Погибли, но не сдались


Именем батальонного комиссара Митрофана Карпекина названа одна из улиц города Кричева

С именем белоруса Митрофана Карпекина связана одна из суровых, трагических, но и славных страниц Великой Отечественной войны. В недрах крымской земли сражался Аджимушкайский гарнизон, где служил наш земляк.

8 мая 1942 года ударной группировке германских войск под командованием генерала Манштейна удалось прорвать советский фронт на Керченском полуострове. С 14 по 19 мая наши войска, ведя арьергардные бои, переправлялись через пролив на Таманский полуостров.

Большая группа советских воинов под командованием полковника П. М. Ягунова — начальника отдела боевой подготовки Крымского фронта — заняла оборону у поселка Аджимушкая. Им было приказано во что бы то ни стало задержать наступление гитлеровских войск, прикрыть отход и переправу через Керченский пролив главных сил Крымского фронта. Приняв основной удар на себя, группа обеспечила эвакуацию на Таманский полуостров не менее 120 тысяч наших военнослужащих, а потом укрылась в каменоломнях.

Что представляют собой керченские каменоломни? Это подземные лабиринты, образовавшиеся в результате многолетней добычи камня-ракушечника для строительных нужд. Керченские каменоломни не составляют единой подземной системы. Они расположены, как правило, недалеко от города и именуются по названию селений и поселков‑пригородов Керчи. Наиболее известны Аджимушкайские, Багеровские, Булганакские и другие каменоломни.

В этом подземном лабиринте раньше располагался штаб Крымского фронта. Здесь остались склады с оружием, боеприпасами и продовольствием, армейский госпиталь, фронтовой клуб. Сюда, к П. М. Ягунову, собирались бойцы и командиры, которым не удалось переправиться на кавказский берег.

По некоторым данным, в каменоломнях собралось около 17 тысяч человек. Основную массу составляли русские, украинцы, белорусы, казахи. После газовой атаки, предпринятой гитлеровцами, количество защитников резко сократилось и составляло не более пяти тысяч человек. Это была еще достаточно внушительная сила, с которой фашисты не могли не считаться. Люди гибли во время вылазок, от сильных взрывов, производимых фашистскими саперами, умирали от голода и болезней.

Одним из организаторов обороны здесь стал батальонный комиссар Митрофан Карпекин, который был направлен в этот район командующим Крымским фронтом генерал-лейтенантом Д. Т. Козловым в качестве представителя штаба фронта.

Родился М. Н. Карпекин в деревне Вороново Кричевского района. В 1924–1930 годах работал ремонтным рабочим путей станции Кричев, в 1930–1932 годах являлся красноармейцем 111‑го стрелкового полка 37‑й дивизии в г. Жиздре (РСФСР). После увольнения в запас работал секретарем комитета комсомола Кричевского цементного завода, а в затем — машинистом турбины на этом же заводе. В 1935–1936 годах М. Н. Карпенкин учился на парткурсах при ЦК КП(б) Белоруссии, после окончания которых был назначен секретарем парткома Кричевского цементного завода. С первых дней войны на фронте работал начальником отдела кадров автобронетанкового управления штаба фронта.

Вот выписка из дневника неизвестного командира 1‑го запасного полка, сражавшегося в Малых каменоломнях:

«26.05.42. Противник начал подрывные работы. Рвет выходы, заваливает их хламом и домашними вещами жителей села. Взрывается район 4‑го и 2‑го батальонов, которые расположены у села (Аджимушкай. — Авт.).

29.05.42. Взрывали над нашим расположением, и вследствие обвала погиб почти весь состав командиров 3‑го батальона, созванных комбатом на совещание.

31.05.42. Противник рвет все выходы. Беда с ранеными. Успели перевести штаб и лазарет вглубь, на старое место. Взорваны перекрытия на старых местах».

От взрывов в каменоломнях обваливался потолок, при этом возникала сильная ударная волна, от которой трудно было устоять на ногах. Первое время, когда в каменоломнях было много людей, защитники несли в результате этих обвалов значительные потери. От ударной волны у некоторых шла кровь из ушей, были случаи помешательства. Позже защитники узнавали места предстоящих взрывов по шуму, производимому гитлеровцами при рытье шурфов, принимали меры к эвакуации людей и имущества из опасного района.

Стремясь быстрее покончить с защитниками каменоломен, гитлеровцы пошли на крайние меры: они применили химические отравляющие вещества. Первая газовая атака, в результате которой много людей погибло от удушья, была произведена фашистами 24 мая.

Но защитники не сдавались, все лето в районе каменоломен шла борьба. Разведчики-наблюдатели с Таманского полуострова и кораблей постоянно в течение лета 1942 года отмечали ружейно-пулеметную стрельбу в районе Аджимушкая.

Деблокировать окруженных в каменоломнях могла только крупная десантная операция. Кстати, такая операция готовилась по приказу Ставки на конец июня — начало июля с целью захвата восточной части Крымского полуострова с городом Керчь. Но с падением Севастополя эту операцию пришлось отложить.

В каменоломнях, как и в любой воинской части, существовал распорядок дня, были организованы занятия по изучению советского и трофейного стрелкового оружия, караульная служба, работа по созданию новых огневых точек, наблюдательных пунктов, убежищ и т. д.

В сентябре 1942 года, когда части 47‑й армии вынуждены были отойти с Таманского полуострова на Кавказ, защитники потеряли надежду на скорую высадку десанта в Крыму. Это было самое тяжелое время: резко усилилась смертность от голода, болезней и ран. В этой обстановке командование Малых каменоломен приняло решение о выходе защитников мелкими группами.

Но далеко не все оставшиеся в живых имели возможность уйти из подземелья. Некоторые бойцы и командиры от голода и болезней уже не могли двигаться. В середине октября на боевом посту умер батальонный комиссар М. Н. Карпекин.

Подвиг воинов подземного гарнизона навсегда останется в памяти людей.

Владимир Павлов, кандидат исторических наук