнатьевич стал «стальным тараном генерала Рыбалко»

В битвах лета 1944 года Иван Якубовский находился в расцвете сил, его называли стальным тараном генерала Рыбалко. Иван Игнатьевич отличался личным мужеством, мастерством принятия нестандартных решений, умением действовать самостоятельно.

В конце июля 1944 года часть корпуса под его руководством быстро, без понтонного моста, форсировала Вислу и захватила плацдарм на левом ее берегу, что помогло успешно форсировать реку всему корпусу. В этой операции ярко раскрылся командирский талант Ивана Якубовского. 23 сентября 1944 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза во второй раз.

Аллея Героев в городе Горки. В центре — бюст маршала Якубовского

…После окончания войны Иван Игнатьевич продолжил карьеру военного. Он очень сожалел, что не довелось освобождать родную землю:

«К сожалению, мне не пришлось потом освобождать ни Смоленщину, ни родную Беларусь — в других краях рассчитывался с врагом за горе и беду. И лишь после войны довелось побывать на бывшем Западном направлении, повстречаться с организаторами и участниками борьбы в тылу врага, ознакомиться с некоторыми документами военной поры. И я, как и другие ветераны первых боев на этой земле, горжусь тем, что она осталась непокоренной. Ее топтал фашистский сапог, на ней долго лютовали нацистские палачи, но белорусы и смоляне, как и все другие советские люди, попавшие в беду, не склонили головы, не встали на колени. Их города были превращены в руины, но и руины продолжали в упор стрелять по врагу».

В апреле 1967 года Иван Игнатьевич Якубовский стал первым заместителем министра обороны СССР, с июля того же года одновременно и Главнокомандующим Объединенными вооруженными силами государств — участников Варшавского договора. Ему было присвоено звание Маршал Советского Союза.

Иван Якубовский мечтал вернуться в Беларусь служить и работать. Не сложилось…

В память о малой родине Иван Игнатьевич, где бы ни жил — в Германии, Львове или Подмосковье, высаживал рядом с домом три березки, такие же, как когда-то росли у родного дома…

Наталья Пахомович, «Ваяр», фото автора и из архива Горецкого районного историко-этнографического музея

 

Воспоминания маршала Ивана Якубовского из книги «Земля в огне»

«Белорусская земля — моя родина. Здесь протекли годы детства и юности. Надо сказать, годы нелегкие, а потому и особенно памятные. В нашей семье детей было много, но в голодное время не все выжили. Остались тогда шестеро, четверо братьев и две сестры. В наш дом рано постучалось горе: в 1917 году (мне было пять лет от роду) умерла мать, Акулина Андреевна. Почти все заботы о нашей семье, так как глава ее был на фронте, взяла на себя жена брата Никиты — Агафья Захаровна. Жили бедно. В начальную школу, а это была обычная крестьянская изба, где дети с первого по четвертый класс занимались в одном помещении, я ходил в соседние деревни Чашники, Куртасы, что в нескольких километрах от Зайцево.

…Положишь в холщовую сумку тетрадь, карандаш да горбушку хлеба — и в путь, в любую погоду, в стужу или в слякоть. Жажда знаний, казалось, скрадывала расстояние, делала мягче житейские трудности. В школу мы шли как на праздник, как в волшебный мир еще не постигнутой красоты, которая с каждым разом становилась все заманчивей».

Книга с дарственной надписью Ивана Игнатьевича Якубовского

В сборнике очерков о героической обороне Могилева «Солдатами были все» Иван Якубовский вспоминал:

«Особенно мне запомнился бой 9 июля. Мы двигались к Могилеву… Когда мы приблизились к лесу, нас атаковали со стороны огромного поля… По моей команде полк срочно рассредоточился и занял оборону. Первая атака была успешно отбита. Но, перестроив свои порядки, при поддержке авиации гитлеровцы предприняли новую атаку. Мы встретили их ружейно-пулеметным огнем, а затем бросились в контратаку. На овсяном поле завязалась рукопашная схватка. Наши танкисты показали, что они умеют владеть штыком и прикладом. Сотни гитлеровцев навечно остались лежать здесь, а 120 сдались в плен».

Иван Якубовский вспоминал:

«Мне как военному уже не раз приходилось смотреть смерти в лицо и прощаться с павшими в бою друзьями. Но видеть в кюветах и прямо на дорогах столько убитых женщин и стариков, матерей, рыдающих над окровавленными детьми, кричащих младенцев возле трупов кормилиц… Нет, этого никогда нельзя забыть, никогда нельзя простить!».