«Желаю вам, чтобы никогда не видели такой жестокой войны!»


Есть люди-песни, ­люди-легенды, люди-солнце… А есть те, кто подпадает под категорию героев. И здесь совсем ни при чем должности, возраст, внешний вид. Люди-герои, хотя они бывают очень скромными, обязательно оставят след в твоей жизни. К сожалению, тех из них, что были солдатами Победы, все меньше. Уходят навсегда. Тем ценнее такие встречи, одна из которых произошла совсем недавно…

Небольшой компанией мы — участники военно-исторических клубов Гомельщины Александр Дроник, оператор Виктор Цирулик и я («Поиск»), Николай Глушко и Александр Ешин («Бетонный меридиан Полесья») — побывали в поселке Копаткевичи. Там, в интернате для инвалидов и престарелых, проживает рядовой в отставке Василий Гордеенко. Признаться, не хотел ветеран там оказаться: но сюда его перевели после лечения в больнице в Хойниках. Родственников, мол, в Беларуси нет. Но дома, в деревне Кливы, за Василием Семёновичем присматривала соседка — социальный работник. Теперь он тоскует и беспокоится о судьбе любимой гармошки, фотографий, написанного им портрета Георгия Жукова (ветеран хотел передать его в хойникский музей), а также чудом сохранившихся хромовых фронтовых сапог. Вот такая житейская ситуация.

Нашему приезду бывший боец 2‑й Калинковичской партизанской бригады имени М. В. Фрунзе, фронтовик, был несказанно рад. Он встретил гостей в военной форме с наградами — орденом ­Отечественной войны I степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги» и другими. Примечательно, что я как руководитель военно-исторического клуба, который проводит военные реконструкции, тоже был в форме рядового образца 1943 года. И это было символично: связь поколений обозначилась так наглядно!

С Василием Семёновичем мы обменялись воинским приветствием. Ветеран в тот момент так преобразился, что не верилось: неужели перед нами человек, разменявший 10‑й десяток? К тому же у ветерана сохранилась отличная память.

История нашего знакомства по-своему примечательна. О Василии Гордеенко узнал три года назад от Анатолия Быкова из города Североуральска. Его отец, Иван Григорьевич Быков, был пулеметчиком в 3‑м отряде 2‑й Калинковичской партизанской бригады. Анатолий Иванович — один из немногих — продолжает пополнять сведениями летопись соединения, в котором воевал с оккупантами его отец. Вот и тогда, три года назад, он попросил меня найти Гордеенко и расспросить его о партизанском прошлом.

Знакомые из Хойников мне сообщили, что Василия Семёновича забрали в Россию родственники, а куда — неизвестно. А оказалось не совсем так: он каждый год ездил в Москву к сестре. Не зная об этом, ветерана нашел случайно: после 9 мая просматривал фотоснимки в соцсетях о мероприятиях в Гомельской области и увидел знакомое лицо. Ветеран в форме времен войны возглавлял колонну, идущую на возложение венков к памятнику…

Василий Семёнович воевал с захватчиками в отряде, командиром которого был Иван Ярош, комиссаром — Иван Лисецкий. Он участвовал в разгроме немецкой автоколонны в районе Хойников, ходил в разведку, был проводником для диверсионных групп, ходил с заданиями «на железку».

Василий Гордеенко помнит, как, находясь в разведке недалеко от железнодорожной станции Аврамовская, стал свидетелем боя в расположении немцев. Потом выяснилось, что это несколько сотен власовцев из охранного батальона решили перей­ти на сторону партизан — как раз перед тем, как оккупанты хотели их задействовать в карательной операции против партизан и мирных жителей в треугольнике Калинковичи—Василевичи—Хойники. О планах узнало немецкое командование и на перехват отправило подразделения из гарнизона в Хойниках.

Среди власовцев был и отец Анатолия Быкова. Он стал в бригаде пулеметчиком 3‑го отряда, а в дальнейшем воевал в 77‑й стрелковой дивизии. Был награжден орденом Славы, медалями. Но это уже другая история… Когда бывшие власовцы пополнили ряды партизан и отряд разделился на полдесятка отрядов, была создана 2‑я Калинковичская партизанская бригада…

Мы показали Василию Семёновичу общее фото штаба соединения. Он многих узнал, сразу назвал своего первого командира — Константина Морозова (на фото — во втором ряду 4‑й слева), который командовал отрядом имени М. В. Фрунзе, а после перехода перебежчиков возглавил бригаду.

Ветеран узнал на фотоснимке Сергея Анисковца. Того после освобождения района Хойникский военкомат призвал в действующую армию. Он воевал в составе 60‑го стрелкового полка 65‑й стрелковой дивизии пулеметчиком. 11 марта 1944 года боец получил осколочное ранение. После выздоровления его назначили линейным надсмотрщиком 2‑й кабельно-телеграфной роты 84‑го отдельного полка связи. Победу встретил под Прагой. После победы над милитаристской Японией воин продолжил службу на Дальнем Востоке, в дальнейшем был уволен в запас и вернулся на родину.

Интересно, что Сергей Иванович жил на одной улице со мной, а его сыновья, Александр и Георгий, учились вместе с моими старшими братьями в школе, и сейчас они — члены нашего клуба «Поиск».

Много интересного рассказал нам в тот день Василий Семёнович о партизанской и фронтовой жизни, о тяжких испытаниях, выпавших на его долю, гибели друзей… В то же время выяснилось, что ветеран любит и пошутить, живо интересуется делами молодежи. Узнав, что Георгий Анисковец — мой друг, он решительно заявил, что в ближайшее время должен с ним увидеться. Решили, что встреча пройдет в середине июня…

Мы вышли из интерната к памятнику не вернувшимся с войны жителям поселка Копаткевичи, сфотографировались. На прощание рядовой в отставке Гордеенко на листе со своим фотоснимком сделал беглый набросок танка с десантом на борту и написал: «Желаю вам, чтобы никогда не видели такой жестокой войны!».

Евгений Сергиенко, г. Калинковичи