Впереди – последний рывок…


«Армейские международные игры — 2017»

…Минно-взрывное заграждение осталось позади — и группа рванула вперед. Каждый из бойцов занял свою позицию на рубеже открытия огня. Они ждут. Ждут, когда в глубине мишенного поля появится «противник». Главная цель предстоящей засады — внезапность.

Вдруг раздается оглушительный грохот гранатомета. С той самой секунды полигон Кольцово близ Новосибирска погружается в какофонию автоматных и пулеметных очередей, приправленных густым ароматом жженого пороха. Земля под ногами раз за разом дрожит от гранатометных выстрелов. Мишени то и дело появляются и исчезают. Брызги стекла разлетаются во все стороны, но стрелки и не думают прекращать пальбу. Каждая мишень должна быть поражена!..

На полигоне Кольцово завершился очередной этап международного конкурса «Отличники войсковой разведки». На протяжении четырех дней участники состязания не только демонстрировали стрелковые навыки, умение преодолевать минные поля, но и отражали внезапные нападения «противника», устраивали на него засаду. Об этом — в сегодняшнем репортаже.

…Очередной день состязания обещал быть жарким. Бойцам необходимо преодолеть мирно-взрывное заграждение (МВЗ). Этот специфичный враг, которого на участке протяженностью пятьдесят метров стоит бояться, невидим для обывателя — тем не менее реален. Хитроумные растяжки и мины нажимного действия на столь небольшой дистанции разбросаны везде и всюду, хорошенько припрятаны — и в предвкушении светозвукового шоу, ждут «гостей».

Саперный щуп медленно, осторожно входит в землю. Над МВЗ — звенящая тишина. Тихо настолько, что слышно, как песок царапает входящий в грунт металл. От этого звука аж скулы сводит…

Лицо разведчика напряжено. Уверенный взгляд — и он словно вгрызается в каждый сантиметр земли в поисках опасности.

Внезапно острый наконечник о что-то звякнул. Мина!.. Разведчик осторожно исследует место рядом: чисто. Втыкает вешку (специальный колышек, обозначающий тот участок земли, где разрешено ступать ногами. — Авт.) и направляется дальше.

Второй разведчик идет по пятам. В буквальном смысле слова шаг в шаг. Отклонение от маршрута смерти подобно…

Нагнувшись чуть ниже, направляющий замечает тонкую леску, натянутую поперек МВЗ. От неожиданности боец задерживает дыхание… Затем, отклонившись чуть назад, облегченно выдыхает.

Пронесло… Он практически прикоснулся к леске носом. Налево она уходит к гранате, направо — к кольцу (леска протянута через него, уходит под углом вперед и вниз).

«Хитро придумано!» — мелькнула мысль у направляющего. Боец ловким движением достает полосатые ленточки и обозначает опасный участок. Теперь каждый идущий позади поймет: будь внимателен — тут растяжка. Продвигаясь метр за метром, бойцы все ближе и ближе к финишу.

В двух метрах от границы МВЗ в несколько рядов натянута «колючка». А в густой траве, практически прикасаясь к земле, извивается зигзагом еще одна растяжка… Стоит отдать должное тем, кто устанавливал гранаты и мины: смертельная ловушка настолько хорошо замаскирована, что ее практически не видно.

Командир группы замирает, чувствуя что-то неладное. Нутро подсказывает опытному бойцу: присмотрись получше. Командир пристально всматривается в слегка примятую траву — и замечает зеленый колышек и несколько сантиметров тонкой лески, которая скрывается под травой.

Кое-как изловчившись, он ступает на уже неопасный грунт за границей МВЗ. А там, где только что была его нога, втыкает в землю еще одну вешку.

Пробежав вперед несколько десятков метров, он падает на землю и подает команду группе. К преодолению препятствия приступают остальные разведчики. Бойцы один за другим, проходят МВЗ, а замыкающий убирает на пути все «улики». Любая оставленная здесь метка или вещь — штрафной балл.

* * *

Заняв круговую оборону, разведчики ждут команду выдвигаться на рубеж открытия огня.

А затем они срываются с места и, соблюдая боевой порядок, мелкими перебежками направляются к рубежу открытия огня. Они чертовски устали. Ноги словно ватные, цепляются за густую траву — но бойцы бегут. Каждый из них здесь и сейчас готов отразить нападение «неприятеля».

Рухнув на рубеже и затаив дыхание, они приступили к наблюдению. Сквозь прицелы сверлят взглядами мишенное поле.

И в эту секунду стрелки́ замечают вдалеке движение. Появляется движущаяся с большой скоростью мишень, обозначающая БТР. Именно в нее целится гранатометчик. Выстрел! Задрожала земля под ногами.

В этот момент вся группа шпигует свинцом мишень ракетной самоходной установки РСУ, что появилась чуть поодаль. За ней снова появляется БТР, затем боевая машина пехоты… А дальше как по нотам: мишень грудная, атакующая группа пехоты, пулеметный расчет, снайперские пары — одна мишень сменяет другую.

А мишени те весьма необычные. Сделаны они из… окрашенного в зеленый цвет стекла. При попадании в них сотни, тысячи осколков разлетаются во все стороны, обнажая фанерную основу. И каждый на рубеже открытия огня может сразу же удостовериться, попал он в цель или нет.

Не жалея патронов, стрелки кладут на землю мишени одну за другой. Пальба не прекращается ни на секунду. То и дело до ушей долетает звон бъющегося стекла.

…Спустя несколько минут полигон погружается в тишину. А сквозь пороховую дымку мелькают силуэты разведчиков: теперь им необходимо максимально быстро покинуть рубеж открытия огня.

— Отход! — нарушает наступившую было тишину крик командира.

Мелкими перебежками группа направляется в пункт сбора. Но и на этом не все. Разведгруппа вновь занимает круговую оборону, радист разворачивает радиостанцию…

— «Гранит‑20», я — «Минск‑30», группа задачу выполнила! — спешно кричит он в гарнитуру.

— Вас понял!

— Время! — командует главный судья, останавливая секундомер.

Лишь после этого четвертый этап для нашей команды завершается. Бойцы скидывают рюкзаки с натертых тяжелой ношей плечей. Кто-то тихо просит воды, иной сверлит потерянным взглядом лесную чащу… А кто-то жадно хватает ртом пропахший порохом воздух, попросту пытаясь отдышаться.

— Отстрелялись, — шепчет командир группы, облокотившись о шершавый ствол березы.

Бойцы молчат. Они устали, бесспорно. А впереди последний рывок — пятый этап состязания войсковых разведчиков.

Майор Вадим Опарин, «Ваяр», фото автора Новосибирск — Минск