Жаворонок в небе – хороший знак…


Наверное, нет в нашей стране населенных пунктов, которые обошла бы стороной Великая Отечественная война. Те страшные дни неумолимо уходят в прошлое: ветеранов становится меньше, партизанские тропы зарастают травой… В постоянно изменяющемся мире теряются и места захоронений павших в боях воинов. Военнослужащие 52‑го отдельного специализированного поискового батальона постоянно ведут их поиск. Недавно совместно с представителями Могилевского историко-патриотического поискового клуба «ВИККРУ» в районе деревни Усушек Могилевской области они нашли останки красноармейцев, которые держали оборону в этих краях в те далекие огненные годы.

Руководитель поискового клуба «ВИККРУ» Николай Борисенко

Важно не упустить малейшую деталь

Немые свидетели минувших боев

Маленькая деревня с большой историей

Скорый поезд, на котором я отправился в Могилев, прибыл в пункт назначения ранним утром. Меня ожидали военные поисковики и активисты поискового клуба «ВИККРУ».

Через час наш микроавтобус проезжал по утопающей в зелени улице. После шумных городов в небольшой деревушке свежо и тихо. На обочине в клубах пыли сцепились в схватке петухи. Большой кот балансировал на заборе… Пожилая женщина доставала из старого колодца ведро со студеной водой… Все это напомнило о далеком детстве, когда меня родители отправляли, как тогда казалось, в ссылку — на лето к бабушке в деревню.

Издавна на месте поселка были непроходимые леса и болота. Название «Усушек» произошло от текущей неподалеку речушки. Еще одна местная достопримечательность — три кургана на левом берегу реки. Откуда они взялись, кто и в честь чего их воздвиг — никто не знает, но люди бережно относятся к ним.

Однако особый след в истории Усушек оставила Великая Отечественная война.

Известие о нападении Германии на Советский Союз стало большим потрясением для людей. Сельчане слышали глухие отголоски взрывов со стороны городка Чаусы. Они с волнением наблюдали за ходом воздушных баталий. Приходилось прятаться в погребах и подвалах во время оборонительных боев, хоронить советских летчиков…

В ноябре 1943 года во время одной из многочисленных карательных операций фашисты сожгли деревню. После Победы ее восстанавливали буквально из руин и пепла. И вновь заколосились поля, заработали отстроенные заново животноводческие фермы, зазвучал в домах детский смех. Установили и памятник погибшим военным летчикам.

Однако в день моего приезда время снова повернуло вспять.

Поисковая экспедиция

В состав команды поисковой экспедиции вошли военнослужащие 2‑й специализированной поисковой роты 52 оспб во главе с командиром майором Сергеем Дашкевичем и активисты поискового клуба «ВИККРУ», который возглавляет историк, автор многочисленных исторических исследований, член Союза писателей Беларуси Николай Борисенко. Уже более 20 лет они совместно возвращают из небытия имена погибших и пропавших без вести воинов, защищавших Могилевскую область в годы войны.

Их усилиями были проведены поисковые экспедиции в Дрибинском, Горецком, Климовичском, Шкловском, Круглянском, Славгородском, Быховском и Могилевском районах. В результате выявлены десятки неизвестных ранее захоронений времен войны, торжественно перезахоронены останки более 900 бойцов и командиров Красной Армии, установлено около 70 имен… Изучая историю боевых действий на территории региона, активисты постоянно работают в архивах, фондах областных библиотек и краеведческих музеев.

Найденные на раскопках предметы и награды передаются в районные военные комиссариаты. Чаще всего находки пополняют экспозиции местных краеведческих музеев. А вот оружие и патроны сдаются в местный РОВД. При обнаружении взрывоопасных предметов на места раскопок выезжают группы разминирования.

На могилевском рубеже без перемен

…Дома поселка остались позади. Наш микроавтобус свернул на проселочную дорогу и помчался через поля. Проехав километра полтора, мы въехали в лес. Ветви деревьев и колеи на дороге, образовавшиеся от дождей, делали дорогу труднопроходимой. Иногда встречались и поваленные деревья.

— В этих траншеях, — обратился ко мне майор Дашкевич, показывая в сторону от дороги, — находилась третья позиция линии обороны немцев. Даже места пулеметных гнезд сохранились.

Действительно, за густыми кустами, еловыми ветками и деревьями петлял и извивался наполовину засыпанный ров. Мне казалось, что рву нет конца… Наконец автомобиль остановился.

— Дальше пойдем пешком, машина не проедет, — сказал майор Дашкевич.

Выгрузились. С собой поисковики взяли только самое необходимое: питьевую воду, шанцевый инструмент, металлоискатель, спецпакеты для останков, чемодан с документацией. Организованной колонной наша команда двинулась в путь.

— Место воинского захоронения обнаружили охотники, — попутно рассказывал Сергей Викторович. — Они заметили небольшую яму, из которой торчал кусок старой шинели и сапог. Сообщили о находке местным органам власти. Вскоре сигнал поступил в поисковый батальон. Сейчас наша задача — найти это место и провести эксгумацию останков. Однако сделать это будет непросто. Местность в лесу постоянно меняется. Бывает, приходишь куда-нибудь через год — и ничего не узнаешь.

Несколько километров мы шли через завалы деревьев, продирались через цепкие сухие ветви, спускались с холмов и вновь поднимались на них… Однако того места не могли найти. Мы спустились в овраг.

— Как среди такой листвы и бурелома вообще можно что-нибудь заметить? — произнес я.

— Да, сложно, — соглашается Сергей Викторович. — Мы сейчас находимся не в овраге, а в воронке от авиабомбы.

Я выбрался наверх. На моем лице застыло недоумение. Только после слов майора

Дашкевича понял, что стоял почти в трехметровой яме, поросшей травой! Даже страшно представить, какой мощи был взрыв.

Поиск воинского захоронения продолжался. Я же находился в раздумье о проходивших здесь боях. Все чаще на глаза попадались маленькие и большие воронки. Мы приближались ко второй линии обороны. Видно, в годы войны здесь происходили сильные минометные или артиллерийские обстрелы, а может, и авианалеты. Сейчас об этом можно только догадываться. Но очевидно одно: здесь было жарко!

Поисковая группа по завершении работ

Взбираться «на высоту», где были оборудованы позиции гитлеровцев, стоило немалых усилий. Ноги гудели, обувь утопала в зыбком песке, а на пути то и дело попадалась проржавевшая колючая проволока — часть бывшего заграждения. Ноша за плечами постоянно тянула назад. К горлу подступил ком, когда представил, как красноармейцы пытались атаковать эти окопы под обстрелом вражеских автоматов, пулеметов и минометов… Я же взбирался безопасно и совершенно спокойно.

Наконец «высота» взята. Впереди — траншея. Прыжок — и метровое расстояние преодолено. Взглянув на ров, подумал: «Был бы в 1943‑м, в лучшем случае немецкий солдат встретил бы меня штык-ножом, а в худшем — автоматной очередью…».

Через пару шагов наткнулся на бывший блиндаж: огромную яму с обсыпанным ходом к траншее. В земле лежал блестящий овальной формы жестяной предмет.

— Немецкая банка от шпрот, — идентифицировал находку офицер. — Даже номер сохранился. Если постараться, таких банок здесь много можно отыскать…

Вдруг один из активистов поискового отряда «ВИККРУ» прокричал долгожданное: «Нашел!». Все члены экспедиции собрались около небольшой воронки.

Как это было

Перед началом работ по эксгумации останков красноармейцев руководитель поискового клуба «ВИККРУ» Николай Борисенко рассказал о проходивших на Могилевщине боях:

— В этом районе с октября 1943 по июнь 1944 года Могилевская область оказалась разделенной надвое и превратилась в передний край борьбы с врагом. Немцы создали здесь мощные оборонительные сооружения. Главная полоса состояла из трех позиций и проходила в 300–500 метрах от реки Прони, среди высот и опушек рощ. Даже сегодня видно, что оборона имела хорошо развитую систему пулеметного и артиллерийского огня.

Практически отовсюду долина просматривалась как на ладони. Траншеи соединялись ходами сообщений, а на переднем крае были установлены в три, а то и в четыре ряда проволочные заграждения. Во многих местах позиции прикрывались рвами, заполненными водой, а некоторые участки местности минировались противопехотными и противотанковыми минами. Проще говоря, здесь была создана неприступная «крепость»! Деревни, находившиеся в полосе обороны, фашисты превратили в опорные пункты и узлы сопротивления.

При попытках захватить вражеские опорные пункты и во время отражения контратак погибло много советских воинов. Самые трудные и хорошо укрепленные участки штурмовали «штрафники»… Это была жестокая и кровавая битва. Сегодня кого-то из этих воинов, сложивших здесь головы, мы, возможно, найдем.

Кто ищет,тот всегда найдет!

Территорию, как обычно это делается, в шахматном порядке делить было не нужно: Великая Отечественная сама сделала это за специалистов. Вероятность в каждой воронке или окопе найти погибших воинов довольно высока. Проверив металлоискателем и щупом обозначенное место, бойцы поискового батальона стали убирать дерн, кусты и мелкие проростки деревьев — все нужно было очистить для безопасного извлечения из грунта возможных останков. Затем к делу подключили лопаты: аккуратно, сантиметр за сантиметром, не спеша военнослужащие снимали слои земли. Члены поискового клуба «ВИККРУ» тщательно просеивали снимаемый грунт. Вскоре нашли первые останки. Их складывали на специально оборудованное место, выполняя анатомическую раскладку скелетов.

Через полчаса подвели итоги: в воронке находились останки пяти красноармейцев. Там же обнаружили два разных ботинка с очень стертой подошвой, каску, зеркальце, монету 1936 года выпуска, ложку и ножницы. По двум фрагментам ремней стало понятно, что останки двух бойцов принадлежат не командирам РККА. К сожалению, ни шинели, ни сапога на месте не было.

— До нас здесь уже кто-то побывал, — вздохнул майор Дашкевич. — Останки лежали так, словно их скинули в яму. Скорее всего, орудовали черные копатели. Возможно, была и медаль, по которой можно было бы установить имя бойца. Ведь 1943 год — не сорок первый. Ничего святого…

Останки военнослужащие сложили в спецпакеты. Их вскоре передадут представителям местных органов власти для перезахоронения с воинскими почестями. Наша экспедиция завершилась. Мы возвращались к микроавтобусу. По дороге к машине я заметил, как члены поискового клуба «ВИККРУ» и военнослужащие помогали друг другу преодолевать лесные преграды, делились питьевой водой, подбадривали уставших юных поисковиков. В тот момент они казались мне разведчиками из кинофильмов, которые выносили с поля боя погибших воинов…

Старший лейтенант Александр Гончаров, «Ваяр», фото автора

P.S. Мы возвращались в Могилев. В лазурном небе я заметил жаворонка. В народе есть примета: увидел в небе жаворонка — жди неожиданной и приятной встречи или добрых вестей. Для меня возвращение красноармейцев с фронта спустя десятилетия — самая хорошая новость…