«Я – «Минск‑30», группа задачу выполнила!»


— «Гранит‑20», я — «Минск‑30»! Группа задачу выполнила! — кричит в трубку сквозь стиснутые от боли зубы радиотелеграфист.

Рядом — на рубеже финишных флажков — лежит разведывательная группа. Бойцы тяжело дышат, по их лицам ручьями льется пот.

— Время!.. — кричит судья и останавливает секундомер…

В Новосибирске завершился самый зрелищный этап армейского международного конкурса «Отличники войсковой разведки» — преодоление комплекса препятствий «Тропа разведчика». Для нашей команды он стал не просто испытанием на ловкость, выносливость и скорость передвижения. «Тропа» проверила еще и силу духа наших разведчиков, их волю к победе. И стремление идти до конца, невзирая ни на что.

Теперь обо всем по порядку.

…Неистово жарит солнце. Душно: дышать нечем… Редкие тучки на небе бросают тень куда угодно, кроме «тропы». Прошедший накануне дождь сделал и без того непростой конкурсный этап еще сложнее: разбросал на всем маршруте лужи, размыл песчаник, превратив его в густую грязь, напитал влагой все без исключения препятствия.

У кромки леса бойцы подгоняют свое обмундирование, проверяют экипировку. И с волнением смотрят на поле, где им уготованы двадцать два сложнейших препятствия. Монотонно звенят патроны — разведчики снаряжают магазины: на этапе им необходимо будет трижды отражать нападение условного противника.

Командир разведгруппы старший сержант контрактной службы Сергей Г. еще раз проговаривает действия каждого на препятствиях.

— Колядич, в «голове» прикрываешь группу ты, в ядре — Толсташев. Стреляет только та сторона, откуда нападение. И тыл: не забываем об этом.

— Ясно! — бойко отвечает вся группа.

— Карась (так у разведчиков называют связистов. — Авт.), лезешь на столб! Достаешь шомпол, пока «голова» занимает позицию. Десять секунд на все, не более.

— Понял!

— На динамической стенке не суетимся!.. Сапер, на тебе «железка». Минируешь рельсы. Подрыв — из-за укрытия. Помощник подрывника, ты устанавливаешь имитатор мины, действуешь по моей команде… Ну все, братцы, пора! Выходим на рубеж белых флагов.

Спустя несколько минут на старте появляется главный судья.

— Время — «ноль»!

Группа мигом построилась. Гвоздят уверенными взглядами судью.

— «Круговая»!..

Разведчики в считаные секунды занимают круговую оборону. Командир поднимает руку вверх: это означает, что группа готова.

— Заряжай!

Зазвенели затворы на автоматах. Парни стиснули зубы, в глазах — боевой азарт. Играют желваки на потных лицах, руки сжимают металл автоматов.

— Вперед! — подает команду судья.

* * *

«Головняк» занимает позицию у макета вертолета для прикрытия группы. Соблюдая боевой порядок, парни один за другим запрыгивают в «вертолет». Командир громко подает команду «Вперед»: теперь разведчиками руководит только он. А судьи лишь наблюдают.

Добавлю: когда командовать разрешено исключительно командиру группы, остальные разведчики могут общаться лишь с использованием имитации звуков окружающей природы — свистом, звериным рыком, пением птиц.

Парни вмиг преодолевают дощатый забор, за ним кирпичную стенку с проломом. На двойном заборе с колючей проволокой пришлось повозиться подольше — препятствие непростое. Но по-прежнему четко звучит команда «Вперед» — и группа уверенно продвигается от препятствия к препятствию. Шуршит под ногами еще мокрая трава, хлюпают берцы по лужам.

Фасад двухэтажного деревянного здания остается позади. «Головняк» подбегает к перекрытому участку хода сообщения. Раздаются выстрелы: справа навстречу группе прет сквозь заросли «противник». Парни ныряют в колодец, правый фланг отражает нападение…

Спустя несколько секунд все разведчики уже у вертикальной стенки.

Первый из них хватается за канат. Уверенно тянется вверх. Руки соскальзывают: канат насквозь мокрый после дождя. Немалые усилия надобны для того, чтобы удержаться на нем.

Но вот боец уже наверху. Преодолевает стенку — и прыжок вниз.

Один за другим составляющие ядро бойцы преодолевают ту стенку.

Настала очередь сапера. Он достигает середины — тянется вверх, руки скользят по мокрому канату… И он срывается вниз!

— Судьи, стоп время! — командует старший судья. — Реанимобиль и врача!

Все ринулись к препятствию: «головняк», тыл, ядро, судьи… Еще какое-то время не верим в произошедшее только что. Сапер стонет от боли, парни поливают его водой, пытаются успокоить. Врач на этапе осматривает сорвавшегося.

Через пятнадцать секунд на рубеже появляется машина-санитарка, за ней сразу же выдвигается реанимобиль. К препятствию мчит врач, за ним санитары с носилками.

— У него болевой шок. Грузим на носилки! — слышим вердикт после осмотра.

Парни растерянно провожают взглядами своего товарища. (Уже вечером тот же врач сообщит разведчикам хорошую новость — опасности для здоровья, переломов, повреждений нет). А потом слышат голос своего командира:

— Распределить имущество сапера между собой. Товарищ судья, группа готова продолжить этап.

Секундомер снова запускают — и парни упорно рвутся вперед. На их лицах теперь вдобавок читается: каждый переживает за пострадавшего друга.

Препятствия одно за другим остаются позади. Завал, малозаметное препятствие (так называемая путанка), проволочный забор на высоких кольях… И команда «Вперед» подается уже заметно тише… Впрочем, разведчики вовсе не сломлены, не упали духом!

Парней подбадривает старший команды полковник Сергей Симкин:

— Нам нельзя сдаваться! Вы сможете — идти до конца!..

* * *

Старший сержант контрактной службы Павел П. ложится перед проволочной сетью на низких кольях, начинает продвигаться вперед по-пластунски. Где-то на середине маршрута движения замечает тонкую леску, проложенную поперек препятствия к гранате. Растяжка!.. Достав зажигалку из разгрузки, Павел пережигает ее и нейтрализует препятствие. Группа может смело продвигаться дальше.

Финиш уже рядом — лишь четыре препятствия впереди.

После очередного отражения нападения противника, преодоления участка железной дороги с часовыми и динамической стенки подается команда «Газы». Сквозь смотровые стекла противогазов видно, как пот заливает ручьями уставшие глаза бойцов. Тяжело дыша, головной дозор ныряет в «подземелье», за ним — ядро группы.

Вот уходит туда же радист ефрейтор контрактной службы Евгений М. Но с обратной стороны канализационной системы долго не появляется: что-то случилось?.. Вдруг на ободке бетонного колодца появляются руки, потом голова радиста. Подтянувшись, он пытается вылезти.

— Ногами! Ногами помогай себе!.. — кричит кто-то бойцу.

А тот, оказывается, во время прыжка в темный колодец приземлился на обломок гранита — и подвернул ногу… Да что ж это за напасть такая!

— Судьи, стоп время! — снова кричит главный судья.

— Нет! — перебивает его радист. — Все в порядке!

— Ты же не дойдешь до конца!..

— Не дойду, но доползу! — обещает судье, стиснув от боли зубы, боец-связист.

Главный судья не верит своим ушам. Мы все не верим своим ушам!.. Вот он воочию, бойцовский дух настоящего белорусского воина, стремящегося к победе.

…До финиша считаные метры. Через ров с водой радиста нес на своих плечах разведчик-санитар.

Когда команда преодолела препятствие, все с надеждой посмотрели на радиста. А тот встал на одну ногу, оперся свободной рукой на автомат и… прыжками направился к столу с радиостанцией. Хотя адская боль разрывала стопу изнутри.

И все мы услышали долгожданное:

— «Гранит‑20», я — «Минск‑30»! Группа задачу выполнила!..

* * *

Финишировали они со звучной поддержкой —  под крики парней из других команд-участниц. Затем те по очереди подходили пожать руки нашим разведчикам. Старший команды Узбекистана с уважением сказал:

— Сегодня вы дали нам хороший жизненный урок. Несмотря ни на что, сжав зубы, через боль идти вперед! На «тропе» мы увидели настоящих воинов.

Майор Вадим Опарин, «Ваяр», фото автора

Новосибирск — Минск