«Запад‑2017»: основы стратегического сдерживания


Непрекращающееся нарастание конфронтационной риторики со стороны представителей целого ряда стран — членов НАТО по поводу предстоящего белорусско-российского совместного стратегического учения «Запад‑2017» создает предпосылки для обострения международной напряженности в Восточно-Европейском регионе коллективной безопасности. Наиболее резкие заявления исходят от представителей Польши и прибалтийских государств. Чем это обусловлено? На наши вопросы отвечает ведущий научный сотрудник НИИ Вооруженных Сил, кандидат военных наук полковник в отставке Михаил Крипиневич.

— Михаил Романович, казалось, риторика холодной войны давно канула в Лету. В чем же причина того, что лидерами конфронтационной риторики оказались представители элит прибалтийских государств и Польши?

— Основная причина подобного поведения заключается в том, что, критикуя учение «Запад‑2017», военно-политическая элита Эстонии, Латвии, Литвы и Польши демонстрирует лояльность к НАТО. Никаких геополитических дивидендов эти страны не получают. У них в принципе не может быть никаких собственных геополитических интересов. Они слишком слабы экономически. Геополитический выигрыш, например, от размещения на их территории воинского контингента НАТО под предлогом «предотвращения российской агрессии» может получить только сильный в военном отношении игрок на международной арене. И в данном случае им является даже не Брюссель, а Вашингтон. Антироссийская информационная кампания в этих государствах также имеет внутриполитические цели, в частности, отвлекает внимание граждан от социально-экономических проблем.

— В чем же суть учения «Запад‑2017»?

— Совместное белорусско-российское учение «Запад» является плановым и проводится каждые два года в соответствии с решением президентов России и Беларуси от 29 сентября 2009 года. В 2017 году на нем будет отрабатываться применение Региональной группировки войск (сил) (РГВ(с) в интересах обеспечения военной безопасности Союзного государства.

Учение пройдет в два этапа на территории России и на семи полигонах Беларуси, причем расположенных на значительном расстоянии от государственной границы. В частности, в Березовском, Борисовском, Ивацевичском, Лепельском, Осиповичском, Полоцком, Пружанском районах. В нем  на территории Республики Беларусь примут участие 10.200 военнослужащих, до 370 единиц боевой техники, в том числе 140 танков, 150 артиллерийских установок и РСЗО, а также свыше 40 летательных аппаратов.

О том, что «Запад‑2017» имеет оборонительный характер и не несет угрозы странам НАТО, неоднократно заявляли Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко и министр обороны генерал-лейтенант Андрей Равков. За годы их проведения все учения «Запад» были максимально «прозрачными», если пользоваться терминологией генерального секретаря НАТО Й. Столтенберга и командующего сухопутными войсками вооруженных сил США в Европе генерал-лейтенанта Б. Ходжеса. На них присутствовали представители многих зарубежных государств, стран — членов НАТО. Кроме того, они широко освещались СМИ.

— В ряде зарубежных СМИ указывалось, что госзаказ ОАО «Российские железные дороги» на 2017 год по объему воинских перевозок составил около четырех тысяч вагонов, и на этом основании делался вывод о подготовке России к агрессии в отношении Беларуси. Как вы можете это прокомментировать?

— Это абсолютная чушь. На 20 июня 2017 года для обеспечения совместных мероприятий оперативной и боевой подготовки ОАО «Российские железные дороги» осуществлено воинских перевозок в объеме 104 вагона. Из них на учение подразделений ССО и ВДВ было выделено восемь вагонов; на «Славянское братство» — 52; на «Мирный Неман» — 44. В течение оставшегося времени запланировано использование еще 2.650 вагонов. Из них на совместные стратегические учения тыла и вооружений — 660 вагонов, на «Запад‑2017» — 2.050 вагонов. В резерве остается 1.408 вагонов.

2.050 вагонов — это настолько мизерная цифра в области решения задачи переброски личного состава и военной техники, что ни о какой агрессии в отношении Беларуси, а также Польши и Прибалтики не может идти речи даже гипотетически.

— Как известно, масштабные мероприятия боевой подготовки требуют соблюдения определенных международных процедур.

— Именно так. Как неоднократно заявлял Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко на многочисленных совещаниях по вопросам безопасности, учение «Запад‑2017» будет максимально открытым. Министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу отметил, что «в установленные международными договорами сроки наши партнеры получат более детальную информацию об этом учении как по дипломатическим каналам, так и через средства массовой информации».

В настоящее время известно, что официальные приглашения на учение «Запад‑2017» уже получили международные наблюдатели от ОДКБ, ЕАЭС, СНГ и, собственно, НАТО. В этой связи любые обвинения в адрес представителей военно-политического руководства Беларуси и России о закрытом характере учения — абсолютная ложь.

— За подобного рода ложью часто скрываются те или иные опасения. В чем они заключаются?

— Причина опасений руководства НАТО в отношении учения «Запад‑2017» объясняется тем, что военно-политическая обстановка на Европейском континенте продолжает оставаться нестабильной — это является следствием борьбы за сырьевые и иные ресурсы, а также попыткой транснациональных элит сохранить глобальное доминирование США. Но это мотивация в большей степени из геоэкономической сферы. Есть и чисто военная — оправдание совершенствования системы оперативной и боевой подготовки как основы обеспечения высокого уровня боеготовности своих сил и фактор устрашения своих восточных «партнеров» в лице России и ее стратегического союзника — Беларуси.

В случае с белорусско-российскими учениями действия военно-политического руководства НАТО направлены на сокрытие своих промахов в борьбе с террористической организацией ИГИЛ на Ближнем Востоке и провала процесса демократизации в странах Юго-Восточной Азии и Африки. То есть основными задачами информационной кампании в отношении учения «Запад‑2017» является отвлечение общественности от социально-экономических и военно-политических проблем в США и ЕС, а также возложение ответственности за их появление на Россию.

Подобный подход наблюдается на протяжении нескольких месяцев при освещении западными СМИ конфликта в Сирии, когда появление огромного количества беженцев в Европе связывают с операцией российских ВКС в этой стране, а не с боевыми действиями ИГИЛ и так называемой умеренной сирийской оппозиции, финансируемой США и их союзниками. При этом западные СМИ не указывают, что значительное количество беженцев в странах ЕС не из Сирии, а из… Афганистана и Ирака, где России нет, но зато есть коалиционные силы во главе с США, ВВС которых регулярно «по ошибке» наносят ракетно-бомбовые удары по гражданским объектам, в результате чего гибнут мирное население.

— Даже беглый анализ учений НАТО в Восточно-Европейском регионе коллективной безопасности позволяет сделать вывод о планомерном наращивании интенсивности мероприятий оперативной и боевой подготовки.

— Да, и это во многом, кстати, объясняет причину нарастания агрессивной риторики с их стороны. Так, под предлогом защиты от «российской угрозы» в последнее время продолжился рост количества мероприятий оперативной и боевой подготовки НАТО. Вблизи границ Союзного государства в текущем году намечено проведение 28 учений (в 2016 году их было 16) — то есть два-три ежемесячно. При этом если продолжительность учения «Запад‑2017» составляет семь суток, то у ОВС НАТО — более 10. В частности, в 2017 году Sea Shield длились 11 суток, а Dragon — 28. В 2017 году свою территорию для учений НАТО предоставят Польша, страны Прибалтики, Румыния, Болгария, Венгрия.

— Учения НАТО, также как белорусско-российские, носят оборонительный характер?

— Не совсем так. Мероприятия боевой и оперативной подготовки НАТО проводятся по единому замыслу и плану с отработкой вопросов не столько оборонительного, сколько наступательного характера: высадки десантов, преодоления минно-инженерных заграждений и т. д.

Например, главной целью учения Bison Drawsko (11–24 февраля 2017 года) являлась отработка вопросов форсирования водных преград, а также взаимодействия между видами и родами войск. Особый интерес представляет учение Allied Spirit VI (ФРГ, 8–13 марта 2017 года): половина из трех тысяч его участников являлись американскими военнослужащими из 173‑й воздушно-десантной бригады, 10‑й группы сил специальных операций, национальной гвардии (штаты Оклахома, Мичиган), а также резервисты (штат Миннесота). Основная цель данного учения заключалась в «координации латышских и эстонских военных с американскими, в том числе с бойцами сил специальных операций, во время антиправительственных выступлений русскоязычного населения» в странах Балтии. Следует подчеркнуть, что в НАТО считают вполне реалистичным сценарий захвата российскими Вооруженными силами так называемого Сувалкского коридора (65‑километровая территория Польши, отделяющая Калининградскую область от Беларуси) и оккупации за три дня Литвы, Латвии и Эстонии.

В заключение следует отметить, что, в отличие от НАТО, интенсифицировавшего в последнее время проведение вблизи границ Союзного государства командно-штабных учений, маневров и специальных тренировок, Россия и Беларусь никаких ответных шагов не предпринимают. Все проводимые нами учения являются плановыми. Они не несут никакой угрозы соседним странам, достаточно широко освещаются журналистами и, по сути, выступают фактором сдерживания от возможной агрессии.

Беседовал Константин Егоров, фото автора