Дуэль с мишенью и усталостью


Разведчики мягкими шагами проходили сквозь лесную чащу. Передвигались еле слышно. Сразу и не скажешь, что за их плечами не только многокилограммовые рюкзаки, но и 30 километров марша по пескам и влажной почве слонимских лесов.

До финиша им оставалось совсем чуть-чуть. А затем можно будет и привал устроить, перевести дух. Именно так начался для этих суровых парней чемпионат по тактической стрельбе среди личного состава подразделений специальной и войсковой разведки на полигоне Чепелево. Длился он пять дней, собрав 19 команд из Беларуси, России и Армении. За это время участники и несколько изнуряющих маршей успели совершить, и отбегать не один километр в боевой экипировке, и, конечно же, пройти крещение огнем — причем мишени превратились в решето… Но обо всем по порядку.

Чемпионат был разделен на пять этапов. И каждый день стрелков ждали новые элементы. К примеру, в первый день дозоры вышли в район разведки.

Без шансов для мишеней

Недолгий отдых участники состязаний потратили на то, чтобы заранее обговорить, как будут работать уже на огневых рубежах. Ведь там важны и доли секунды.

Когда привал закончился, для участников провели брифинг — и дали «похолостить». Это странное слово из профессионального лексикона разведчиков, за которым скрывается, возможно, одна из главных составляющих победы. Оно означает — отработать на этапе вхолостую все движения с оружием и досконально изучить расположение мишеней.

Вообще в тактической стрельбе мышечная память — один из ключевых факторов успеха. А приобретается она путем многократного повторения каких-либо действий. Чтобы отработать движение до автоматизма, его нужно повторить более шести тысяч раз!

…Наступило время стрельбы. Наконец-то я смог увидеть армейских профи в деле.

— Проверить оружие, доложить о готовности!

— Готов!

— Огонь!..

Автомат мгновенно нашел мишень. Красная точка коллиматорного прицела остановилась на голове картонного неприятеля. И лесную идиллию разорвал на части звонкий звук автоматного выстрела. Спустя мгновение стальной сердечник нашел свою жертву.

Стрелок тем временем уже сменил позицию. Теперь огонь пришлось вести из небольшого окошка на уровне земли. Находясь практически в шпагате и наклонившись параллельно земле, участник состязаний отправил очередную партию свинца в цель. Снова короткая перебежка, изготовка — и послышался грохот выстрелов. Стальной поппер (специальный вид мишени) с характерным лязгом упал после метких выстрелов разведчика.

Чуть поодаль замер его напарник. Рука лежала на рукоятке пистолета Макарова, тело напряжено. Он ждал момента, когда настанет его черед вступить в бой.

Тем временем первый участник отстрелялся.

Спустя несколько секунд послышалась стрельба из пистолета. Пули вновь и вновь прошивали мишени…

Оружие разряжено, попадания отмечены. Разведчики не допустили ни единого промаха!

Синхронные действия дозора напомнили работу швейцарских часов, настолько все было отточенно и согласованно.

Это только один из эпизодов, который отрабатывался в первый день. А вот следующее утро принесло с собой настоящий летний зной и новые испытания для участников. Снова звучала стрельба. Правда, уже из снайперской винтовки Драгунова и пулемета Калашникова.

На этом этапе практически все стрелки отработали на высочайшем уровне. А вот то, что ждало их дальше, стало настоящим испытанием даже для самых опытных разведчиков.

Дистанция в один километр знакома мне еще с курсантских времен. Когда ее преодолеваешь, выкладываешься по полной, иначе не успеть за отведенное время. А ближе к финишу жадно глотаешь воздух, пытаясь успокоить легкие, ноги становятся будто на килограмм тяжелее…

Для парней из разведки организаторы чемпионата подготовили три огневых рубежа. Правда, чтобы добраться до каждого, нужно было пробежать один километр в боевой экипировке и с оружием. Причем время строго ограничено — участникам отвели пять минут на каждый отрезок дистанции.

Перед стартом мне удалось пообщаться с представителем одного из спецподразделений. Алексей — фактурный парень, как и его напарник.

— Здесь главное — думать головой, просчитать все заранее, — рассказал он. — Вот смотри: мы побежим изо всех сил, а на финише отдохнем и за оставшееся время успокоим дыхание. А некоторые дозоры распределят силы равномерно, ускоряться не станут.

Звучит команда, Алексею пора на старт. По сигналу его дозор срывается с места. Широкими шагами двойка удаляется все дальше от нас.

Правда, долго ждать их возвращения не пришлось — ребята вернулись быстро.

— Время осталось?!

— Еще минута!

— Хорошо, переходим на шаг и восстанавливаем дыхание.

Короткий диалог, который состоялся между напарниками, подтвердил сказанное разведчиком ранее.

Тем временем стрелки-разведчики подошли к огневому рубежу, по команде снарядили магазины и приготовились вести огонь. Звучит сигнал таймера: секундомер запущен.

Мишени смело свинцовым валом. Я даже и не понял толком, как закончилась стрельба, а дозор уже мчался на всех парах к новому рубежу.

Встретив парней на финише после преодоления ими трех километров, я изрядно удивился. Никакой одышки, нет и изможденных лиц. Лишь веселый взгляд и фраза, адресованная мне мимоходом при виде моего удивленного лица:

— А ты думал, мы просто так зовемся спецназом?

Да, эти парни как ни в чем не бывало не оставили мишенным врагам шансов. Победив в дуэли с условным противником и усталостью.

Погода — дама капризная

…Вот и сейчас она, погода, решила, что легкой жизни разведчикам не видать. Поэтому на третий день чемпионата летнее тепло и яркое солнце уступили место хмурым тучам и дождю. А стрелков ждал и двадцатикилометровый марш, «бой в городе», отход с места дневки и стрельба в противогазах. И, кстати, ночью ребятам тоже предстояло продемонстрировать свою меткость.

Тем временем дождь усиливался, поднялся ветер. Прихоти погоды всерьез обеспокоили наш небольшой журналистский десант, а вот на разведчиков не произвели никакого впечатления.

— Дождь разведчика не мочит, дождь разведчика бодрит! — задорно шутили участники чемпионата.

Тем временем порывы ветра донесли до нас первые выстрелы. Это дозоры уже с привычным грузом на плечах в виде огромных рюкзаков покидали дневки, на ходу скашивая картонных противников точными выстрелами.

Затем они, не теряя времени, бежали на следующий рубеж — и там под ливнем, который пришел на смену дождю, вели огонь в противогазах.

Снова бег… Теперь бой предстояло вести в так называемом килл-хаусе. Здесь невероятно важна слаженность действий, быстрота реакции и точность огня.

Притаившись на опушке, ребята ждут команды. Звучит сигнал. Несколько точных автоматных выстрелов сражают далекие мишени. Рывок к импровизированному зданию, секундная пауза на входе — и дозор врывается внутрь. Огонь накрывает мишени, что притаились в углах.

Противнику нет никакой пощады. Двойка продвигается вперед по комнатам невероятно стремительно. Вот они уже у окна, сметают остальные мишени лавиной свинца…

Время отметить попадания. Как оказалось, стрелки не промахнулись ни разу.

— Здесь все участники — настоящие мастера ратного дела, поэтому и результат такой хороший, — отметил руководитель чемпионата подполковник Сергей Кандратеня. — Для них промах — это нечто необычное. В этом году заметно, как подрос уровень стрелков, что, несомненно, приятно наблюдать — ведь видны результаты нашей работы.

…Тем временем у ребят, которые уже прошли этот этап, появилось немного времени на отдых.

Дождь прошел. Весело искрясь, разгорелся небольшой костерок. Разведчики смогли просушить одежду и перекусить. Лес вокруг наполнился сытными ароматами: обед.

В такие редкие минуты отдыха есть уникальная возможность узнать этих парней не как стрелков, а людей. Как оказалось, разведчики — народ веселый и отзывчивый.

— Все хорошо, если бы только не дождь и двадцатикилометровая прогулка впереди, — шутили участники из Армении.

— А у вас там как погода? — улыбаясь, спрашивали коллег белорусские ребята.

— У нас плюс сорок и солнце!..

Словно услышав этот диалог, сквозь облака пробился первый лучик и несмело осветил округу, прервав разговоры. Все залюбовались появляющимся в небе солнцем, которое разгоняло тучи. Да уж, погода — дама капризная…

Старший лейтенант Максим Гарлукович, «Ваяр», фото Ирины Малиновской