Вернулись!


В Национальном архиве Республики Беларусь в документах Белорусского штаба партизанского движения хранятся объяснительные записки членов экипажа советского бомбардировщика, совершившего вынужденную посадку на оккупированной территории в сентябре 1942 года. Вот какую историю поведали документы 75‑летней давности.

Иван Ефимович Душкин, 1914 г. р., село Березовка, Сталинградская область.

В 1943 году Иван Душкин совершил 86 успешных боевых вылетов ночью, летал на бомбардировку военно-промышленных объектов в Берлин, Кенигсберг, Тильзит, Инcтербург. Не было случая, когда бы Душкин не выполнил боевого задания. Он имел общий налет 3.638 часов, из них 3.066 днем и 572 ночью.

Погиб при выполнении боевого задания 9 августа 1943 года.

18 сентября 1943 года получил звание Героя Советского Союза посмертно.

9 сентября 1942 года экипаж самолета Ил‑4 авиации дальнего действия в составе командира старшего лейтенанта И. Е. Душкина, штурмана старшего лейтенанта М. Н. Сухарева и стрелка-радиста младшего лейтенанта А. И. Фатина c аэродрома Андреаполь, который находился в Калининской области, в 20.00 взлетел на выполнение боевого задания по бомбардировке военных объектов города Будапешта. В районе Львова самолет был обстрелян вражескими зенитками, но удачно дошел до Будапешта и отбомбился.

На обратном пути, когда уже позади остался Минск, летчики обнаружили, что запас топлива заканчивается, и поняли — дотянуть за линию фронта не удастся. Тогда было принято решение произвести вынужденную посадку. Рано утром 10 сентября самолет удачно приземлился на поле около небольшого населенного пункта.

Выйдя из самолета, летчики увидели, что к ним бегут люди. На всякий случай стрелок-радист сел за пулемет, находящийся в самолете. К счастью, это были жители близлежащей деревни, и применять оружие не понадобилось. Расспросили крестьян и узнали, что немецкий гарнизон находится в шести километрах от места приземления, а партизан поблизости нет. Командир экипажа старший лейтенант И. С. Душкин принял решение: самолет сжечь, а экипажу пробиваться к линии фронта.

Из объяснительной записки штурмана М. Н. Сухарева: «При спуске остатков бензина из запасного бака я обнаружил, что система подачи топлива была нарушена осколком зенитного снаряда, когда самолет был обстрелян в районе Львова. Забрав все необходимое, я облил плоскости и кабину остатком горючего. Командир приказал мне и Фатину отойти подальше и сам поджег самолет. Пробежав метров 500, мы услышали, как в самолете стали рваться патроны, и увидели взметнувшееся высоко в небо яркое пламя».

Весь день 10 сентября летчики, избегая встреч с людьми, двигались полем, затем болотом и лесом. Надеялись встретить партизан. К вечеру на опушке леса они увидели мальчишку, который пас коров. После недолгой беседы пастушок доверился летчикам и сообщил, что в деревне Дмитровичи живут два брата-партизана по фамилии Криворот, и что он готов провести их в эту деревню, только сначала нужно отогнать коров в свой поселок. Подробно расспросив мальчика о дороге, летчики решили идти самостоятельно.

К сожалению, ни фамилии, ни имени, ни названия поселка, где проживал юный патриот, в документах, связанных с этой историей, не упоминается.

Утром 12 сентября состоялась встреча с партизанами. Как и сообщал пастушок, это были бойцы партизанского отряда «Месть», который действовал в Березинском районе Могилевской области. Командиром отряда являлся В. В. Бережной, а комиссаром — уроженец деревни Дмитровичи С. Т. Криворот. Кстати, в этом отряде находились еще четыре брата Степана Криворота: Гавриил — помощник комиссара по комсомолу, Владимир — начальник штаба отряда, Иван и Алексей — рядовые.

Вместе со спецгруппой диверсантов, выполнивших особые задания и возвращавшихся в Москву, Душкин, Сухарев и Фатин ровно месяц шли к линии фронта. Несколько раз им приходилось вступать в бой с обнаружившим их противником, с боем прорываться через железную дорогу, сутками прятаться в лесу от преследовавшего врага. Как сообщали летчики в своих объяснениях по прибытии в БШПД, без помощи населения белорусских деревень этот переход мог оказаться еще труднее. Крестьяне устраивали ночлег, кормили партизан и летчиков, давали продукты питания на дорогу, являлись проводниками.

Наконец, через «витебские ворота» в районе Велиж — Усвяты группа патриотов дошла до расположения наших войск. Вместе со спецгруппой летчики прибыли в БШПД, где и написали объяснения о случившемся. Только 24 октября 1942 года отважные пилоты попали в свою часть.

Как сложилась их дальнейшая судьба?

Командир экипажа старший лейтенант Иван Ефимович Душкин, уроженец Сталинградской области, согласно справочной литературе о Героях Советского Союза, 18 сентября 1943 года был удостоен звания Героя посмертно. Погиб И. Е. Душкин в ночь с 7 на 8 августа 1943 года в Новгородской области, возвращаясь на подбитом самолете с боевого задания. К этому времени он совершил 146 боевых вылетов. Участвовал в налетах на Берлин, Кенигсберг, Данциг, Варшаву, Будапешт, доставлял боеприпасы защитникам Ленинграда.

К сожалению, мы не располагаем сведениями о дальнейшем боевом пути штурмана М. Н. Сухарева и стрелка-радиста А. И. Фатина. Известно только, что в последнем полете И. Е. Душкина с ним был стрелок-радист Колесниченко, который успел выпрыгнуть с парашютом. Если воздушные бойцы дожили до Победы, думается, они через всю свою жизнь пронесли о Беларуси самые добрые воспоминания и благодарность ее жителям, которые в 1942 году в течение месяца помогали как могли: давали приют, кормили, проводили к своим по только им известным тропам.

Геннадий Баркун, историк