Первый умеющий плавать


Эта бронированная машина по сей день считается лучшей в своем классе. До сих пор в мире аналогов ей не существует. По проходимости и пластичности применения она зачастую превосходит самые современные образцы. Речь идет о БТР‑50П — первом советском плавающем бронетранспортере.

 

После окончания Великой Отечественной войны отношения между вчерашними союзниками заметно охладели. Военный блок, созданный для борьбы с нацистской Германий и ее сателлитами, распался. Однако это не изменило амбициозные планы Америки — доминировать во всем мире. За океаном пришли к выводу: разговаривать с позиции силы — выгодно. Во‑первых, корпорации на производстве вооружений зарабатывали огромные деньги. Во‑вторых, имея превосходство, можно безнаказанно вмешиваться во внутренние дела суверенных государств. Америка берет под свой контроль нефтеносные регионы, крупнейшие месторождения металлов. В зону интересов США попала и центральная часть Сибири. Даже был разработан план «Дропшон», подробно описывающий нападение на Советский Союз. Сегодня это звучит абсурдно. Но в послевоенные годы угроза была реальной. А потому страна, ослабленная войной, должна была одновременно решать сразу две задачи: восстанавливать народное хозяйство и не отстать от США в гонке вооружений. Почувствовав слабость противника, американский орел мог мгновенно превратиться в стервятника, нанести удар в спину. К такому повороту событий следовало быть готовыми. Поэтому Советская Армия по уровню подготовки и оснащению вооружением и техникой должна была значительно превосходить неприятеля, чтобы ни у кого даже мысли не возникло о возможности разговаривать с СССР с позиции силы. Причем даже в тех областях, в которых преимущество изначально было у соперника. В морской пехоте, например.

Конструктор Николай Шамшурин

— Этот род войск до войны в Советском Союзе считался наступательным, а потому развивался слабо. Подразделения морской пехоты были только на Балтийском флоте, а также в составе Дунайской и Пинской военных флотилий. В годы Великой Отечественной численность рода войск была временно доведена до шести бригад, — рассказал военный историк Леонид Карачун. — После победы над нацистской Германией в СССР в составе ВМФ числилась только 1‑я Мозырская Краснознаменная дивизия морской пехоты. К слову, почетное наименование она получила за мужество и героизм, проявленные в операции «Багратион», при освобождении Пинска. На вооружении соединения находилось обычное вооружение стрелковых частей. Специальных образцов техники ввиду малочисленности войск не производили.

В это время американские морпехи приняли на вооружение плавающие бронетранспортеры нового поколения. Они спускались на воду с десантных кораблей и самостоятельно добирались до береговой линии. С таким же успехом с десантом на борту иностранные машины могли форсировать озера и реки. В СССР подобных машин пока не было.

В конце 1940‑х годов ведущего конструктора всероссийского научно-исследовательского института ВНИИ‑100 Николая Шамшурина неожиданно вызвали в Москву. Перед талантливым инженером была поставлена задача создать первый советский плавающий бронетранспортер. Предложение оказалось неожиданным. Шамшурин был «тяжеловесом». Так на профессиональном жаргоне конструкторы называли разработчиков тяжелой бронетехники. Он участвовал в создании семейства танков КВ — «Клим Ворошилов» и ИС — «Иосиф Сталин». Обе машины стали лучшими в мире. На этот раз ему предстояло создать принципиально новый образец бронетехники. Проект получил наименование «Объект‑750».

— Николая Фёдоровича ведущим конструктором «Объекта‑750» назначили неслучайно. Дело в том, что он находил простое решение самых сложных задач, — рассказал кандидат технических наук Владимир Геллер. — В частности, первым предложил использовать торсионную подвеску в качестве упругого элемента танков. Он же заменил дорогие картеры двигателей из цветного металла на более дешевые чугунные, выполненные методом тонкостенного литья. В то время это был настоящий прорыв, способствующий массовому производству бронетехники. Теперь от Шамшурина ждали новых уникальных технических решений.

В основу будущего бронетранспортера Шамшурин положил новейший советский плавающий танк ПТ‑76. Его ходовая часть уже была проверена многочисленными испытаниями, решена проблема герметичности корпуса, управляемости на плаву. Но чем глубже вникал Шамшурин в конструкцию «пэтэшки», тем отчетливее понимал, что бронетранспортер придется проектировать заново. Ведь у легкой машины будут совершенно иные характеристики в движении по суше и на плаву. От них будут зависеть важнейшие эксплуатационные характеристики — скорость и проходимость.

— Шамшурин был гениальным человеком. К слову, доктором технических наук он стал даже без написания и защиты диссертации. Ученую степень ему присвоили по совокупности работ, — рассказал Леонид Карачун. — Как о любом гении, о нем ходит немало легенд. Одна из них гласит, что, работая над «Объектом‑750», он сам себе усложнил задачу. В частности, предложил доработать БТР так, чтобы он мог брать на борт не только десант, но и боевую технику. Это качество, считал конструктор, должно особенно пригодиться при форсировании частями водных преград.

Фактически уже в начале работ Шамшурин четко представлял себе облик будущего бронетранспортера. В передней части корпуса расположена открытая сверху бронерубка, в которой размещаются экипаж и десант. В отделении управления находятся рабочие места механика-водителя и командира БТР. Здесь же установлена бронированная командирская башенка с тремя приборами наблюдения. В кормовой части — погрузочно-разгрузочное отделение и площадка для перевозки груза и боевой техники. Ходовая часть — гусеничная с шестью опорными катками на борт. Двигатель — шестицилиндровый дизель мощностью 240 лошадиных сил. Движение на плаву обеспечивается с помощью водометов. Оставалось только произвести расчеты и воплотить идею в металле.

Засев за чертежи, Шамшурин даже не подозревал, что в особом конструкторском бюро при инженерном комитете Советской Армии под руководством полковника Анатолия Кравцева параллельно велись работы по созданию другого бронетранспортера — К‑78.

Особенностью конструкции этой машины стало широкое применение узлов и агрегатов гусеничного артиллерийского тягача М‑2, автомобилей ЯАЗ‑200, М‑20 и «Москвич». Опытный образец машины изготовили на военно-ремонтном заводе № 2. Сварной корпус бронетранспортера состоял из пяти отделений: управления, командира машины, моторного, трансмиссионного и десантного.

— Жесткость корпуса обеспечивалась за счет двух силовых шпангоутов, а также пяти встроенных торсионных балок. Отделение управления находилось в носовой части машины с левой стороны. В нем размещалось сиденье механика-водителя, рычаги и педали приводов управления двигателем и трансмиссией, штурвал управления рулями, привод управления волноотбойным щитком, контрольно-измерительные и смотровые приборы, — рассказал Владимир Геллер. — Броневая защита БТР была противопульной, из броневых катаных листов. Подвеска — индивидуальная, торсионная. Опытный образец К‑78 оснащался гусеничным движителем. Он включал гусеницы, направляющие колеса с натяжными приспособлениями, ведущие колеса, расположенные в задней части машины, и по пять опорных и три поддерживающих катка с каждой стороны. Образец успешно прошел испытания и по заключению комиссии был пригоден для принятия на вооружение.

Об этом Шамшурину не сказали. Иначе он попросту отказался бы от проекта. Кравцев тоже не знал о конкуренте. Иначе небольшое КБ никогда не стало бы конкурировать с ведущим ВНИИ‑100. Такая методика в СССР применялась повсеместно. Боевые машины, тракторы, корабли и даже радиоприемники, как правило, разрабатывали два КБ. После сравнительных испытаний лучшие разработки запускали в серию.

Первый опытный образец по чертежам Шамшурина изготовили в 1950 году. Впрочем, он же мог стать и последним. Испытания на плаву едва не закончились трагедией. «Замачивание» машины прошло штатно. БТР вошел в воду. Контрольный осмотр показал: течи нет. Руководитель испытаний решил прокатить всех участников проекта вместе с госкомиссией. Двадцать человек забрались на БТР. На середине водоема машина резко пошла ко дну. Жертв удалось избежать чудом. Шамшурин был шокирован происшедшим. Он раз за разом пересматривал чертежи. Корпус БТР по форме напоминал лодку-плоскодонку. Ломаться там нечему. Разве что от нагрузки появились трещины в самом металле? Однако сложную экспертизу проводить не понадобилось. Причиной «крушения» стал человеческий фактор: механики просто неплотно закрыли лючки в днище… В результате вода в считаные минуты заполнила корпус.

На этом злоключения не закончились. Возникли трудности с установкой погрузочного устройства. Шамшурин предложил крановую установку с электроприводом. С ее помощью загружать и выгружать боевую технику оператор мог с пульта, находясь в укрытии. Однако из-за сложности конструкции от идеи отказались. На БТР установили проверенную временем дешевую лебедку с приводом от основного двигателя.

Первоначально не планировалась установка на бронетранспортер штатного вооружения. Турель для крепления пулемета СГМБ калибра 7,62 мм инженер установил самостоятельно. Она так хорошо вписалась в общую конструкцию, что идею тут же утвердили.

Первые государственные испытания, программу которых лично утвердил заместитель министра обороны СССР Маршал Советского Союза Василий Соколовский, состоялись в декабре 1950 года. БТР испытывали в жесточайших условиях. Как говорят конструкторы, «на убой». В результате, не выдержав нагрузок, вышел из строя двигатель. Машину отправили на доработку.

Причина предвзятого отношения комиссии была вполне объяснима. К этому моменту в СССР сократили все части морской пехоты. Делать машину было больше не для кого. Однако и свернуть работы просто так не могли. Создатели легендарной техники победы в стране пользовались всенародной любовью. Шамшурин не мог построить плохую машину. По одной из версий, проект планировалось «приостановить» из-за недоработанного дизельного двигателя. С Шамшуриным этот номер не прошел. Если машина больше не нужна морской пехоте, то пригодится обычной.

— Через год он представил доработанный образец, который не просто соответствовал требованиям технического задания, а значительно превосходил их. Он мог брать на борт двадцать десантников или две тонны груза. Платформа БТР вмещала большинство вооружений Сухопутных войск: автомобили типа ГАЗ‑69, практически все орудия калибра до 120 мм. Таких возможностей не имела ни одна машина в мире, — отметил Владимир Геллер. — Во время испытаний конструктор вышел с неожиданным предложением — провести стрельбы из загруженной на БТР 85‑мм дивизионной пушки Д‑44. Председатель комиссии не согласился. Нарушение регламента, к тому же БТР предназначен только для перевозки вооружения. Звонком в Министерство обороны вопрос был улажен. Испытания стрельбой прошли успешно. Запас плавучести был достаточным для ведения огня без затопления или опрокидывания, что только подтвердило исключительные амфибийные качества бронетранспортера.

Постановлением Совета Министров СССР в 1954 году бронетранспортер приняли на вооружение как БТР‑50П.

БТР‑50П имел большое количество модификаций различного предназначения: командирские, разведывательные, машины связи, войсковой ПВО, РХБЗ. БТР‑50П в большом количестве поставлялся в дружественные СССР страны. В некоторых армиях Африки, Азии и Ближнего Востока они состоят на вооружении до сих пор. Впоследствии БТР‑50П уступил место колесным бронетранспортерам нового поколения. О них мы расскажем в следующих номерах БВГ.

Тактико-технические характеристики БТР‑50П

Боевая масса — 14 т

Длина — 7.070 мм

Ширина — 3.140 мм

Высота — 2.030 мм

Клиренс — 270 мм

Мощность двигателя — 240 л. с.

Скорость на суше — 45 км/ч

Скорость на плаву — 10 км/ч

Экипаж — 2 чел.

Десант — 20 чел.

Вооружение — пулемет системы Горюнова калибра 7,62 мм.

Юрий Андреев