Когда цветут каштаны…


Я выезжаю на этюды вместе c руководителем Студии военных художников при Центральном Доме офицеров заслуженным деятелем искусств Беларуси Николаем Опиоком. Цель — провести творческий эксперимент. Смогу ли я за два — два с половиной часа под руководством опытного мастера создать пейзаж, который украсит интерьер дома или офиса…

За спиной у нас — столичная гостиница «Беларусь». Выбираю позицию для написания пейзажа под цветущим каштаном. Здесь солнце не будет слепить глаза. На картине отобразим великолепие весны: цветущие каштаны и яблони. Дополнят палитру зелень травы и желтизна одуванчиков. Начинаем с того, что определяем: на переднем плане выигрышно будут смотреться ярко-желтые одуванчики. Берем белила, они универсальны. Выдавливаем их на палитру, затем — желтые и зеленые краски. И даже черный цвет, который многие приверженцы классической школы не используют. Но эксперимент есть эксперимент, соглашаюсь с мастером. Ведь даже Илья Репин говорил своим ученикам, что черная краска необходима для живописи.

— Смотря как кто пишет, можем применить и яркие, ядовитые цвета, создать что-то авангардное, но все же начнем с привычных оттенков, — предлагает мастер.

Мне нравятся картины Витольда Бялыницкого-Бирули. Особенно цветущие яблони, на его холстах они плывут в легкой дымке, словно невеста в фате. В противовес ему — картины Ивана Шишкина, где каждый листок и цветок прописан до мельчайших подробностей. Для этого художник приходил на этюды в определенное время, в ту же погоду, при которой начинал работу, чтобы даже тени от предметов оставались неизменными.

Если бы мы решились на это, эксперимент продолжался бы долго, а у нас времени было немного, да и педантичная работа над каждым листком на холсте — не для нас. Важнее передать общее настроение, что и предполагает эксперимент.

Берем загрунтованный лист ДВП (древесно-волокнистой плиты) и начинаем работу. Конечно, это не загрунтованный холст, на который краска кладется мягко и легко. Здесь еще нужно потрудиться, чтобы подобрать нужный цвет и покрыть полотно несколько раз.

От наброска карандашом отказываюсь. Как и многие художники, сразу работаю кистью. Помогает и тряпочка, которую комкаю и обмакиваю в краску. С ее помощью формирую будущие кроны деревьев, пропорционально определяя, сколько места занимает каждый предмет в пространстве.

Зелень теплая, она словно светится, но есть в ней и холодные блики. Нужно добавить немного «огня», его дадут цветущие одуванчики. Более конкретные очертания деревья приобретают уже на втором этапе работы. На третьем — более досконально подбирается цвет их крон и стволов, прорабатывается окружение.

Небо… На нем стоит остановиться особо. Мне нравятся облака. Сегодня их немного. Весеннюю дымку на кронах цветущих деревьев, легкое дыхание природы — все это я хочу изобразить на холсте.

На четвертом этапе изображаю тени, которые отбрасывают предметы. Без них картина не будет выглядеть правдоподобно.

Техника письма у каждого художника своя. Моя задача — попробовать написать картину с помощью кисти, мастихина и даже пальцев. Кисти и тряпку в работе я уже использовала, теперь беру в руки мастихин (некоторые художники пишут картины только при помощи этого предмета, по форме похожего на лопатку). Наношу смелый штрих, укладывая массу краски, затем еще один и еще… Работать можно каждым уголком этого предмета.

— Смелее! — подбадривает меня Николай Опиок. — Пройдись по холсту, «потопай», как Винсент Ван Гог.

На мгновение пытаюсь представить, как он писал… Кстати, писать при помощи мастихина интересно, но кистью все же для меня привычнее…

Вы наверняка слышали о художниках, которые пишут картины только при помощи пальцев? Вот и я решила попробовать этот метод. Надеваю перчатки. Обмакиваю пальцы в краску и наношу на холст мазки. Получается не так тонко, как кистью. Пожалуй, всю картину писать в этой технике мне будет сложно.

— Вы не против, если мы посмотрим? — слышу голос за спиной. Оборачиваюсь и вижу серьезного мужчину и улыбчивую женщину.

— Пожалуйста.

— Этот человек приехал из Италии. Он любит рисовать, и его заинтересовала ваша картина. А можно будет ее купить? — спросила миловидная женщина.

— Нет. Мы проводим эксперимент, создаем пейзаж в разных техниках за ограниченное количество времени, а потом будет написана статья об этом.

— Так вы журналист! Корреспондент, — это слово женщина произнесла певуче, на итальянский манер, и ее спутник понял и одобрительно кивнул. Пожелав удачи, незнакомцы удалились, а мы с Николаем Афанасьевичем продолжили работу.

— Картина должна приобрести поэтичность и заиграть, — Николай Афанасьевич обозначил направление наших действий.

И я продолжила. Эх, как же передать изумруд листвы, подсвеченной солнцем? А еще нужно создать особый ритм, в котором располагаются свечки цветущего каштана. Кстати, они не белоснежно-белые, как кажется на первый взгляд, а с сиреневым, желтоватым отливом.

— Цветущий каштан — это чудо природы, — отмечает Николай Опиок. — Мазки должны заиграть — и появится цвет каштана. Важна недосказанность, как, к примеру, на картинах Бялыницкого-Бирули.

И вновь шаги за спиной. Оборачиваюсь. Вижу женщину с детьми.

— А я угадала, что вы каштан рисуете, — сказала бойкая девчонка лет десяти.

— Что еще ты здесь узнаешь?

— Яблони…

— Молодец! А ты рисовать любишь?

— Да. Очень!

— Ребята, не будем мешать, — произнесла женщина (как выяснилось, она — учительница, а дети возвращаются вместе с ней с экскурсии).

Маленькие зрители еще немного посмотрели, как создается картина, и поспешили по своим делам.

И вот картина почти готова. Чего же не хватает?

— Маленького, собирающего цвет пятна. Оно будет привлекать внимание, а затем зритель сможет рассмотреть всю картину, — подсказывает мастер. Изображаю маленькую фигурку вдали — и пейзаж оживает.

Эксперимент удался

— Вы — талантливы от природы. Если вы начнете работать, писать хотя бы раз в месяц по такому этюду, увидите, как улучшится техника письма, в работах будет больше дыхания. И не забывайте, что в картинах недосказанность так же интересна, как и в любви. Вам нравится, когда цветут каштаны, душа поет, перед вами — краски, они подпоют, и тогда начинается трепет жизни и рождается картина, — открывает секреты мастерства Николай Афанасьевич.

Эксперимент удался! Картина была написана за два с половиной часа, случайные зрители заинтересовались работой и высоко оценили ее.

Дерзайте и вы — творите и получайте наслаждение!

Наталья Пахомович, «Ваяр», фото Дениса Малышица