«Мне всю войну отчаянно везло»


Ветеран Вооруженных Сил, участник Великой Отечественной войны Борис Афанасьевич Левада не любит вспоминать ту войну. Кавалер орденов Отечественной войны II степени и «Знак Почета» охотно говорит лишь о мае 1945 года.

— Детство? Как у всех: простой деревенский парень, который учился и помогал родителям по хозяйству, — пожимая плечами, отвечает фронтовик. — Родился на хуторе Городище, на Харьковщине. В соседнем селе оканчивал школу. Мог получить золотую медаль, но из-за войны не получил даже аттестат о среднем образовании.

О том, что германские войска без объявления войны напали на Советский Союз, он услышал по радио. В тот день ему казалось, что голос Левитана был повсюду.

— В войне нет ничего особенного, яркого. Война… это боль, кровь, смерть, — фронтовик бережно перебирает черно-белые фотографии. — Самым ярким и светлым воспоминанием о той войне была Победа. Она запомнилась больше всего…

Отец Бориса Левады Афанасий Борисович ушел в партизаны. Следом за ним ушли бороться с врагом и его сыновья. Из одного из партизанских рейдов Левада-старший не вернулся. О том, что он перешел линию фронта и вступил в ряды Красной Армии, участвовал в Сталинградской битве, его семья узнала только после освобождения Харьковщины.

Летом 1943 года пришла повестка из военкомата Борису и его брату Анатолию.

Вместе они и дальше служили, ведь когда рядом с тобой родной человек, всегда легче. Осенью 1943‑го молодых людей отправили в 147‑й запасной стрелковый полк, где парни постигали азы армейской службы. На фронте братья также оказались в одной воинской части — в 7‑м отдельном моторизованном понтонно-мостовом батальоне, правда, в разных подразделениях. Анатолий, который до войны окончил автомобильное училище, стал водителем, а Борис — понтонером.

Даже сегодня, когда смотришь фильмы о Великой Отечественной войне, понимаешь, что каждая возведенная при наступлении советскими инженерами переправа щедро полита кровью ее строителей. Под рев разрывов артиллерийских снарядов, порой по горло в ледяной воде бойцы таких отдельных моторизованных понтонно-мостовых батальонов вносили свой вклад в будущую Победу.

— Очень часто нам оставалось полагаться только на удачу, — подметил полковник в отставке Борис Левада. — Однажды наш паром разворотил немецкий снаряд. Погибли почти все.

Бориса Афанасьевича тогда спас совет его командира отделения. Тот сказал всем расшнуровать ботинки — хоть какой-то шанс доплыть до берега будет.

Победу бойцы 7‑го отдельного моторизованного понтонно-мостового батальона встретили в Чехословакии, под Братиславой.

После войны сержант Борис Левада служил в Московском военном округе. Вскоре его направили на курсы лейтенантов при Тамбовском военно-финансовом училище.

Учеба давалась легко. Окончил Борис Афанасьевич курсы на отлично. По их окончании толкового специалиста хотели оставить в финансовом управлении Министерства обороны. Но волею судьбы особую роль в выборе будущего места службы Бориса Афанасьевича сыграла… министерская столовая.

— После сдачи экзаменов часть выпускников отправили в Москву. Нас хотели оставить при финансовом управлении, — вспоминает Борис Левада. — Начали знакомить с условиями будущей службы. Повели в столовую, «на экскурсию». Мы, молодые парни, многие из которых вой­ну прошли солдатами да сержантами, по соседству с генералами и маршалами чувствовали себя неловко. Нам свободы хотелось.

Решил Борис Афанасьевич уехать подальше и принял должность начальника финансовой части 348‑го отдельного саперного батальона в Группе советских войск в Германии. Через несколько месяцев к нему приехала и супруга Валентина с сыном Борисом, а затем у них уже родилась дочь Инна.

— Там прослужил почти 10 лет. Затем я был направлен в Беларусь, — подытожил свой рассказ Борис Афанасьевич. — Здесь дослужился до полковника, до должности  заместителя главного бухгалтера по контрольно-ревизионной работе строительного управления БВО.

Майор Денис Писаренко, «Ваяр», фото Ирины Малиновской