Из группы «Джек»


Более удивительную судьбу, чем та, которую Создатель даровал подполковнику милиции в отставке Геннадию Юшкевичу, представить сложно. Уже одно то, что в боевом строю он оказался в 14 лет, о многом говорит. Тогда, зимой 1942‑го, Геннадий стал связным, затем бойцом специальной диверсионно-разведывательной группы «Чайка» капитана Михаила Минакова, действовавшей от штаба Западного и 3‑го Белорусского фронтов. Так, рядовым, Геннадий Владимирович и был занесен в списки воинской части 89417 как почетный солдат.

Его отец, военврач 3 ранга, служил в Красной Армии. Мать, личного секретаря наркома просвещения БССР, гестаповцы казнили в Минской тюрьме. И хотя уже с декабря 1942 года Геннадий (прозвище — Ёжик) фактически являлся проводником и курьером специальной диверсионно-разведывательной группы, формально, по документам в/ч 61379, к службе в оперативной разведке Генерального штаба Красной Армии его привлекли как бы лишь в июле 1944 года — с личного разрешения начальника разведывательного отдела штаба 3‑го Белорусского фронта…

Тогда Юшкевича вместе с товарищами по «Чайке» зачислили в специальную разведывательную группу «Джек», которая десантировалась близ восточнопрусского поселка Ляукнен. Действуя в тылу врага, Геннадий не раз проявлял мужество, отвагу и оправданную дерзость. Например, южнее деревни Эльхталь, будучи часовым, он принял на себя удар немецких разведчиков: двоих убил, третьего ранил.

Однажды переводчик Ридевский получил серьезную травму колена. Командир принял нелегкое решение оставить раненого, ведь выполнение задания было превыше всего. И тогда Юшкевич добровольно вызвался разделить с другом заведомо нелегкую судьбу.

Два с половиной месяца длились их мытарства. За это время Юшкевича и Ридевского занесли в списки пропавших без вести. Спасли советских разведчиков немецкие антифашисты — лесотехник Эрнст Райтшук, хуторяне Август, Амалия и Отто Шиллят. А когда до этих мест дошла Красная Армия, Геннадий сразу оказался в атакующих цепях пехоты в бою по штурму восточнопрусского города Лабиау. Потом воссоединился с родной разведкой.

10 мая 1945 года во время спецоперации по зачистке города Гумбиннен рядовой Юшкевич подорвался на мине-ловушке. Уже в госпитале он получил сообщение о том, что представлен к ордену Красной Звезды и награжден орденом Славы III степени. Был демобилизован по состоянию здоровья.

Юный герой учился в Москве, вернулся в Минск. С сентября 1946‑го он служил в органах внутренних дел, участвовал в ликвидации бандформирований. Благодаря ему оперативники «на живца» взяли банду Сахно. Чтобы спровоцировать грабителей, бывший разведчик переоделся в женскую одежду и, прихватив дамскую сумочку, дефилировал по глухим переулкам. Не знали нападавшие, что «девушка», на имущество которой посягнули, мастерски владеет приемами самбо!

На суде Сахно заявил: «Я признаю себя виновным, но покажите ту… которая мне руку выломала!». Хватка, приобретенная во время службы в разведке, не раз еще пригодилась офицеру милиции в его деле. Разведчик — это не надолго, это навсегда…

Геннадий Владимирович — автор книги «Увидеть Пруссию и… умереть: легендарная разведгруппа «Джек». Свидетельство оставшегося в живых» и документальной повести «Последний из группы «Джек». Он ежегодно на правах почетного гостя посещает Калининградскую область. Вот и в 2017 году подполковник милиции в отставке Юшкевич снова побывал в Калининграде (ранее Кенигсберг в Восточной Пруссии), где встречался со школьниками, коллективами воинских частей, курсантами.

Он активно общается с нынешним поколением разведчиков, спецназовцев, особенно с молодежью. Его с радостью встречают в столичных школах. Рассказы человека-легенды о боевом прошлом никого не могут оставить равнодушным! И вызывают много вопросов: поистине судьба Геннадия Владимировича уникальна и удивительна!..

— Конечно, я поддерживаю тесные связи с воинской частью 89417, почетным солдатом которой являюсь, — подчеркнул ветеран. — Бываю здесь не только по знаковым датам — принятие Военной присяги, годовой праздник, День Победы и другие торжества, но и в будни. Мне интересна жизнь молодежи белорусской армии, в свою очередь, ребята, подмечаю, тоже мне рады.

К слову, одна из самых дорогих для Геннадия Владимировича дат в календаре — день освобождения Минска. Он ведь его непосредственный участник.

Елена Романова, «Ваяр»