По принципу «Не навреди!»


Пожалуй, у редкого человека при слове «реанимация» не холодеет внутри. Кто хотя бы однажды сталкивался с ситуацией, когда слышал фразу «состояние пациента крайне тяжелое», когда доступ к близкому человеку преграждала стеклянная дверь, через которую доносились лишь звуки аппаратуры, видел метры проводов, опоясывающих тело больного, кислородную маску на его лице, никогда не забудет своих ощущений в тот момент. От страха и беспомощности хочется кричать. Громко. А ты шепчешь: «Господи, помоги, спаси и сохрани…».

Когда по долгу службы я оказалась в отделении гравитационной хирургии крови и гемодиализа центра анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии 432‑го Главного военного клинического медицинского центра Вооруженных Сил, то почувствовала волнение. Справившись с эмоциями, набрала номер мобильного телефона заведующего отделением полковника медицинской службы запаса Александра Добриянца. Мы тихо прошли по коридору, стараясь не нарушать покой пациентов и рабочий ритм сотрудников. «Устали?» — произнесла я, глядя на Александра Ивановича. «Немного. Всю ночь диализировали офицера, доставленного накануне вечером с диагнозом «острая почечная недостаточность». К счастью, все обошлось». Таким оказалось предисловие к истории отделения «Искусственная почка».

Гемодиализ и многое другое

Отделение гравитационной хирургии крови и гемодиализа основано в 432‑м окружном военном госпитале (в декабре 1985 года так именовался 432 ГВКМЦ) именно как отделение «Искусственная почка». Целью данного нововведения было решение проблемы спасения пациентов с острой почечной недостаточностью, которая являлась весьма актуальной. Первым начальником отделения госпиталя был назначен полковник медицинской службы Анатолий Насута. Сотрудники отделения проходили подготовку в Главном военном клиническом госпитале имени Н. Н. Бурденко, Центральном институте усовершенствования врачей в Москве, Белорусской медицинской академии последипломного образования, Республиканском центре сорбционных методов детоксикации и плазмафереза, в специализированных отделениях клиник Минска.

— Начиналось наше отделение с одного кабинета, — вспоминает старшая медицинская сестра-анестезист Людмила Нечипоренко (Людмила Алексеевна работает в отделении гравитационной хирургии крови и гемодиализа с первых дней его существования. — Авт.). — Сначала у нас был один больной, затем их число увеличивалось — на лечение стали приезжать пациенты со всей Беларуси. Это теперь в каждом райцентре можно сделать гемодиализ, а тогда его осуществляли только в Минске. В первое время мы работали на двух старых аппаратах. Воду использовали неочищенную, что создавало определенные проблемы при проведении процедур. В октябре 1994‑го отделение было оснащено четырьмя новыми аппаратами «искусственная почка» шведской фирмы «Гамбро», а также современной системой подготовки воды для гемодиализа. Затем в его арсенале появились два аппарата «искусственная почка» японской фирмы «Никиссо» и система подготовки воды для них, три аппарата для гемотрансфузий, центрифуга, два аппарата УФО-аутокрови, аппарат для внутрисосудистого лазерного облучения крови.

Одним из уникальных является немецкий аппарат MultiFiltrate. Он разработан специально для проведения высокоэффективных процедур экстракорпоральной детоксикации крови, обладает высокой степенью надежности и защиты, что позволяет проводить непрерывное лечение больных, находящихся в критических состояниях, сутками.

Александр Добриянец контролирует процесс гемодиализа

Отделение гравитационной хирургии крови и гемодиализа оказывает специализированную помощь тяжелым и крайне тяжелым больным с нарушением функций жизнеобеспечения печени, почек, сердца, мозга. Его пациентами также становятся люди с экзогенной интоксикацией (состояние, спровоцированное попаданием в организм токсических или отравляющих веществ через пищеварительную, дыхательную системы или кожу) и эндогенной интоксикацией (патологическое состояние, при котором опасные соединения образуются в организме в результате тяжелого течения основного заболевания). Кроме того, лечение здесь получают больные с гипергидратацией — нарушением водно-электролитного обмена, возникающего вследствие избыточного накопления воды в организме.

Особое место занимает оказание помощи, в том числе неотложной, пациентам при острой почечной недостаточности, возникающей при отравлениях, гнойно-воспалительных процессах, политравмах, заболеваниях аутоиммунной и аллергической природы. Большое внимание уделяется также плановому лечению больных с терминальной стадией хронической почечной недостаточности.

Коллектив отделения «Искусственная почка» (не в полном составе)

Говоря простым языком, искусственным путем эскулапы выводят из организма пациента токсины, от которых в силу различных патологических процессов организм избавиться самостоятельно не в состоянии. И поскольку «транспортным средством» токсинов является кровь, врачи в результате ее поэтапного забора, пропускания через фильтры и возвращения в организм добиваются улучшения общего состояния больного, вплоть до выздоровления.

— Для спасения жизней наших пациентов мы применяем различные методы экстракорпоральной детоксикации — гемодиализ, гемофильтрацию, гемодиафильтрацию, гемосорбцию, плазмаферез, квантовую терапию, электрохимическое окисление, — рассказал заведующий отделением Александр Добриянец. — Это существенно влияет на предупреждение тяжелых последствий течения многих патологических процессов, повышает готовность органов и систем организма к жизнеобеспечению в условиях экзо- и эндогенной интоксикации, а также расширяет диапазон действия применяемых лекарственных средств. Причем сразу скажу: решение об использовании того или иного метода детоксикации принимается в строгом соответствии с перечнем показаний и противопоказаний. Медицинский принцип «Не навреди!» для меня и моих подчиненных — закон, нарушение которого всегда чревато печальными последствиями.

Анестезиолог-реаниматолог плюс психолог

Коллектив отделения гравитационной хирургии крови и гемодиализа небольшой. Причем что удивительно — стаж работы у большинства его сотрудников исчисляется десятью, пятнадцатью и более годами. Это врачи-анестезиологи-реаниматологи Николай Губский, Светлана Сивко, медицинские сестры-анестезисты Татьяна Сидоренко, Татьяна Радюк, Светлана Гардионок, Светлана Хроменкова и другие.

Инженер по эксплуатации и ремонту медоборудования Маргарита Малухо

— Все мои подчиненные имеют высшую квалификационную категорию, — отметил заведующий отделением. — Но самое главное — они добросовестные работники, отзывчивые люди.

Кстати, Александр Добриянец возглавляет отделение «Искусственная почка» с августа 1994‑го. Он участник боевых действий в Афганистане, кавалер ордена Красной Звезды, обладатель других государственных наград. Два десятка с лишним лет назад ему, военному хирургу, методики детоксикации пришлось осваивать практически с нуля. А сейчас Александр Иванович считается одним из лучших специалистов в своей области.

— У нас не бывает праздников и выходных, ведь процедуры, которые мы делаем пациентам, — залог их жизни, — рассказала Людмила Нечипоренко. — Если мы не находимся на рабочем месте, то дежурим на дому. А значит, в любой момент готовы прибыть в медцентр, чтобы спасать болящего. Но, несмотря на все трудности, ни у кого из нас никогда не возникало желания изменить профессии.

Специфика отделения гравитационной хирургии крови и гемодиализа заключается и в том, что его сотрудники, помимо специальности, должны хорошо владеть психологией. Хроническая почечная недостаточность нередко подкрадывается к пациентам скрытно. И попробуйте-ка сообщить человеку, еще вчера считавшему себя вполне здоровым, что с ним произошла такая беда и он надолго, а порой и пожизненно будет привязан к аппарату гемодиализа. Первой реакцией будут растерянность, шок. Выход в данной ситуации только один — уводить пациента от болезни, делая упор на том, что за жизнь обязательно надо бороться — ради детей, внуков, себя, в конце концов.

— Пациенты становятся нам родными людьми, и это не преувеличение. Ведь многих из них мы лечим годами. Они, чувствуя доброе отношение, рассказывают нам о своих семьях, радостях и горестях, — отметил полковник медицинской службы запаса Александр Добриянец. — И самое страшное, когда делаешь все возможное, а человек погибает. Частица души настоящего доктора уходит вместе с каждой смертью, которая оставляет след в его сердце, лишает покоя. А представьте, что испытывает врач, когда он должен сообщить родным о кончине их отца, матери или ребенка! Профессия не может заглушить человеческие чувства, поэтому и плачут порой мои сотрудники, когда «больничные родственники» уходят в мир иной. А еще часто провожают их в последний путь…

Истории борьбы за жизнь пациентов отделения, среди которых был и известный артист Вахтанг Кикабидзе, вполне могли бы стать сюжетами книг и кинофильмов. От них на глаза наворачиваются слезы и возникает ком в горле.

…Саша появился на свет уже с аномалией — подковообразной почкой. И поскольку она функционировала плохо, у парня нарушился фосфорно-кальциевый обмен, что привело к тяжелой деформации скелета. К 16 годам он вышел на терминальную стадию хронической почечной недостаточности. В один из дней ему стало совсем плохо, и родители незамедлительно обратились к медикам. Однако в нескольких столичных клиниках в помощи им отказали, сославшись на отсутствие мест. Когда Сашу привезли в 432 ГВКМЦ (отец юноши — военнослужащий), он был уже в уремической коме. Под опеку пациента взял Александр Добриянец. Первым делом он поставил катетер, что в той ситуации было сделать очень непросто, а потом приступил к гемодиализу. Первые процедуры проводились по 30–40 минут, затем перерыв, а потом снова гемодиализ с постепенным увеличением его времени. Так продолжалось несколько дней подряд. И медики победили…

Следующие 10 лет жизни Саши проходили под контролем сотрудников отделения гравитационной хирургии крови и гемодиализа. За это время он окончил колледж, получив профессию программиста, начал работать на дому. А родители тем временем искали варианты пересадки донорской почки. Попытка сделать это в Москве закончилась ничем.

Затем юноша был проконсультирован в Республиканском научно-практическом центре трансплантации органов и тканей в Минске, специалисты которого приняли решение о пересадке. В качестве донора была определена мама Саши, однако из-за серьезного заболевания, выявленного у нее, операцию пришлось отложить.

Когда спустя некоторое время пересадка все же состоялась, радовались и семья, и военные врачи, и траснплантологи… А через пару дней у пациента появились осложнения, и пересаженная почка погибла. Снова начались гемодиализы… Очередная пересадка прошла через полгода. На этот раз все закончилось благополучно.

Не менее трогательна и история воина-интернационалиста Владимира. В Афганистане он оказался по просьбе матери, которая таким образом решила избавиться от «напоминания» о неудавшемся первом браке. Но всем смертям назло, Владимир вернулся «из-за речки» живым. Узнав, что дома никто не ждет, он пришел в военкомат и попросил отправить его в ДРА снова. Второй афганский круг Владимир служил уже в звании прапорщик, в должности командира ЗСУ‑23-4 «Шилка». В ходе одного из рейсов по сопровождению военной колонны его «Шилка» подорвалась на фугасе. Экипаж, находившийся внутри машины, погиб, а Владимира, сидевшего на броне, отбросило взрывной волной на скалу. В результате падения он получил сильный ушиб почек, но лечиться отказался, дескать, поболит и перестанет. Эта травма дала о себе знать несколько лет спустя, когда у мужчины внезапно начались почечные колики. Уже в больнице доктора скажут, что одна почка погибла, а во второй обнаружен большой неоперабельный коралловидный камень…

С Александром Добриянцем Владимир познакомился после возвращения в Минск из Новгорода, где прожил пару лет. В военный медцентр его привез друг. Как оказалось, у воина-интернационалиста стала отказывать вторая почка. В итоге Александр Иванович лечил Владимира семь лет и был с ним до последней минуты жизни… Теперь доктор навещает могилу боевого товарища, отдавая дань его светлой памяти…

— Безусловно, наша работа тяжелая. Но все эти трудности с лихвой компенсируют положительные эмоции, которые мы получаем, глядя на выздоравливающих пациентов. Когда они заходят в отделение улыбающиеся, мы искренне радуемся за них. И в такие минуты еще раз убеждаемся, что наши дни и ночи у постели больных прошли не зря, — сказали мне на прощание эскулапы в погонах.

P. S.: Возвращаясь домой после «дежурства» в отделении гравитационной хирургии крови и гемодиализа, я снова и снова прокручивала в голове увиденное и услышанное. «Мир из окна больничной палаты видится совсем по-другому, — думала я, глядя на спешащих куда-то прохожих и проносящиеся мимо автомобили. — Там ясно понимаешь, что самое главное в жизни — здоровье, а остальное — суета сует». И мне вспомнились строчки из стихотворения известного советского поэта Эдуарда Асадова:

Пока мы живы, можно все исправить,

Все осознать, раскаяться, простить.

Врагам не мстить, любимым не лукавить,

Друзей, что оттолкнули, возвратить.

Пока мы живы, можно оглянуться,

Увидеть путь, с которого сошли.

От страшных снов очнувшись, оттолкнуться

От пропасти, к которой подошли.

Пока мы живы…

Оксана Курбеко, «Ваяр», фото автора

 

Цифры и факты

О важности и нужности работы сотрудников отделения гравитационной хирургии крови и гемодиализа красноречиво свидетельствует статистика. С 1985 года в нем пролечилось свыше 4,5 тыс. пациентов. Было выполнено более 35 тыс. процедур гемодиализа, свыше 1 тыс. гемосорбций и 1,5 тыс. плазмаферезов, более 2 тыс. сеансов УФО-аутокрови и внутрисосудистого лазерного облучения, 7 ксеносорбций, свыше 3 тыс. процедур электрохимического окисления. По поводу различных отравлений пролечено более 300 человек.

По словам Александра Добриянца, основной контингент отделения составляют пациенты с острой почечной недостаточностью, которых в последние годы становится все больше. С хронической почечной недостаточностью сейчас здесь лечатся 8 человек. Раньше срок жизни таких пациентов на гемодиализе составлял в среднем 3–4 года, теперь он увеличился до 15 лет и больше. Возрастной ценз больных разный. Например, самому взрослому пациенту исполнилось 87 лет. Единственным способом для этих людей начать жизнь без четырехчасового гемодиализа, который они проходят 3–4 раза в неделю, является пересадка почки. И многие из них успешно используют данный шанс.