Спасти пилота и аэродром


На минувшей неделе на аэродроме войсковой части 06752 состоялось тактико-специальное учение по тушению пожара на воздушном судне и ликвидации последствий воздействия средств воздушного нападения противника на аэродром и его инфраструктуру под руководством начальника управления.

На протяжении двух дней огнеборцы отрабатывали вопросы, касающиеся тушения пожара на воздушном судне, ликвидировали последствия воздействия средств воздушного нападения условного противника на аэродром и его инфраструктуру.

…Раннее утро. На аэродроме уже вовсю кипит жизнь. На вертолетной площадке, широко раскинув свои длинные лопасти, в лучах летнего солнца нежится легендарный Ми‑26. Ничто не предвещает беды. Внезапно из-под «брюха» тяжеловеса появляется сизый дым, который в считаные секунды практически целиком окутывает не только вертолет, но и всю площадку. Сквозь остекление кабины пилота виден человек. Он не успел покинуть борт — и оказался заблокирован внутри винтокрылой боевой машины. Пилот без сознания.

…Значительный разлив топлива по левому борту превратил вертолет в огромную жаровню. На спасение человека и воздушного судна остаются считаные минуты.

Утреннюю тишину аэродрома пронзает тревожное завывание сирен пожарных машин: здесь появляются всем хорошо знакомые красные автомобили с проблесковыми маячками на кабинах…

— По замыслу учения, условный противник совершил массивный ракетный авиационный удар по аэродрому, — пояснил происходящее заместитель начальника управления противопожарной защиты и аварийно-спасательных работ Вооруженных Сил подполковник Артур Шорох. — В результате условного авиаудара пострадал вертолет Ми‑26, произошел разлив топлива, внутри транспортного судна заблокирован пилот. Разрушена часть взлетно-посадочной полосы. Также возник пожар на электрической подстанции населенного пункта  Мачулищи…

Подобные учения проводятся ежегодно с привлечением всех начальников служб противопожарной защиты и аварийно-спасательных работ Вооруженных Сил. Они позволяют поднять уровень подготовки личного состава службы противопожарной защиты, отработать вопросы взаимодействия с внутренними службами (КЭС, инженерно-аэродромной и другими). А решая задачи по вводным, мы можем усовершенствовать проведение аварийно-спасательных работ на месте чрезвычайной ситуации либо аварии.

…Пожарные автомобили мчат по взлетке что есть мочи. Еще недавно проблесковые маячки были вдалеке — и вот уже пожарные отделения занимают свои позиции у «вертушки».

Сквозь густую пелену дыма практически ничего не видно. Подхожу ближе для того, чтобы получше рассмотреть процесс тушения пожара и спасания летчика.

— Сейчас тут начнется настоящее шоу, — сказал кто-то рядом.

И оно действительно началось!..

Первое отделение покидает пожарный автомобиль и приступает к извлечению лестницы. На секунду я задумываюсь: зачем? И вдруг осеняет: пилот!.. Я настолько увлекся происходящим, что забыл про него.

Схватив лестницу, пожарные побежали к носовой части вертолета. Все действуют бегом, каждая секунда у них на счету.

В это же время начальник военной команды противопожарной защиты и аварийно-спасательных работ руководит бойцом, который управляет брандспойтом. Мощная струя воды врезается в нижнюю носовую часть фюзеляжа, изолируя его тем самым от воздействия пускай и условного, но все же разрушительного огня.

— Их задача — не позволить носовой части вертолета прогореть, — пояснил начальник службы противопожарной защиты и аварийно-спасательных работ в/ч 06752 лейтенант Александр Мельников. — В запасе есть не более 3–5 минут. Потому что за это время пламя может прожечь корпус «вертушки» — и тогда спасать будет некого…

От услышанных слов у меня — холодок по коже. Три минуты необходимо огненной стихии, чтобы уничтожить большое и технически сложное воздушное судно… Даже у этого тяжеловеса, выходит, есть своя ахиллесовая пята — открытое пламя!

Думаю, теперь не стоит объяснять, почему во время отработки вводных возгорание разлива топлива — условное. И я представил себе (снова холодок по коже…), что же должен чувствовать человек, который — не дай бог, конечно же, — окажется в такой огненной западне.

Бойцы из первого расчета приставили лестницу к вертолету, а из подоспевшего автомобиля наземной поисково‑спасательной команды (НПСК) выскочил спасатель — и мигом оказался наверху. Еще спустя мгновение он проник внутрь вертолета… Все происходит настолько быстро и четко, что даже не успеваешь за всем уследить.

Извлекать пилота, находящегося без сознания, через окно кабины нецелесообразно. Поэтому остальные члены поисково‑спасательной команды направляются в хвостовую часть вертолета с носилками. Открывается боковая дверь, и спасатели скрываются в утробе «вертушки». Исчезают ненадолго — появляются уже с пилотом. Аккуратно покидают борт и быстро направляются к санитарному автомобилю. Там их дожидается фельдшер.

Сейчас главное — спасти жизнь пилоту… Определив характер травм и состояние пострадавшего, фельдшер оказывает ему медицинскую помощь. В данном случае — проводит непрямой массаж сердца и искусственную вентиляцию легких.

Двери автомобиля закрываются, и он срывается с места. Пострадавшего эвакуируют в стационарное лечебное учреждение.

…Пока НПСК занималась спасением пилота, пожарная команда спасала вертолет. Первое ее отделение работало на охлаждение носовой части фюзеляжа, чтобы спасти члена экипажа, который находился внутри воздушного судна. Охлаждение происходило посредством напора воды. Но под воздушным судном, как было сказано ранее, произошло возгорание пролива топлива. Обычной водой его не потушить!.. Ликвидировать пламя можно лишь проведением пенной атаки.

Отделение, которое приступило к тушению пожара, впечатлило меня больше всего. Если парни из первого отделения были одеты в привычные оранжевые костюмы, то бойцы второго выглядели по меньшей мере необычно. Их костюмы были серебристые, огнеборцы в них похожи на космонавтов. Теплоотражающий костюм ТОК‑200 — так называется их облачение. Внешне такой спецкостюм действительно напоминает скафандр космонавта.

А теперь представьте себе: четверо пожарных в серебристых скафандрах сражаются в сизой густой дымке с огненной стихией у воздушного судна…

Из остановившегося автомобиля выпрыгивают бойцы в ТОКах.

Действиями, отточенными до автоматизма, они приступают к предварительному развертыванию пожарных рукавов и присоединяют к ним ручные стволы ГПС‑600. Магистральщик в это время подключает стволы к разветвлению трехходовому РТ‑70. Левофланговый ствольщик поднимает руку вверх. Это означает, что к тушению пожара он готов. Следом за ним руку поднимает правофланговый. Даже сквозь смотровые иллюминаторы шлемов видно, как горят у парней глаза!..

Начальник военной команды противопожарной защиты и аварийно-спасательных работ отдает команду на подачу водного раствора пенообразователя. Рукава напряглись от давления — и из стволов хлынула густая пена, покрывая условный разлив топлива пушистым белоснежным ковром высотой по колено.

Дым становится все реже и реже, потом и вовсе рассеивается… Возгорание локализовано, пожар — потушен. За несколько минут огнеборцы избавили вертолет от цепких объятий огненной стихии.

…Чуть поодаль у экскаватора и подъемного крана мелькают парни в оранжевых жилетах. Бойцы инженерно-аэродромной службы должны в кратчайшие сроки восстановить разрушенный участок взлетно-посадочной полосы, пострадавший во время условного авиаудара.

За несколько минут парни очищают участок разрушенной полосы от кусков бетона и щебня, аккуратно выравнивают площадку для установки новой плиты. Еще спустя несколько минут она не без помощи опытного крановщика занимает свое законное место. Взлетно-посадочная полоса вновь готова принимать авиационную технику.

После этого мы направляемся на электрическую подстанцию. По замыслу учения, там необходимо устранить пожар.

На подстанции условно горит разлившееся трансформаторное масло. Тушение пожара на подобных объектах требует особого внимания, ибо, кроме открытого пламени, опасность представляет высокое напряжение. Устранением последствий пожара занимается здесь подразделение МЧС.

Представитель МЧС пояснил: в случае возникновения пожара на таких объектах нужно соблюсти ряд процедур — вызвать представителя энергосетей, заземлить стволы и технику, обесточить трансформаторную станцию, получить письменное разрешение на тушение и лишь после этого приступить к ликвидации пожара.

Организовав заземление техники, руководитель тушения пожара подает команду на подачу стволов для тушения разлившегося трансформаторного масла. Все действия, как и у наших бойцов, — четкие, быстрые, слаженные. На ликвидацию пожара тратят не более пяти минут.

В завершение подполковник Артур Шорох отметил, что места проведения таких учений ежегодно меняются:

— Ротация позволяет военным пожарным научиться укрощать огненную стихию в разных местах, будь то база хранения ГСМ, РАВ или аэродром. Главная задача противопожарной службы — не допустить возникновения пожара. Профилактика — превыше всего! Стоит помнить, что не всегда пожары происходят по вине человека. Помимо чрезвычайных ситуаций техногенного характера, случаются и стихийные бедствия. Наша задача — в любое время дня и ночи быть начеку.

В ходе учения все вводные были отработаны оперативно и на высоком уровне, ликвидированы последствия условного авиаудара, восстановлена взлетно-посадочная полоса и работоспособность аэродрома.

…А на вертолетной площадке, широко раскинув свои длинные лопасти, в лучах заходящего летнего солнца продолжал нежиться легендарный Ми‑26. И лишь хлопья пены, разносимые по аэродрому порывами ветра, напоминали винтокрылому исполину о том, что еще совсем недавно его спасали из объятий огненной стихии.

Майор Вадим Опарин, «Ваяр», фото автора