«Они отдавали нам больше, чем могли…»


По доброй традиции из года в год журналисты нашей газеты публикуют репортажи, зарисовки, корреспонденции, посвященные Дню медицинских работников. Каждый раз мы узнаем много нового о судьбах военных врачей, которые работают в стенах 432‑го Главного военного клинического медицинского центра Вооруженных Сил Республики Беларусь. И каждый раз говорим им спасибо за их благородный труд.

Врач высшей категории по терапии, гастроэнтерологии, эндокринологии, гематолог, полковник медицинской службы в отставке Людвиг Андреевич Якимович работает на различных врачебных должностях в войсковом звене с 1975 года. В 1984‑м он — старший ординатор отделения неотложной терапии ГВКМЦ, с 1985 по 1987‑й — старший ординатор, а затем — начальник гастроэнтерологического отделения Главного военного клинического медицинского центра. Участник ликвидации аварии на Чернобыльской атомной станции в мае 1986 года. С 2004 года является врачом-гастроэнтерологом амбулаторного центра 432 ГВКМЦ. Активно участвует во многих республиканских и международных конференциях и научных форумах в Москве, Стамбуле, Барселоне, Санкт-Петербурге. Награжден знаком «Отличник здравоохранения Республики Беларусь» (2015 год).

В амбулаторном центре 432 ГВКМЦ на втором этаже среди множества других есть кабинет с табличкой «Врач-гастроэнтеролог Людвиг Андреевич Якимович». Каждого входящего сюда пациента военный врач встречает словами: «Чем я могу вам помочь?»… Рядом с его рабочим столом в рамке с победной ленточкой наискосок стоит фотография солдата Великой Отечественной войны.

Память… Мы помним наших отцов и дедов, которым волею судьбы довелось сражаться на фронтах Великой Отечественной войны. Но, к сожалению, далеко не всегда знаем о том, какую трудную жизнь прожили они. Семейные предания, несколько орденов и медалей да пожелтевшие от времени фотографии — вот нередко и все, что остается от умерших родителей, бабушек и дедушек… До сих пор многие из нас, которым сегодня пятьдесят пять — шестьдесят и более лет, ищут могилы родных людей. И какое счастье, когда через семьдесят с лишним лет мы узнаем, где похоронены самые близкие нам люди. Потому что помнить о дедах и прадедах и беречь эту память — это тоже значит любить Отечество.

…Рядовой 21‑й стрелковой Пермской Краснознаменной дивизии с июня сорок первого по август сорок второго, в сорок третьем — после окончания курсов младших лейтенантов — командир стрелкового взвода 109‑й стрелковой дивизии 456‑го стрелкового полка 2‑й ударной армии. Воевал в составе Ленинградского, 1‑го Украинского и 1‑го Белорусского фронтов. Защищал любимый Ленинград, стоял насмерть под Невской Дубровкой. Сражался на Ораниенбаумском пятачке, отрезанном от основных советских сил в годы Великой Отечественной войны… В одном из тяжелейших боев был тяжело контужен под Нарвой, где 25 июля в наступление перешла 2‑я ударная армия, войска которой при поддержке кораблей Балтийского флота форсировали реку Нарву и к утру 26 июля совместно с войсками 8‑й армии освободили город.

Участвовал в освобождении Польши, Германии, Австрии. Победный май встретил в Вене. Среди его наград — медали «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», орден Отечественной войны I степени. В январе 1945 года младший лейтенант Андрей Якимович был награжден орденом Красной Звезды.

«Герои были рядом с нами…»

Копия приказа № 4 от 30.01.1945 из Центрального архива Министерства обороны (ЦА МО Российской Федерации) об этой награде хранится дома у его сына. Рассказывая о фронтовой судьбе отца, Людвиг Андреевич произнес: «Они отдавали нам больше, чем могли, — всю родительскую нежность, сердечную заботу, все силы, даже если сил этих оставалось совсем немного. Потому что больше всего на свете они хотели видеть детей счастливыми…».

Андрея Якимовича призвали в армию в 1940 году, сразу после окончания школы. А из рядов Вооруженных Сил он был уволен в августе 1946‑го по состоянию здоровья: сказалась тяжелая контузия. Вернулся в город на Неве, но из родных в живых никого не осталось. Родители и почти все родственники погибли в блокаду. А сестра, будучи женой пограничника, погибла в первые дни войны в Эстонии. И в 1948‑м фронтовик уехал в Лиду к родной тете, которая жила там с 16‑летним сыном. Их дом во время войны разбомбили. И Андрей Борисович остался с родственниками, чтобы им помочь.

…И еще он очень хотел быть врачом. Учился на вечернем отделении фельдшерской школы и одновременно работал на станции скорой помощи — в большой семье Якимовичей росло четверо малышей. Андрей Борисович очень хотел, чтобы врачом стал его второй сын — Людвиг. И мама, Елизавета Людвиговна, желала детям только мирной и счастливой судьбы. Она выросла в детдоме, в свои шестнадцать в 1941‑м добровольцем пришла на оборонное предприятие Саратова. Поначалу была станочницей — выпускала снаряды для фронта, затем трудилась в ОТК (отдел технического контроля). Она всегда заступалась за более слабого, была честной, справедливой и очень ответственной даже в самом маленьком деле. И своих детей, дочку Викторию и троих сыновей — Бориса, Людвига и Михаила, учила быть целеустремленными, принципиальными, трудолюбивыми.

Людвиг Андреевич с сыновней нежностью вспоминает маму — зеленоглазую красавицу, заботливую и ласковую, и отца — невысокого худощавого и очень доброго человека. Отец не любил рассказывать о войне, а дети-школьники еще многого тогда и не понимали… Как сказал Людвиг Андреевич: «Мы думали, что герои где-то там: в книгах и кинофильмах. А герои были рядом с нами».

Андрей Борисович Якимович родился в Гомеле в интеллигентной семье, приехавшей в белорусский городок Лиду из Ленинграда еще во времена Гражданской войны. Позже они вернулись в родной город на Неве в дом на Невском проспекте, который до войны назывался проспектом 25 Октября. В ленинградском доме Якимовичей была большая библиотека, в которой аккуратными рядами располагались энциклопедии, русская классика, приключенческие книги, романы, поэтические сборники… Этот огромный мир знаний достался от дедушки, Бориса Андреевича. До революции он был студентом Петербургского университета, а затем учительствовал. И эта дедушкина, а затем и отцовская жажда знаний, стремление совершенствоваться передались детям и внукам. Людвиг с детства полюбил книги — на всю жизнь. Дедушка и бабушка умерли от голода во время блокады. Людвиг Андреевич долгие годы изучал послевоенные архивы, подолгу сидел в библиотеках, вел переписку с музеями… Но так и не смог найти их могилы.

И когда узнал, что по Пискаревскому мемориальному кладбищу — одному из самых известных мест массовых захоронений жертв блокады Ленинграда и воинов Ленинградского фронта — создана электронная Книга памяти, сразу же поехал в Санкт-Петербург. Благодаря этой Книге памяти среди более чем 520 тысяч фамилий Людвиг Андреевич отыскал деда и бабушку — Бориса Андреевича и Ядвигу Иосифовну Якимовичей, умерших в лютые холода 1941–1942 годов и захороненных в братской могиле на Пискаревском кладбище.

…Слушая рассказ моего собеседника, я вспомнила высеченные на гранитной стене монумента Пискаревского кладбища строки Ольги Берггольц:

Здесь лежат ленинградцы.

Здесь горожане — мужчины,  женщины, дети.

Рядом с ними солдаты-красноармейцы.

Всею жизнью своею

Они защищали тебя, Ленинград…

И военврач Якимович, словно прочитав мои мысли, произнес: «Остается память. Как остаются в людях честность и порядочность — основные жизненные ценности. И очень хочется верить в то, что у современной молодежи не менее честная гражданская позиция, позиция патриота и защитника Отечества».

Ирина Бурак, фото Яна Горбанюка и из семейного архива Людвига Якимовича