Более ста лет во всех театрах мира


В Национальном академическом Большом театре оперы и балета Республики Беларусь вновь премьера, имя которой — «Сельская честь».

В культурной жизни белорусской столицы это событие — неординарное. В одной из красивейших историй любви и ненависти партию влюбленной Сантуццы на сцене нашего театра в 1979‑м великолепно исполнила прима московского Большого театра Елена Образцова. Сохранилось черно-белое фото оперной примадонны и ее искренняя надпись: «Моим дорогим коллегам, чудесным друзьям в день премьеры моей в «Сельской чести» в вашем изумительном театре».

Четвертая постановка в Большом театре оперы и балета в Минске известной во всем мире оперы, вплетенной американским кинорежиссером Френсисом Фордом Копполой в гангстерскую сагу «Крестный отец», очаровала зрителя великолепными музыкальными и режиссерскими перипетиями.

Журналисты столичных СМИ побывали на пресс-конференции, которая состоялась на сцене Большого театра оперы и балета накануне премьеры. Причем мы на некоторое время стали «соучастниками» этого захватывающе-красивого действа: ведь нам позволили «вторгнуться» на территорию сицилийской деревни, где и происходит вся драма чувств необычной для нас истории крестьянской жизни юга Италии XIX века. Тридцать репетиционных минут, проведенных вместе с неподражаемым режиссером-постановщиком «Cельской чести» Михаилом Панджавидзе, открыли нам глаза на происходящее на сцене и позволили по достоинству оценить и мастерство, и профессионализм, и огромную любовь к своему делу артистов Большого театра Беларуси.

Мы находились на театральной сцене, где представлены декорации премьерной «Сельской чести». И мне навязчиво приходили на ум строки известного стихотворения Иосифа Бродского «Посвящается стулу»:

Четверг. Сегодня стул был не у дел.

Он не переместился. Ни на шаг.

Никто на нем сегодня не сидел,

не двигал, не набрасывал  пиджак…

Ан нет! Журналистская братия и посидела на стуле, и вопросы задавала тем, кто эти стулья «вовлек» в известнейшую во всем мире «Сельскую честь», и свои пиджаки мы все же набросили на эти табуреты, так как немало вопросов хотелось нам задать участникам пресс-конференции.

А вот и ответы на них. О музыке рассказал дирижер-постановщик Виктор Пласкина:

— Опера «Сельская честь» Пьетро Масканьи давно вошла в «золотой» репертуар мировой оперы. В Большом театре оперы и балета в Минске это моя вторая постановка. Спустя десять лет могу сказать: главное — мы работаем в творческой и по-доброму «семейной» обстановке, и это дорогого стоит. Ну а в музыке главное — не пересолить и не переперчить, чтобы для зрителя было и вкусно, и музыкально незабываемо…

Режиссер-постановщик Михаил Панджавидзе:

— «Сельская честь» — прекрасный образец веризма (vero по-итальянски означает «истинный, правдивый») как в литературном первоисточнике, так и в музыкальном его воплощении. И прежде всего это великолепная музыка, которая на протяжении многих лет традиционно вызывает восторг и трепет у зрителя… Это глубочайший сюжет, пасхальная история о любви, предательстве и жертве, в центре которой — человек. Само итальянское название Cavalleria Rusticana переводится как «Деревенское рыцарство». В нашем спектакле столько любви и размышления, что сердца всех зрителей, увидевших оперу «Сельская честь», затронет своей правдивостью и страстностью эта драма обычных людей.

Продолжила наш разговор хормейстер-постановщик оперы народная артистка Беларуси Нина Ломанович:

— Прежде всего я хочу сказать, что мне посчастливилось быть на премьере «Сельской чести» и я слышала прекрасную Елену Образцову в роли Сантуццы… В «Сельской чести» Пьетро Масканьи хоровые эпизоды отличаются мелодизмом и представляют духовную и народную музыку, разнообразную и ритмически, и тембрально, и динамически. И от хора Большого театра при исполнении партитуры требовалась страстность и большое техническое мастерство.

И еще одно мнение участника пресс-конференции художника-постановщика Александра Костюченко:

— Хочу сказать, что в постановке оперы «Сельская честь» Михаила Панджавидзе, как и во всех его постановках на сцене Большого театра оперы и балета, чувствуется нерв. С ним прекрасно работать художнику-постановщику, коим я и являюсь. Мы вместе создавали то новое, что и представили на строгий творческий суд искушенного белорусского зрителя. Мы стремились погрузить влюбленных в оперу, в историю с кипящими итальянскими страстями, предлагаемую на театральной сцене, с помощью выразительных средств и стилистических оттенков. И все наши труды — ради того, чтобы сделать спектакль острым, зрелищным, достучаться до сердец современных зрителей.

Ирина Бурак