Дважды рождённый


Когда началась Великая Отечественная война, и стар и млад встал на защиту Родины. В военкоматы массово пошли добровольцы. Среди сотен тысяч таких патриотов был и Дмитрий Иоселиани, имя которого в то время знал весь спортивный мир. В 1930 году 17‑летний грузинский юноша стал первым в СССР спортсменом, превысившим мировой рекорд по прыжкам в длину с места — 3 метра 48,2 сантиметра. В этом виде спорта он не знал себе равных и в 1936 году получил звание заслуженного мастера спорта СССР.

До войны Дмитрий Иоселиани служил при Московском Центральном Доме Красной Армии в должности методиста — инструктора физкультуры. В войсках его зачислили в 175‑й полк 1‑й Московской мотострелковой дивизии. Полком командовал майор П. В. Новиков, а Дмитрия избрали парторгом части.

30 июня 1941 года дивизия достигла рубежа Борисова и в течение практически пяти дней вела ожесточенные бои за город. Схватки были тяжелыми и кровопролитными.

Однако под натиском противника 1‑я Московская дивизия вынуждена была отступить. В Борисове, в местах боев, остались раненые воины Красной Армии. Жители города и окрестностей, рискуя жизнью, спасали их. «В родильном доме врачи во главе с врачом П. Н. Вустиным создали подпольный госпиталь, где лечились 60 тяжелораненых фронтовиков. Медицинские работники излечивали раненых и больных, снабжали их фиктивными документами и помогали уйти в партизанские отряды», — написал И. Золотарь в книге «Записки десантника».

Пётр Вустин назначил старшей медсестрой Анну Островскую.

Пётр Николаевич и Анна Иосифовна сообщили медперсоналу, что лечить будут и местных жителей, и красноармейцев, предупредили о соблюдении строжайшей конспирации.

И вот однажды в июле местные жители доставили в этот госпиталь раненного в грудь лейтенанта Дмитрия Иоселиани. Он был без сознания и очнулся только на больничной койке. Анна Островская, заполучив пациента с ярко выраженными грузинскими чертами и акцентом, несколько растерялась: как такого чернявого выдать за белоруса? И все-таки женщина нашла выход. Дмитрий был немного похож на мужа ее хорошей знакомой, Лидии Поплёвко. Когда та согласилась назвать грузина мужем, были оформлены поддельные документы.

За жизнь лейтенанта Иоселиани, в легких которого засела пуля, боролись долго. Хирургическую операцию провела А. И. Татарская, заслуженный врач БССР. Богатырское здоровье спортсмена взяло верх, и Дмитрий пошел на поправку.

И все же личность Иоселиани немцам, инспектирующим госпиталь, показалась подозрительной. Его схватили и бросили в застенки гестапо. Одновременно арестовали и Лидию Поплёвко. Ее допрашивали и требовали признаться, что Дмитрий — грузин, назвать его истинную фамилию. Но оба все категорически отрицали. Иоселиани пытали.

Не пощадили и Лидию, но она твердила одно и то же:

— Не знаю никакого грузина, это мой муж, украинец! Отпустите его!

Но перед тем как отпустить Дмитрия, гитлеровцы решили устроить ему еще одну экзекуцию.

Л. Соболь в своей книге «Звезда надежды» рассказал: «…Фашисты вывели его во двор, поставили к стене и еще раз потребовали признаться, что он грузин. Ничего не добившись, один из палачей автоматной очередью выстрелил в стену выше головы. Известковая пыль посыпалась на его голову и плечи».

Медики-подпольщики 42 дня скрывали Иоселиани в инфекционной больнице. Потом он вернулся в госпиталь к А. И. Островской и П. Н. Вустину. Основательно подлечившись, Дмитрий стал активно участвовать в подпольном движении борисовчан. Днем он трудился продавцом в железнодорожном ларьке для рабочих и попутно собирал сведения о передвижении поездов с грузами, ночью скрывался в госпитале. В то время Иоселиани организовал из числа железнодорожников подпольную группу.

Старшая медсестра Островская и главврач Вустин неоднократно подвергались арестам. Их допрашивали, устраивали обыски в госпитале и в квартирах. Но прямых компрометирующих улик гитлеровцы не находили, подпольщиков отпускали. А ведь в то время в доме у Анны Иосифовны жил П. В. Яхонтов, начальник штаба 36‑й кавалерийской дивизии! Именно он создал подпольную группу, в которую входили и Д. М. Иоселиани с товарищами…

Кроме Дмитрия Иоселиани, борисовские медики подпольного госпиталя под руководством Петра Вустина и его верной помощницы спасли жизнь многим советским командирам и солдатам…

После войны Дмитрий Мелитонович возглавлял кафедру легкой атлетики, затем Тбилисский институт физической культуры. Стал кандидатом педагогических наук, профессором. Его имя занесено в книгу «Память. Борисовский район», о нем есть сведения в «Большой советской энциклопедии». 6 марта 1989 года его не стало.

В наши дни отважного командира, подпольщика и партизана Дмитрия Иоселиани ежегодно поминают у нас в дни торжеств — 9 мая и 3 июля. После войны он неоднократно бывал в нашем городе, принимал в Тбилиси борисовчан.

В музее Борисовского государственного медицинского колледжа «Милосердие и мужество» хранится грузинский сувенир — кувшинчик, который Д. М. Иоселиани подарил Леониду Соболю. В 2004‑м краевед-поисковик и автор повести «Звезда надежды», будучи на встрече с учащимися в связи с 60‑летием освобождения Беларуси, передал подарок героя нашему музею.

Жива память и об Анне Островской. В экспозиции музея есть и ее фотоснимок.

После войны Анна Иосифовна осталась в Минске, работала старшей медсестрой. Ей было присвоено звание «Отличник здравоохранения». Но самой главной благодарностью для медсестры Островской была, по ее словам, признательность ее пациентов, которых она и ее товарищи выхаживали и прятали в подпольном госпитале, рискуя жизнью.

Галина Дегтяренко, г. Борисов