Золотая свадьба


…Как-то нахлынуло на нас с мужем ностальгическое настроение, захотелось пересмотреть видеозапись своей свадьбы. Старшему сыну на тот момент было около пяти лет. Он тыкал пальцем в экран и произносил:

— Вот мама, ага, деда, вот бабушка… Мама, а где мы с Гришей были тогда?

Вопрос рассмешил, пришлось объяснять, что значит «в проекте»… Но и заставил задуматься. Для маленького ребенка, начинающего осознавать себя, мир вокруг является как бы основой: раз есть он сам, значит, всегда есть и родители, и все вместе они — неразрывное целое.

Оглядываясь на свое детство, понимаю, что именно чувство целостности, понятие «мы — семья» и стало для меня опорой в дальнейшей жизни. «Мы» существовали всегда — ячейка общества, состоящая из мамы, папы, меня и сестры.

А ведь когда-то были просто ОН и ОНА. Встретились в стенах столичного университета. Он — уже отслуживший «срочку», поработавший на заводе молодой человек, студент факультета журналистики. Она — одна из лучших студенток филфака, приехавшая из районного центра Гомельской области.

Как возникает чувство, как рождается желание создать семью — это всегда тайна двоих. Да ну, возразят мне, сколько книг написано, историй рассказано и снято фильмов — все давно известно. Истории, может, и все известно, да только каждому человеку надо пережить свою минутку, когда приходит открытие и внутренняя вера: вот с этим человеком хочу быть и в горе, и в радости… И только время показывает, насколько истинным было желание…

6 августа мои родители — Борис Макарович и Татьяна Григорьевна Ткаченко — отметят пятидесятилетие совместной жизни. Золотая свадьба! Пятьдесят лет верности семье!

Как годы пролетели! И мои воспоминания — мое богатство. Папа стал офицером, военным журналистом. Маме только после окончания университета удалось поработать учителем русского и белорусского языка и литературы. А дальше как жене офицера в Советском Союзе ей было уготовано судьбой следовать за супругом, и не всегда имелась возможность работать по специальности. Мама стала корректором. И за границей, в Польше и Чехословакии, им повезло работать вместе в редакциях военных газет групп советских войск.

Дома всегда обсуждались рабочие вопросы. Так с самого детства газета вошла в мою жизнь. У меня формировалось представление, что такое процесс создания газеты: вычитка полос, правка гранок, задержка номера, командировки, написание материала в четыре утра, сверка по энциклопедиям, диктовка по телефону (какие там сотовая связь, Интернет, компьютер?!)… И уже тогда было твердое понимание: у ежедневной газеты своя жизнь и свои правила — ну и что, что уже семь вечера и рабочий день окончен. Ну и что, что выходной у всей страны — газета-то должна выйти с утра. Понимание рабочего процесса друг друга помогало в жизни родителям. Со временем отец и меня привел в военную газету.

У папы всегда были увлечения, или хобби — по современным понятиям. Охота, рыбалка, сбор грибов, волейбол. В детстве мне даже довелось помогать заправлять патроны порохом для охотничьего ружья. Зайцы, куропатки, фазаны, косули, кабаны — охотничьи трофеи, которые мы «откушали». И свежая рыбка на завтрак, когда папа ухитрялся встать засветло, дойти до ближайшего озера (речки, канавы), поймать, принести, почистить, пожарить, подать нам рыбу — а мы с сестрой капризно так: «Ох, опять эта ры-ы‑ыба…».

И из любой своей поездки папа возвращался с букетиком полевых цветов для мамы.

А дом человеку нужен всегда. Пусть даже это временное служебное жилье — но ведь в нем присутствие тепла и уюта, который может создать лишь женщина. Мама ждала всегда и всегда верила в лучшее. Уже в моей взросло-семейной жизни мудро утешала: «Плохие вести прилетают быстро, а ты помни, что все хорошо, все образуется, все вернутся». Мама прекрасно вяжет и шьет. Мое платье на выпускной школьный вечер и свадебное платье — произведения ее талантливых рук — хранятся до сей поры.

А еще в нашей семье не переводились книги и … животные. Интересные книги в советское время можно было приобрести либо по блату, либо по различным подпискам, полученным по записи.

Особой страстью отца были певчие птицы. На кухне стояли клетки с чижиками, щеглами. Он с ними всегда разговаривал, и птахи щебетали в ответ. На какой-то праздник я созвала своих одноклассников, родители деликатно нас оставили, но папой был дан такой наказ: «Я пойму, если вы все здесь разнесете, хоть телевизор роняйте, но если, не дай Бог, пострадают птички или аквариум — головы всем поотрываю!».

Коты и собаки — тоже часть нашего детства с сестрой, про каждую живность можно истории писать… И еще: с детства у меня, старшей, почему-то никогда не было чувства ревности к младшей сестре. Потому что она — это «мы», наше целое.

Ох, река воспоминаний! Не остановить. И мы будем вспоминать и благодарить. За тепло и любовь, за надежды и мечты, за поддержку, понимание. У меня и сестры уже свои семьи, родителей перевели в разряд дедушки и бабушки, и очень хорошо теперь понимаю фразу «За все проблемы от детей внуки отомстят». Только когда растишь своих детей, в полной мере понимаешь, какие трудности приходилось преодолевать родителям. Кажется, все понятно втолковала своему сыну, по-другому и быть не может, ан нет — найдет свои грабли, а сердце родительское сжимается от боли… И где-то на краю сознания: «А ведь мои родители когда-то подобное перенесли»…

Золотая свадьба. Золотые годы. И не надо грустить. В жизни еще много интересного. Хотим пожелать здоровья, светлых дней, добрых воспоминаний и новых впечатлений. А мы все — дочери, зятья, внуки — безумно вас любим и обещаем беречь.

Юлия Птичкина, фото автора